Урок внеклассного чтения "ТЕМА ВОЙНЫ В «МГНОВЕНИЯХ» ЮРИЯ БОНДАРЕВА" 10 класс


Харитонова Ольга Николаевна, МБОУ гимназия им. И.А. Бунина г. Воронежа
ТЕМА ВОЙНЫ В «МГНОВЕНИЯХ» ЮРИЯ БОНДАРЕВА
Урок внеклассного чтения (2 часа)
10 класс
Тип урока: урок усвоения нового материала (внеклассного чтения)
Цели урока:
1) познакомить обучающихся (обзорно) с творчеством Ю.В. Бондарева;
2) выявить гуманистический смысл и антивоенную направленность цикла лирических миниатюр
Ю.В. Бондарева «Мгновения».
Задачи:
1) совершенствовать навык выразительного чтения;
2) развивать творческие способности учащихся.
Требования к уровню подготовки обучающихся
Обучающиеся должны знать, понимать:
- идейно-нравственное содержание, антивоенную направленность лирических миниатюр Ю.В.
Бондарева.
Обучающиеся должны уметь:
- воспроизводить содержание отдельных эпизодов и всего произведения в целом;
- анализировать и интерпретировать литературное произведение, используя сведения по истории и
теории литературы и необходимые литературоведческие термины;
- соотносить изучаемое произведение с фактами общественной жизни и культуры;
- выявлять авторскую позицию в произведении;
- выразительно читать фрагменты изучаемого произведения;
- аргументированно формулировать свое отношение к прочитанному произведению
(монологическое высказывание по исследуемой проблеме, а также в ходе дискуссии, беседы).
Компетенции, на развитие которых направлена учебная деятельность на уроке:
читательская, ценностно-мировоззренческая, культурологическая, речевая, коммуникативная.
Прогнозируемые результаты:
- активизация познавательной деятельности обучающихся;
- развитие рефлексивных навыков;
- совершенствование речевой культуры обучающихся;
- развитие личностного потенциала и творческих способностей обучающихся;
- повышение коммуникативной культуры обучающихся.
Учебные технологии, используемые для организации занятия: технология развития
творческих способностей, элементы технологии «дебаты», информационно-коммуникационная
технология.
Формы организации деятельности обучающихся на занятии: коллективная, групповая,
индивидуальная..
Формы организации деятельности учителя на занятии: организаторская.
В ходе подготовки к занятию учитель предлагает школьникам объединиться в 4 творческие
группы. Группа обучающихся № 1, состоящая из 5 человек, - это группа «чтецов», участвующих в
литературной композиции. Задача участников группы подготовить выразительное чтение
наизусть материала, предоставленного учителем. Группа 2 небольшой драматический
коллектив, который будет занят подготовкой инсценировок по новеллам «Война» и «Атака».
Группа 3 осуществляет музыкальное оформление композиции (подборка аудиозаписей музыки
и песен на тему Великой Отечественной войны). Группа 4 получает задание попробовать свои
силы в литературном творчестве: написать новеллы, лирические миниатюры, стихотворения в
прозе на тему войны и мира, очерки о своих предках.
Урок открывает краткое слово учителя:
Тема войны определила главную направленность творчества писателей второй половины XX
века, ставших участниками Великой Отечественной войны. В их числе Юрий Васильевич
Бондарев.
Далее один из учеников «озвучивает» краткое сообщение обзорного характера о писателе:
Юрий Васильевич Бондарев родился 15 марта 1924 года в городе Орске Чкаловской области, в
семье служащего. Будучи школьником, участвовал в сооружении оборонительных укреплений под
Смоленском во время Великой Отечественной войны. В августе 1942 года Юрий Бондарев был
призван в армию, по окончании пехотного училища воевал на Сталинградском и Украинском
фронтах, был участником освобождения Польши и Чехословакии от фашистских захватчиков, а
после войны поступил в Литературный институт имени М. Горького, который окончил в 1951
году. Юрий Васильевич Бондарев является автором следующих повестей и романов: «Юность
командиров» (1956), «Батальоны просят огня» (1957), «Последние залпы» (1959), «Тишина»
(1962), «Двое» (1964), «Горячий снег» (1969), «Берег» (1975), «Выбор» (1980), «Игра»,
«Искушение» и других. Писатель не раз удостаивался высоких правительственных наград за свое
творчество. По произведениям Ю. Бондарева создано немало художественных фильмов.
Урок продолжает заранее подготовленная литературная композиция по книге
«Мгновения».
Чтец № 1.
В конце 70-х годов XX века Ю.В. Бондарев создал цикл философских миниатюр «Мгновения»,
который и поныне пополняется новыми произведениями. Льву Толстому принадлежит
высказывание: « самое важное и нужное, что может сделать человек своим писанием, это то,
чтобы изложить правдиво то, что пережил, передумал и перечувствовал». К числу таких книг,
безусловно, принадлежат «Мгновения» Ю. Бондарева.
Чтец № 2.
Вот что говорил сам писатель об истории создания произведения: «Всякая книга начинается
гораздо раньше, чем написана первая строка. Много лет назад я задумал написать не повесть, не
роман, не хронику, а книгу – мозаику человеческой жизни, в которой пойманные мгновения бытия
предельно обобщали, обостряли бы ощущения людей, заставляя их задуматься о самих себе. Мне
казалось, что это можно сделать, призвав в сообщники безжалостную краткость, настроение,
четкость сюжета, а главное – слитое двоевластие мысли и чувства, господствующих на очень
маленькой территории двух-трех страниц».
Чтец № 3.
«Чувство времени и истории, в такой высокой степени присущее Юрию Бондареву,
пронизывает «Мгновения». В том, как ставятся им древние, они же и современные вопросы жизни
и смерти, молодости и старости, гармонии, счастья, любви, выразились понятия нашего
современника, человека гуманистического мировоззрения, умеющего видеть историю как часть
собственной биографии и имеющего на это право. Размышления о «молниеносной быстроте
уходящего времени», осознание факта конечности бытия все это принадлежит представителю
поколения, видевшего смерть в глаза еще на самом пороге юности. Отсюда особое чувство
«момента и его цены цены жизни», неповторимости мгновений жизни, почти материальное
ощущение времени и понимание радости бытия, «ежедневного существования в окружающем
мире», - таким был отклик журналиста Ирины Богатко в «Роман-газете» на только что вышедшую
книгу Ю. Бондарева в конце 70-х годов.
1
Чтец № 4.
Сквозная тема книги - тема войны. «Война уже стала историей. Но так ли это?» «Почему мы
снова и снова пишем о второй мировой войне? Не потому, наверное, что слабость рода людского
боязнь смерти, и не потому, что инстинкт самосохранения господствует над разумом. Нет, мы
помним о войне потому, что человек величайшая ценность данного мира, а его мужество и
свобода его это освобождение от страха, от зла, которые разъединяют людей», - признавался
писатель в одном их выступлений. Обратимся к некоторым лирическим миниатюрам из книги
«Мгновения», навеянным воспоминаниями о войне.
Чтец № 5.
Книгу открывает лирическая миниатюра «Оружие» - своеобразное «эхо войны». Созерцание
трофейного парабеллума приводит лирического героя к парадоксальному выводу: « во всем
готовом к убийству механизме была… томящая красота». У лирического героя возникает
недоумение: «сколько человеческого таланта было вложено» в орудие смерти! Миниатюру
завершает риторический вопрос: «Есть ли какой-нибудь смысл в том, что железная красота
убивает самую высшую красоту творения – человеческую жизнь?» Лирический герой задумывался
над этим вопросом не один раз в годы войны, задумывается и сейчас, рассматривая образцы
музейного оружия.
Чтец № 1.
Согласно утверждению писателя, на протяжении всего своего существования «человечество
унижало и уничтожало себя в войнах, политике, лжи, корыстолюбии». Двадцатое столетие
Бондарев именует «веком человеческого самоистребления». «Все создано человеческими руками»;
«И все ими разрушается», - в этих двух антонимичных фразах заключена главная мысль
миниатюры «Руки».
Чтец № 2.
«Да, вся наша жизнь и наша смерть связаны с человеческими руками. Все от рождения и до
предела жизни соединено с движением, жестами и «выражением рук»: страх, удивление, восторг,
отчаяние, согласие, отрицание, угроза, «указующий перст», приветствие и прощальные знаки,
крестное знамение, объятие, работа художника кистью, писателя пером, строителя разнообразным
материалом.
Но как отвратительна власть рук, изготовленных к жестокости, насилию, убийству, власть,
заряженная сознательной или слепой ненавистью, мщением, сладострастием злобы, войной», -
рассуждал лирический герой новеллы.
Чтец № 3.
И все-таки главное назначение рук человеческих созидание, помощь ближнему (не случайно
есть такое устойчивое выражение «протянуть руку помощи») одним словом, деяния во имя
жизни.
В новелле «Руки» автор вспоминает одного из своих боевых товарищей - сержанта
Мелешина, не раз во время передышек между боями забавлявшего окружающих пошловатыми
побасенками о своих любовных похождениях. «А ведь бабы сами ко мне, как мотыльки, на огонек
летят! Убьют меня на войне, многое они потеряют…» - пошутил он как-то. Действительно, разве
может погибнуть человек, воплощающий жизнелюбие во всей его полноте? Однако погиб: вскоре
Мелешин подорвался на мине.
Чтец № 4.
«То, что я увидел в двух шагах от себя, было немыслимо страшным, отталкивающим в своей
чудовищной обнаженной неестественности, что не могло быть недавним сержантом Мелешиным.
Он лежал в странной, какой-то птичьей позе, на боку, вывернув голову к небу, живот его был
широко распорот, разъят, растерзан, внутренности окровавленными кольцами вываливались на
траву, его сразу истонченные восковые губы сжимались и разжимались, пузырились красной
слизью, издавали жалкий свистящий звук, его обезумелые глаза блуждали по небу, по облакам. По
вершинам яблонь, ничего не видя перед собой. Он умирал, а руки его, измазанные сгустками
крови, судорожно ловили и заталкивали в живот эти скользкие кольца, смешанные с травой и
землей. <…> Никогда не забуду умирающие залитые кровью руки на животе Мелешина, их
последнюю попытку задержать смерть…»
Чтец № 5.
Да, много жизней прервала война…
«… Сразу похолодало, поднялся ветер, сухо шуршал снег в чехлах орудий. Еще фосфорически
тлела, не дотлевая, в недосягаемой, как прошлое, бесконечности рваная полоса ледяного заката, но
и ее уже охватывала, душила темнота, заволакивало темным дымом, пеплом сгоревшего жилья;
ветер нес, раздирал голоса команд возле темневших по бугру машин, орудий, лошадей, и казалось
там непрерывно происходило какое-то кругообразное, завораживающее движение, однако
удаляясь и удаляясь во тьму, к краю жизни, к угольно-красной щели заката, где обрывалось
последнее…
Нас было много, и мы шли туда, молодые, веселые, не ощущая угрозы вечного одиночества.
Но какая безысходность одинокой песчинки охватывает меня, когда я думаю, сколько кануло
нас в никуда, за той далекой щелью заката, которая в кошмарных снах представляется мне все
чаще». («Нас было много».)
Звучит фрагмент песни Б. Окуджавы «До свиданья, мальчики!»
Далее следует инсценировка: бойцы расположились на отдых, прикуривают, звучит монолог
солдата (новелла «Атака»), молодой корреспондент внимательно слушает, на коленях у него
лежит планшет, он записывает рассказ бойца.
«- Что такое атака, спрашиваешь? А ты послушай. Как-то раз перед нами шоссе Москва
Воронеж проходило, а мы за шоссе на Студенческой улице окопались. Атаковать надо было так:
через шоссе броском перескочить, дальше ложбину перебежать, а за ней на гору взобраться, а на
горе врытые немецкие самоходки и танки в упор бьют по шоссе, нам снизу их стволы видать. Ну а
за горкой кирпичный завод, который взять приказано. Там крепенько немцы сидят, кинжальным
огнем шоссе простреливают, не то что головы, палец не высунешь рубит насмерть. Но комбату
это не причина, ему одно: взять завод и точка, никаких рассуждений. (Звучит фрагмент песни
«Комбат» (музыка И. Матвиенко, стихи А. Шаганова) в исполнении группы «Любэ».)
Молоденького младшего лейтенанта нашего, москвича, как помню, в первую минуту убило,
когда по сигналу шоссе начали перебегать, и по этому случаю роту я на себя принял больше
некому. А атака полный день была… Самоходки дыбят землю огнем, а я кричу: «За мной, братва,
так-перетак! Влево давай! По ложбине, по оврагу, в обход горы, иначе всем похоронкиВывел
остаток роты в овраг от завода… Уже как черти в аду хрипим, в гору почти на карачках лезем,
обмундирование на нас о проволоку, об железо в клочья вкось и поперек разодрано, - и все-таки
ворвались в завод с тылу, можно сказать. Помню: пылища в каком-то цехе, спереди немцы из
пулеметов по атакующим нашим ребятам режут. Разом ударили мы по ним… Бегу, точно вконец
обезумелый, строчу из автомата по пулеметчику, вижу вспышки в пыли, кричу что-то вроде
«вперед» и вроде трехэтажного мата, сам не соображаю что. И тут накрыло темнотой меня…
Очнулся в медсанбате… на глазах – повязка. Хочу сдернуть ее, а мне говорят: погоди, мол,
контузило тебя… мол, не волнуйся. Волнуйся, не волнуйся, месячишко поремонтировали и
опять «вперед»»
Чтец № 1.
Много судеб было изломано войной. Суровая реальность ожесточила человеческие сердца,
заставив постигать «науку ненависти» - и, как ни печально, зачастую именно эта «наука»
руководила поведением людей на войне.
Чтец № 2.
«Война была жестокой и грубой школой, мы сидели не за партами, не в аудиториях, а в
мерзлых окопах, и перед нами были не конспекты, а бронебойные снаряды и пулеметные гашетки.
<…> Неиссякаемое чувство ненависти в наших душах было тем ожесточеннее, чем чище, яснее,
ранимее было ощущение зеленого, юного и солнечного мира великих ожиданий все это жило в
нас, снилось нам. Это сообщало нам силы, это рождало мужество и терпение. Это заставляло
брать высоты, казавшиеся недоступными». («Мое поколение».)
Далее следует инсценировка (или ролевое чтение) новеллы «Война».
Органичной составной частью урока становится мини-диспут по данному произведению.
Вопросы для коллективного обсуждения на уроке записываются на доске заранее либо
высвечиваются на экране с помощью мультимедийного проектора:
- В какой мере оправдан поступок солдата, «минуту назад вышедшего из атаки» и
расстрелявшего раненого пленного немца? Прав ли он, называя конвоира «нюней», «бабой» и
заявляя, что «таких, как [он]… самих надо…»
- Как выражена в новелле авторская позиция?
Словесник предоставляет ребятам возможность свободно выразить свое мнение, потом делает
выводы.
Учитель. Подобная ситуация изображена в миниатюре «Женственность». Главная героиня
произведения – связистка Верочка - была в глазах солдат и офицеров воплощением хрупкой
красоты, нежности и женственности. Однажды она застрелила приведенного разведчиками
немецкого «языка». «Тоненькая, синеглазая, она предстала в тот миг перед нами совсем в другом
облике, беспощадно разрушающем прежнее нечто слабое, загадочное в ней, что на войне так
влечет всегда мужчину к женщине». «До этой ночи мы все безуспешно добивались ее любви. <…>
Но после того наша общая влюбленность мальчишек сменилась чувством брезгливой жалости, и
мне казалось, что немыслимо теперь представить, как можно было (даже в воображении) целовать
эту обманчиво непорочную Верочку, на наших глазах сделавшую то, что не дано природой
женщине». Позднее лирический герой новеллы узнал о трагических обстоятельствах в жизни
девушки, но, даже признав ее право на подобный поступок, не мог изменить своего отношения.
Позиция лирического героя подчеркнуто однозначна: «Ненавистью и мщением она утверждала
справедливость, а мы, в той священной войне убивавшие с чистой совестью, не могли простить ее
за то, что выстрелом в немца она убила в себе наивную слабость, нежность и чистоту, этот идеал
женственности, который так нужен был нам тогда».
После того как итоги высказанного во время диспута подведены, литературная композиция
продолжается.
Чтец № 2.
«Не могу понять, почему через «тысячу лет» захотел увидеть эту ночь и этот рассвет, когда
началась страшная война, закончившаяся, к счастью всего человечества, нашей победой. <…> Я
смотрел на рассветное небо, а оно нежно зеленело, нежно розовело за деревьями, пустынно-
чистое, обещающее вечную молодость, любовь, бесконечную жизнь. <…> И в это час
непорочного рассвета началось то, что стоило нам миллионов жизней». («22 июня».)
Чтец № 3.
«Нам было тогда и по двадцать и по сорок одновременно. Мы мечтали вернуться в тот
солнечный довоенный мир, из которого ушли, запомнив его прекрасную утреннюю яркость и
тишину… За долгие четыре года войны, каждый час чувствуя возле своего плеча огненное
дыхание смерти, <…> мы не утратили в себе прежний мир юности, но мы повзрослели на
двадцать лет и, мнилось, прожили их так подробно, так насыщенно, что этих лет хватило бы на
жизнь двум поколениям». («Мое поколение».)
Чтец № 1.
«Мы узнали, что мир прочен и зыбок. Мы узнали, что солнце может не взойти утром, потому
что его блеск, его тепло может уничтожить бомбежка, когда горизонт утонет в черно-багровой
завесе дыма». «Кто из нас мог сказать раньше, что зеленая трава может быть фиолетовой, потом
аспидно-черной и закручиваться спиралью, вянуть от разрывов танковых снарядов? Кто мог
представить, что когда-нибудь увидит на белых женственных ромашках, этих символах любви,
капли крови твоего друга, убитого автоматной очередью?» («Мое поколение».)
Звучит песня В. Высоцкого «Он вчера не вернулся из боя».
Чтец № 4.
«Если горе имеет свой запах, то война пахнет огнем, пеплом и смертью. Война это горький
пот и кровь, это после каждого боя уменьшающиеся списки у полкового писаря, это последний
сухарь во взводе, разделенный на пятерых, оставшихся в живых, это котелок ржавой болотной
воды и последняя цигарка, которую жадно докуривает, обжигая пальцы наводчик, глядя на
ползущие танки». («Память».)
Чтец № 5.
«Война это письма, которых ждут и боятся получать; и это особая обнаженная любовь к
добру и особая жгучая ненависть ко злу и смерти; погибшие молодые жизни, непрожитые
биографии, это несбывшиеся надежды, ненаписанные книги, несовершившиеся открытия,
невесты, не ставшие женами». («Память».)
Чтец № 1.
«Иногда я вижу, как дети играют в войну; в их понимании война это романтика и подвиги. У
детей нет той памяти-опыта, что есть у взрослых. В войну мое поколение научилось и любить и
верить, ненавидеть и отрицать, смеяться и плакать. Мы научились ценить то, что в силу привычки
теряет цену в мирные дни, что становится обыденным: случайно увиденная на улице улыбка
женщины, парной майский дождик в сумерках, дрожащий отблеск фонарей в лужах, смех
ребенка…» («Память».)
Чтец № 2.
«Наша память – это душевный и жизненный опыт, оплаченный дорогой ценой. Вот почему,
когда… память возвращает нас к дням войны, мы начинаем больше ценить тишину, блеск солнца,
прозрачность воздуха». («Память».)
Звучит песня «Журавли» (музыка О. Фельцмана, стихи Р. Гамзатова в переводе Н.
Гребнева).
Чтец № 3.
«Наше поколение те, что остались в живых, - вернулись с войны, сумев сохранить, пронести в
себе через огонь этот чистый, лучезарный мир, непреходящую веру в будущее, в молодость…»
(«Мое поколение».)
Урок завершается чтением лирических миниатюр, созданных учащимися, на тему войны и
мира.
1
Богатко И. Чувство времени, чувство истории// Роман-газета. – М.: Художественная литература. 1978. -
№ 20.