Единство исторической правды и художественного вымысла в романе Алексея Толстого «Петр Первый» (статья)


ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ
Государственное образовательное учреждение среднего профессионального
образования
Кемеровский профессионально-технический техникум
Единство исторической правды и художественного вымысла в
романе Алексея Толстого «Петр Первый» (статья)
Подготовил преподаватель русского языка и литературы
Перевизник Раиса Анатольевна
Кемерово 2015
Зарождение исторического сознания А. Толстого было обусловлено
эпохой больших социальных и исторических перемен 1917 года. Писатель не
раз объяснял свой интерес к теме Петра Первого желанием понять эти
перемены, подойти к ним «с другого конца»: «Должно быть, скорее
инстинктом художника, чем сознательно, я искал в этой теме разгадки
русского народа и русской государственности».
Взор к петровской эпохе Толстой впервые обратил в 1917 году в
рассказе «День Петра», в 1929 году была написана первая книга романа
«Петр Первый», а в 1934 году вторая. Работа над романом шла с
перерывами все 30-е годы и в войну, но он так и остался незавершенным.
Следует отметить, что оценки Петра и его преобразований имели
диаметрально противоположный характер. У одних деспот, лишивший
страну национальной самобытности, подчинивший ее неметчине. У других
великий преобразователь, распахнувший окно в Европу и выведший Россию
в ряд великих держав.
А. Толстой, следуя традициям Пушкина, видит в Петре Первом прежде
всего национального героя, подчиняющего всю свою жизнь и деятельность
судьбе державы. А уж отсюда – все последствия. Как позитивные, так и
негативные: действовал он круто, жизней простых людей, положенных в
основание государственности, не считал.
Роман «Петр Первый»- вершина мастерства Толстого, мастерства,
которого мы почему-то не замечаем, ибо все просто, естественно,
непринужденно, и далекое прошлое нарисовано со скульптурной
осязаемостью уже с первых сцен романа. В них ключ к художественному
смыслу произведения, а может быть, и ко всему творчеству писателя.
Первые страницы романа, открывающие повествование о судьбе русского
народа и государства, вводящие нас в рассказ о новых исторических путях
России, имеют весьма бытовой характер. Вспомним начало: «Санька
соскочила с печи, задом ударила в забухшую дверь…»За ней сползают с печи
дети Бровкиных, потом появляется хозяин дома, запрягающий коня в сани, а
центром этой картины является образ Матери, Хранительницы очага, символ
жертвенности и терпения.
Ничего исторически значимого не происходит в этой бытовой картине,
но перед нами целый мир исконно народной жизни в ее органической
целостности. На равных с человеком началах живет и действует вся живая и
неживая природа, все объединено в целостную картину мира, все согласно и
прочно, и все уже сдвинулось со своих мест, обозначилось движение.
По мнению А. Толстого, писатель должен говорить от лица персонажа,
а не смотреть не него со стороны.
[1]
Один из героев «Петра Первого» - князь
Роман Борисович Буйносов человек, целиком находящийся во власти
старых традиций. Но он поставлен в такие условия, когда со всех сторон на
него властно наступает время. Вот он заходит в палату, смотрит на дочерей и
жену. Ему бы хотелось с холоду выпить чарку. Закусить чесночком: «Водки
еще так-сяк, но чесноку не дадут». В бытовой частности, в размышлении о
закуске отражено недовольство боярина новыми временами и новыми
переменами. Он принужден жевать маленький пирожок «черт-те с чем!». Это
ему, который привык видеть на столе громадные подовые пироги,
приходится подчиняться гастрономическим нововведениям.
В «Петре Первом» Толстой добивается удивительной емкости
художественного содержания. Исполнена огромного социально-
исторического обобщения сцена казни полковника Цыклера, возглавившего
заговор против Петра. Его не просто четвертуют. Кровь заговорщика сквозь
щели помоста льется в раскрытый гроб Милославского, умершего три года
назад, - гроб по приказу Петра был привезен из родового склепа на
двенадцати длиннорылых свиньях… Происходит не только жестокая
физическая расправа Петра над политическим врагом. Таким способом он
стремится морально казнить самый дух измены, витающий где-то
поблизости, дух умершего Милославского.
Федька Умойся Грязью, закованный в цепи и забивающий сваи
северной столицы; Голиков, поспешающий за Петром и боящийся наступить
на его тень,- эти и некоторые подобные им образы откровенно символичны.
Чаще Толстой идет по пути максимального обобщения без выхода за рамки
бытовой достоверности, сохраняя всю неповторимость характера и
обстановки. Есть просто человек, эпизод из жизни… Но из подобных
эпизодов, наполненных огромной, внутренней содержательности,
постепенно рождается образ времени, эпохи.
Центральный конфликт романа это классовые противоречия между
самодержавием и народом, борьба нового, прогрессивного, со старым,
отживающим, борьба русского народа с иноземными захватчиками за
национальную независимость. Создавая образ допетровской Руси, рисуя ее
беспредельные просторы и природные богатства, Толстой проводит мысль о
необходимости коренных преобразований в жизни страны. Именно Петр,
считает Толстой, смог понять потребности времени и стать тем деятелем, в
котором нуждалась Россия.
Петр дан в становлении, нарисован как личность, непрерывно
развивающаяся в ходе событий и активно воздействующая на эти события.
Он показан крупным национальным деятелем, понявшим и осуществившим
действительные потребности своего времени. Однако Толстой подчеркивает,
что преобразовательная деятельность Петра основывалась на укреплении
крепостнического строя. Сопоставляя Петра с Голицыным, одним из
передовых, образованных деятелей эпохи, Толстой говорит, что не ему вести
Россию по пути преобразования. Голицыну не хватает воли, энергии, он
оторван от жизни. Но, показывая прогрессивный характер деятельности
Петра, Толстой подчеркивает, что его реформы тяжелым бременем ложатся
на плечи народа.
Значение романа «Петр Первый» в становлении исторического жанра в
литературе XX века трудно переоценить. Н. А. Добролюбов в статье «О
русском историческом романе» писал, что в нем должны присутствовать
исторические лица, что эпоха должна быть представлена совершенно верно и
угадан сам дух событий.
[2]
Алексей Толстой выступает одновременно как
художник и как исследователь, восстанавливающий по обрывкам
документов, дошедших до нас, живую картину эпохи.
Информационное обеспечение
1.Толстой, А.Н. След эпохи: Дневники и записные книжки разных лет.
[Текст] / А. Н. Толстой. М. : Слово, 1991. 189 с.
2. Толстой, А.Н. «Петр Первый». Анализ текста. [Текст] / А. Н. Толстой. М. :
«Дрофа», 2000. 203 с.