Интегрированный урок "Большой террор" 8-11 класс

1
Интегрированный урок истории и литературы по теме «Большой террор»
Цели урока:
Представить учащимся «Большой террор» как историческое явление, способствовавшее укреплению
тоталитарного режима в СССР; познакомить с документальными материалами и художественными произведениями,
воссоздающими эпоху сталинского террора; выяснить причины, побуждающие историков и писателей вновь и вновь
обращаться к трагическим страницам отечественной истории; уметь делать политические, нравственные, философские
выводы, вытекающие из исторических документов и литературных произведений.
Учитель истории: Здравствуйте, ребята! Сегодняшняя наша встреча необычна это урок истории и
литературы. Речь пойдёт о 30-х годах 20 века, которые оставили неизгладимый след в истории нашей страны.
Этот период вот уже несколько десятилетий называют «Большим террором».
Общественную систему, сложившуюся в СССР к концу 30-х годов, многие исследователи
характеризуют как тоталитарную.
Тоталитаризм режим государственной власти, характеризующийся всеобъемлющим контролем над
всеми сторонами жизни общества.
- Вспомните, каковы основные признаки тоталитаризма? онтроль за свободой мысли и подавление
инакомыслия; разделение населения на наших и «не наших»; особый тип человека – «человек- винтик»;
вмешательство в личную жизнь; особая роль вождя).
Дж. Оруэлл, автор известного романа «1984» писал: «Формула тоталитаризма: «Ты обязан!». Это
говорит о том, что тоталитаризм держится не только на страхе и насилии. Огромную роль играет идеология,
обращенная не столько к разуму, сколько к чувствам, инстинктам.
«Большой террор» можно рассматривать как серию тщательно спланированных централизованных
карательных операций против различных категорий населения, которые воспринимались руководством
страны в качестве потенциальных или реальных врагов режима.
Главным управлением исправительно-трудовых лагерей, символом бесправия, рабского труда и
произвола в советском обществе эпохи сталинизма стал ГУЛаг лавное управление лагерей и мест
заключения).
Численность заключенных в лагерях и колониях ГУЛАГа в 1938 году - 1881570 человек, число
умерших - 108654 человек.
Ведущий 1: «Постановлением ЦИК и СНК СССР от 1 декабря 1934 года следствие по делам о так
называемых террористических организациях и террористических актах должно было вестись в ускоренном
порядке, судебное слушание производится без участия сторон и без вызова свидетелей. Смертные
приговоры приводились в исполнение немедленно. Заработала кровавая машина, сотни тысяч ни в чем не
повинных людей стали «врагами народа», «шпионами», ушли в небытие, превратились в «лагерную пыль».
Пощады не было никому. Страшные приговоры без особых разбирательств подписывались высшим
руководством страны, не глядя, общими списками, до 500 человек одновременно».
Учитель истории: В 1923 году было организованно первое в СССР «исправительно-трудовое»
учреждение – Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН).
Группа учащихся читает наизусть стихотворение «Ликуй, Москва. Москва, ликуй».
Ликуй, Москва. Москва, ликуй.
И в торжестве весь край.
Никто в лагерях не смеется,
Когда в Москве встречают 1-й Май.
Я видел много там народу,
В Москве, на Красной площади,
Где конный резерв хранит
Свой социалпорядок.
Красиво блещут нам знамена,
Матросы речь там говорят,
Ура! И все сплелось в сплошном бреду.
В бреду коммунистического рая.
А там далеко в лагерях
Катают волоком баланы,
Гудит лучек в стальных руках,
Под натиском людского урагана.
Тайга дорогу уступает.
2
Сплошным рядом идет за баланом балан,
И только слышно: «лови».
А на каждом балане написано кровью:
«Лесоруба спаси».
Вот он вышел измучен,
Избитый прикладом,
С ровными складками губ,
С душою прикрытою, рваным бушлатом,
На трибуну Соловецкий лесоруб.
Он говорил и, комкая слова блинами,
Из легких выжимая последний сок:
«Товарищ Сталин, мы тоже с вами.
Мы тоже выполняем пятилетку
В короткий срок».
Он говорил, в душе лилися слезы,
Не смея об этом сказать,
Что путь от Соловков
До центра России
Трупами можно устлать.
Я выходил на развод,
Был сильно болен.
На работу не в силах идти,
108 баланов урочная норма,
Вот в чем заключалась жизнь.
Нарядчик, надрывая луженую глотку,
Чтоб до последнего сделать развод,
Спины несчастных ломая дубиной,
По 20 человек пускал в расход.
Баланы на бирже, а люди в расходе,
Ужасная воньга наводит мне жуть,
А лес здесь тяжелый, особой породы,
Сдавил молодецкую грудь.
Там грузят трюма
Иностранные судна.
Эй вы, англичане!
Протрите глаза.
Вот вам баланы напитаны кровью,
На жилах висит лесоруба рука.
Вот взмах топора,
И нет руки лесоруба.
О!!! Мама я пью окровавленный ром.
Так будь же ты проклят,
Весь северный край.
Так будь же ты проклят,
Весь этот заслон.
Никто в лагерях не смеется,
Когда в Москве встречают 1-й Май.
Не тебя ли Москва и Россия просили,
3
Когда прекратить в Соловках произвол?
Москва и не знала, Россия молчала.
Так вам, англичане,
Большое спасибо,
Что вы отказались кровавый брать лес.
Учитель истории: Спустя почти век у нас есть возможность представить реальную картину жизни
советского заключенного узника Соловецкого лагеря особого назначения благодаря книгам-воспоминаниям
(«С.Л.О.Н. Соловецкий лес особого назначения» Киселев-Громов Николай Игнатьевич, «Святилище
Распятого Агнца» Архиепископ Иоанн (Береславский), А.И.Солженицын «Архипелаг ГУЛАГ»и др.)
Ведущий 2: «Зимой в товарном вагоне неимоверно холодно, так как печи в нем нет; совершенно
темно ни ламп, ни свечей не выдается. Очень грязно, а главное, неимоверно тесно; никаких приспособлений
для лежания или сидения не выдается, и заключенным приходится всю дорогу стоять; сесть не могут из-за
тесноты: в товарный вагон без нар сажают не менее 60 человек». («СЛОН. Соловецкий Лес Особого
Назначения.» Николай Игнатьевич Киселев-Громов)
Ведущий 1: Прибытие в СЛОН и муштровка
«Часа три-четыре обыскиваются заключенные, а каждый в отдельности 30-40 минут«Сними
штаны», «сними сапоги», «открой рот», «подними руки», «покажи уши», - то и дело слышится команда
чекистов надзирателей. Приходилось наблюдать: выдерет чекист у заключенного откуда-нибудь клочок
исписанной бумажки и «читает», а сам ни аза, ни буки не знает и часто бумажонку держит низом вверх».
(«СЛОН. Соловецкий Лес Особого Назначения.» Николай Игнатьевич Киселев-Громов)
Ведущий 2: Чем же питались заключенные?
«Основная пища заключенного состоит из 1 килограмма в день черного и всегда сырого хлеба и пшена,
из которого утром готовят кашу, а вечером супСахару заключенный получает 400 грамм в месяц. Чая он
не получает и пьет голый кипяток. Не полагается ему и табак махорка». («СЛОН. Соловецкий Лес Особого
Назначения.» Николай Игнатьевич Киселев-Громов).
Ведущий 1: « заключенного раздевают до белья. Раздетые заключенные должны сидеть в
громадном и холодном помещении по 12 часов в деньвытянув руки на колени и молча глядя перед собой. Если
заключенный пошевелится надзиратель молча подходит к этому заключенному бьет его прикладом
винтовки по спине и молча отходит. Все получают 300г хлеба в день и три раза в неделю горячую воду, в
которой варилось пшено».
Ведущий 2: Расстрелы.
«На Секирку вели пешком. Унылая дорога в полторы версты... С Секирки уж точно никто не
возвращался. Сюда вели на расстрел, на последнюю пытку. Расстрел, например, полагался как последнее
утешение измученным... Расстрел считался (по ангельским меркам) самой щадящей формой перехода в
вечность... Расстрельная команда красноармейцев в серых одеждах с винтовками выполняла то, что ей
приказывали свыше: строила в ряд, пускала пулю в спину...» (Архиепископ Иоанн (Береславский). Святилище
Распятого Агнца. Москва, 2001 г.)
Ведущий 1: Пытки.
Людей загоняли по горло в приозёрную топь и держали в ней. Заключенного раздевали и оставляли
умирать в лесу летом на съедение комарам, зимой на морозе.
Привязывали человека к бревну и спускали его по ступеням крутой лестницы Секирной горы (300
ступеней). От человека оставался только кровавый мешок с костями.
Запрягали лошадь в пустые оглобли, а к оглоблям привязывали ноги виновного, на лошадь садился
охранник и гнал её по лесной вырубке, пока несчастный не издавал последний вздох.
Учитель истории: Захар Прилепин – известный современный писатель, публицист, бизнесмен и
филолог. Его биография полна значимых событий. Писатель, которого сегодня знают многие, шел к славе
извилистым путем, перепробовав много специальностей. Именно такая насыщенная жизнь помогла ему
создавать уникальные произведения, которые Прилепин пишет в стиле фантастики и реализма. Его роман
«Обитель» о жизни Соловецкого лагеря особого назначения в 1920-х годах вошел в список финалистов
премии «Большая книга» и в длинный список премии «Русский Букер» за 2014 год. Популярность романа
растет буквально с каждым днем, отзывы на «Обитель» порой противоречивые, но большая часть их о том,
насколько правдиво изображен быт лагерников.
Учитель литературы: «Горька судьба поэтов всех времён. Тяжелее всех судьба казнит Россию»
(Вильгельм Карлович (Кюхельбекер). Эти строки поэта также можно отнести и к жизни А. И. Солженицына,
В.Шаламова, Б.Ручьева, о творчестве которых пойдет речь дальше.
4
***
Ведущий 3: «Я делаю выводы не из прочитанных философий, а из людских биографий, которые
рассматривал в тюрьмах» (А.И. Солженицын)
Алекса
́
ндр Иса
́
евич Солжени
́
цын - советский, российский писатель, прозаик, драматург, публицист,
общественный деятель. Лауреат Нобелевской премии по литературе. Диссидент. Сыграл одну из ключевых
ролей в разоблачении сталинских репрессий.
27 июля 1945 года Солженицын был осуждён на восемь лет исправительно-трудовых лагерей по
статье 58-й Уголовного кодекса, пункты 10 и 11. С этого времени начинается лагерно-ссыльный период в
жизни Солженицына. Сначала Солженицын содержался в лагерях под Москвой и в Москве. С 1950 года его
перевели в Экибастуз (Казахстан)
После смерти Сталина (1953) писателя освобождают, и для него начинается новая жизнь.
Оценивая лагерный период, Солженицын увидел в нем не только нравственные и иные муки, не
только несправедливость, несчастье и страдание, но и положительное содержание. Писатель понял посланное
ему испытание как «Божий указ». Без лагерной жизни, говорил и писал Солженицын, он стал бы плохим
писателем, потому что не имел бы такой жизненной школы и такой глубины понимания жизни, какую дал ему
лагерь.
Чтец:
Рассказ «Дыхание»
Ночью был дождик, и сейчас переходят по небу тучи, изредка брызнет слегка. Я стою под яблоней
отцветающей и дышу. Не одна яблоня, но и травы вокруг сочают после дождя и нет названия тому
сладкому духу, который напаивает воздух. Я его втягиваю всеми лёгкими, ощущаю аромат всею грудью,
дышу, дышу, то с открытыми глазами, то с закрытыми не знаю, как лучше. Вот, пожалуй, та воля та
единственная, но самая дорогая воля, которой лишает нас тюрьма: дышать так, дышать здесь. Никакая еда на
земле, никакое вино, ни даже поцелуй женщины не слаще мне этого воздуха, этого воздуха, напоённого
цветением, сыростью, свежестью. Пусть это только крохотный садик, сжатый звериными клетками
пятиэтажных домов. Я перестаю слышать стрельбу мотоциклов, завывание радио
***
Видеофрагмент «Дорога в ад»
«Врагов народа» — целый эшелон москвичей — везли сорок пять суток. Теплая тишина летних ночей,
глупая радость тех, кого везли в теплушках по тридцать шесть человек. Обжигая тюремную бледную кожу
горячим ветром из всех вагонных щелей, люди были счастливы по-детски. Кончилось следствие. Теперь их
положение определилось, теперь они едут на золотую Колыму, в дальние лагеря, где, по слухам, сказочное
житье. (В.Шаламов «Дорога в ад»)
Чтец:
Здесь все, как в Библии, простое –
Сырая глина, ил и грязь.
Здесь умереть, пожалуй, стоит,
Навек скульптурой становясь.
Пусть каждый выглядит Адамом,
Еще не заведенным в рай.
Пусть никаким Прекрасным Дамам
Не померещится наш край.
И прост ответ на те вопросы,
Что даже ставились с трудом,
Как стать холмом или торосом,
Человекоподобным льдом.
Весь мир в снегу в пурге осенней.
Взгляни: на жизни нет лица.
И не обеща