Конспект урока "И.Ф.Анненский – поэт и педагог" 11 класс


1
Урок литературы в 11 классе по теме
«И.Ф.Анненский поэт и педагог»
Автор: Недорезова Марина Геннадьевна,
учитель русского языка и литературы ГБОУ СОШ № 167
Центрального района Санкт-Петербурга
Цель урока:
познакомить учащихся с личностью И.Ф.Анненского, педагога и поэта
Тип урока: урок-исследование (изучение нового материала)
Планируемые образовательные результаты
Предметные
Формирование навыков лексической работы, навыков создания собственного текста
Метапредметные
Умение самостоятельно определять объект изучения, структурировать материал,
оценивать свою учебную деятельность, умение подбирать аргументы для подтверждения
собственной позиции.
Личностные
Воспитание чувства уважительного отношения к учительскому труду, формирование
культуры общения.
Решаемые учебные проблемы
Выявление особенностей педагогического наследия поэта И.Ф.Анненского
Предполагаемый результат: самостоятельные и грамотные высказывания учащихся в
форме эссе
Вид используемых на уроке средств ИКТ: презентация, выполненная в программе
«PowerPoint».
Методическое назначение средств ИКТ: визуализация информации.
Предварительные задания для групп учащихся
Группа “биографы”
Задание: изучить материал из жизни И.Ф.Анненского, связанный с его педагогической
деятельностью.
Группа «краеведы»
Задание: подбор краеведческого материала по теме урока и для презентации.
Группа «литературоведы»
Задание: подбор материала о поэтическом наследии И.Ф.Анненского к теме урока.
Группа «актеры»
Задание: подготовка выразительного чтения наизусть стихотворений И.Ф.Анненского.
Группа «компьютерные дизайнеры»
Задание: систематизировать весь материал, собранный учащимися каждой группы;
создать виртуальную выставку под руководством учителя и демонстрировать слайды по
ходу занятия.
Этап 1. Вхождение в тему урока и создание условий для осознанного восприятия
нового материала
Мотивирование к учебной деятельности.
Актуализация имеющихся знаний обучающихся по изучаемому вопросу
2
Учитель:
Ребята, мы сегодня познакомимся с Иннокентием Фёдоровичем Анненским (1855
1909), педагогом и поэтом Серебряного века. Это уникальное в русской культурной жизни
явление, когда судьба наделила одного человека сразу двумя бесценными дарами
талантом незаурядного педагога и блестящего поэта. К сожалению, широкое признание к
поэту Иннокентию Федоровичу Анненскому пришло лишь посмертно признание
позднее, запоздалое. Современники больше знали Анненского педагога, критика
русской литературы, филолога, переводчика. «И славы ждал, и славы не дождался…»
сказала о нём Ахматова.
Знакомиться с личностью и творчеством Анненского на уроке нам будут помогать
«литературоведы», «биографы», «актёры», «краеведы». Все вы изучали переписку поэта,
его педагогические статьи, воспоминания о нем современников. О результатах своих
наблюдений и исследований расскажут нам сейчас представители групп
«литературоведов», «биографов», «краеведов», а помогут им наглядно представить
результаты своей работы представители групп «актёров» и «компьютерных дизайнеров».
(Представители групп раздают буклеты с анонсами своих исследований)
Этап 1I. Организация и самоорганизация учащихся в ходе дальнейшего усвоения
материала.
1. Встреча с Анненским-педагогом. Выступления учащихся:
1-й «биограф»: Рассказы гимназистов рисуют образ учителя, не похожего на
обыкновенных российских учителей, изысканного, светски любезного в обращении со
старшими и младшими, по-европейски корректного, остроумного, с каким-то особенным,
индивидуальным изломом в изящной стройной фигуре, в приёмах и речах, изломом не то
манерным, не то чудаческим. Облик его остался памятным, но слегка загадочным. (Слайд
1)
2-й «биограф»: Он был застёгнут в жизни на все пуговицы. Следует лишь посмотреть на
его фотографии, чтобы понять это: и на ту, где он, в учительском сюртуке, белом низком
воротничке и, кажется, галстуке (вряд ли это бант) похож на молодого Чехова, и на более
известную, 1909 года, во фраке, пластроне, с тёмным, шёлковым или бархатным бантом.
3-й «биограф»: По окончании Петербургского университета в 1879 году Анненский
преподает латынь и греческий язык. Вся его жизнь была наполнена интенсивным
педагогическим трудом: его учебная нагрузка вначале достигает 56 уроков в неделю. Он
часто выступает со специальными статьями, рецензиями, переводами Гете, Гейне,
Мюллера, Бодлера, Верлена, Горация, трагедий Еврипида и их анализом в «Журнале
Министерства народного просвещения». В журнале «Воспитание и обучение», помещает
две статьи о поэзии Я. П. Полонского и А. К. Толстого. Они о поэтах, но посвящены и
эстетически-воспитательной задаче, написаны в помощь учителю.
1-й «краевед»: Большая часть педагогической деятельности И. Ф. Анненского прошла в
нашем городе. Окончив университет со званием кандидата, Анненский преподаёт с
1879 по 1891 год древние языки и русскую словесность в гимназии Ф. Ф. Бычкова
(впоследствии Я. Г. Гуревича) в Петербурге. Современный адрес: Лиговский пр-т, 1 / ул.
Некрасова, 43. (Слайд 2)
2-й «краевед»: Одновременно со службой в гимназии Гуревича И. Ф. Анненский
некоторое время преподавал русский язык в Павловском женском институте ведомства
Императрицы Марии. Это было частное учебное заведение, основанное ещё в 1798 году
императором Павлом I и получившее свое название в 1829 году. Институт (его
современный адрес: ул. Восстания, д. 8) располагался совсем недалеко от гимназии
3
Гуревича/Бычкова и от квартир, в которых проживал Анненский с семьёй. Поэтому такое
«совместительство» было удобно. Сейчас это гимназия 209, а в бывшем
преподавательском корпусе размещается Международная школа Российского
педагогического университета им. А.И. Герцена. (Слайд 3)
3-й «краевед»: На непродолжительное время покидает И.Ф.Анненский наш город. 1891
1893 годы время службы его директором Киевской Коллегии Павла Галагана. 1893 год
возвращение Анненского в Петербург. В 1893 1896 годах Анненский директор 8-й
мужской гимназии в Петербурге. Её адрес: 9-я линия Васильевского острова, 8.
Педагогическая деятельность в этой гимназии завершилась триумфальной ученической
постановкой трагедии "Рес" в собственном переводе Анненского, назначением его на
должность директора гимназии в Царское Село и присвоением чина действительного
статского советника. (Слайды 4-5)
4-й «биограф»: (Из воспоминаний Окса Виктора Борисовича (1879-1954), ученика 8-ой
петербургской гимназии) «Гимназию я окончил в 1897 году, 8-ую петербургскую, что на
Васильевском Острове. Последние три года директором, классным наставником и
преподавателем греческого языка был у нас Иннокентий Федорович Анненский. С
первого дня, когда он вошел в класс, стройный, красивый и пленительно молодой (ему
было всего 38 лет), он заявил: ваш новый директор, классный наставник и учитель
греческого. До директора вам дела нет, это администратор; как классный наставник, я
постараюсь, чтобы вы забыли, что такая функция у меня имеется, а вот как учитель
греческого я прошу всех внимательно следить за моими уроками недели две; потом пусть
остаются те, кому интересно; прочим я буду ставить годовую тройку". [1]
5-й «биограф»: (Из воспоминаний Александра Алексеевича Кондратьева (1876-1967),
ученика 8-ой петербургской гимназии) «Тут же, вероятно, возникла мысль и принято
было решение поставить и разыграть эту пьесу [трагедию «Рес»] своими гимназическими
силами. Один из воспитанников старшего класса С. И. Панов (впоследствии театральный
художник и талантливый график) выразил желание написать декорации. Для постановки
же пьесы и обучения будущих актеров был приглашен отец одного из воспитанников
гимназии, режиссер Василеостровского театра Василёв. Из складов Александрийского
театра дали нам старые костюмы, трико и бутафорские принадлежности. Фригийский
царь Рес блистал в шлеме и латах Жанны д'Арк. Сын Иннокентия Федоровича, Валентин,
изображавший богиню Палладу, приучался ходить в античных хитонах, к которым
присовокупил и материнское бриллиантовое колье. Преподаватель (он же и композитор)
Иванов написал музыку для оркестра и обучил хоры. В актовом зале устроена была сцена
с электрическою рампою.
Пьеса, где доходящая до дерзости смелость ахейских вождей переплетается с
мужественным соревнованием троянских героев, а к торжественным хорам людей
примешиваются то коварные речи, то рыдания богинь, прошла довольно успешно.
В числе других играл и я, исполняя одну их женских ролей. Спектакль прошел дважды, и
о постановке «Реса» были сочувственные статьи и заметки во всех петербургских
газетах.» [2]
4-й «краевед»: Осень 1896 года. И.Ф.Анненский назначен директором Царскосельской
Николаевской мужской гимназии. Теперь жизнь его неразрывно связана с Царским Селом.
Гимназия находилась на Набережной улице. Современный адрес: Набережная ул., 12/
Малая ул., 66. (Слайд 6)
5-й «краевед»: В июне 2003 года, благодаря усилиям сотрудников Историко-
литературного музея г. Пушкина, на здании гимназии появилась мемориальная доска: «В
4
этом здании бывшей Николаевской мужской классической гимназии в 1896-1905 годы
жил и работал выдающийся русский поэт и педагог Иннокентий Федорович Анненский.
Здесь учились поэты Н. Гумилев, Н. Оцуп, Г. Раевский (Оцуп), В. Кривич, Д. Кленовский,
Вс. Рождественский, искусствовед Н. Пунин, стратонавт А. Васенко, географы В. Визе, М.
Павлов, врачи М. Глазунов, П. Светлов, композитор В. Дешевов, деятели театра и кино: Н.
Акимов, В. Горданов, И. Гольдберг, Ю. Свирин, О. Иванов, Н. Ефимов, Р. Мирвис».
1-й «биограф»: По воспоминаниям искусствоведа Николая Николаевича Пунина,
«...гимназия была не совсем обычной. Казенный дух, обычный в учебных заведениях того
времени, как бы трепетал и рассеивался от какого-то неуловимо тонкого и вместе с тем
постоянного дыхания. Его чувствовали учителя, подобранные директором, Анненским, и
мы, праздновавшие открытие царскосельской статуи Пушкина и ставившие своими
силами на гимназической сцене Софокла». [3]
2-й «биограф»: Когда устанавливали памятник Пушкину в Царском Селе, будущему
поэту-акмеисту Николаю Степановичу Гумилеву было тринадцать лет. Он жил тогда в
Петербурге, учился в начальной гимназии и упорно занимался поэзией. В середине мая,
как обычно, семья уезжала в Поповку. В этот раз Гумилев уговорил родителей отложить
отъезд, чтобы 29 мая 1899 года поехать на торжественную закладку памятника. Повез его
отец. Мальчик с восторгом слушал блистательную речь директора Николаевской
гимназии И. Ф. Анненского, своего будущего учителя, наставника и друга. (Слайды 7-8)
3-й «биограф»: Анненский был необычным директором: он устраивал прогулки на
пароходе в Петергоф с музыкой и цветами, приглашал из Мариинского театра
балетмейстера Чистякова давать уроки танцев ученикам, выступал в защиту
старшеклассников, принявших участие в уличных демонстрациях 1905 года: «Молодёжь
прекрасна во всех благородных порывах и возвышенных движениях души!»
4-й «биограф»: (Из воспоминаний Николая Николаевича Пунина (1888-1953),
искусствоведа, педагога, выпускника Николаевской гимназии 1907 года) «Время от
времени мы видели директора в гимназических коридорах; он появлялся там редко и
всегда необыкновенно торжественно. Отворялась большая белая дверь в конце коридора
первого этажа, где помещались старшие классы, и оттуда сперва выходил лакей Арефа,
распахивая дверь, а за ним Анненский; он шел очень прямой и как бы скованный какой-то
странной неподвижностью своего тела, в вицмундире, с черным пластроном вместо
галстуха; его подбородок уходил в высокий, крепко-накрепко накрахмаленный, с
отогнутыми углами воротничок; по обеим сторонам лба спадали слегка седеющие пряди
волос, и они качались на ходу; его холодные и вместе с тем добрые глаза словно не
замечали расступавшихся перед ним гимназистов, и, слегка кивая головой на их поклоны,
он торжественно проходил по коридору, как бы стягивая за собой пространство.» [4]
5-й «биограф»: А сейчас несколько цитат, которые нам кажутся современными, и это
только одна из педагогических статей И.Ф.Анненского «Письменные работы и устное
преподавание» ("Русская школа", No 2, Февраль, 1893.):
А) «Обремененный и переутомленный учитель русского языка для школы не только горе,
но и зло: он раздражен, он болен, он не следит за своей наукой, за литературой и, главное,
тяготится уроками, а ведь преподавание родной словесности, особенно в старших
классах средней школы, это едва ли не самое ценное, что мы даем, и притом не только для
образования, но для воспитания наших юношей, а эти юноши ведь это все, что у нас есть
самого ценного, наше подрастающее поколение, наши надежды...»
Б) «Я должен признаться, что когда подумаю о наводнении нашей средней школы
исписанной бумагой, эти вопросы смущают и волнуют меня более, чем «переутомлениe»
5
учителей… Пригодна ли, целесообразна ли работа? вот первый вопрос. Может быть,
иное корпениe, несмотря на всю свою египетскую трудность, и ничего не стоит».
В) «Время, когда урок был часом для спрашивания заданного на дом, и результатом его
являлось не просветление ученических голов новым знанием, обобщением, мыслью, а
лишь выдача патентов на возмездие, т. е. унылые столбцы единиц и троек в журнале, – это
время отжило свой век. Оно осуждено нашим министерством, осуждено обществом,
литературой, всеми нами педагогами-работниками». [5]
2. Организация обратной связи. Учитель:
Достаточно этих немногих фраз, чтобы понять мощь И. Ф. Анненского-педагога. Сколько
в них волнующих мыслей! Первая о целесообразности труда. Вторая каждый учебный
час драгоценен. В третьей вскрывается суть обучения, как живого общения учителя с
учениками. И ещё одна мысль-вопрос: что есть польза учёбы? Его должен постоянно
держать в голове каждый, решивший переступить стены учебного заведения в качестве
учителя, искать ответ на него все дни своей деятельности.
1-й «биограф»: Среди коллег-преподавателей Николаевской мужской гимназии
Анненский чувствовал себя одиноким. Литературные занятия теперь становятся
подлинным смыслом жизни Анненского. В его доме устраиваются литературные вечера,
на которых собирается узкий круг знакомых. Хозяин дома читал свои переводы Еврипида,
новые стихи и заметки.
3. Встреча с Анненским-поэтом.
Учитель: Поэзия Иннокентия Фёдоровича Анненского долгое время была известна лишь
небольшому кругу людей. В печати он начал выступать в 1880-х годах с рецензиями,
критическими статьями на педагогические темы. Эти выступления носили академический
характер. В начале 1890-х годов Анненский приступил к переводу трагедий Еврипида
первому полному стихотворному переводу на русский язык одного из величайших
драматургов Древней Греции. В 1899 году он пишет А.В.Бородиной: «Моя жизнь идет
по-прежнему по двум руслам: педагогическому и литературному… Нисколько не
смущаюсь тем, что работаю исключительно для будущего…»[6]
Выступления учащихся:
1-й «литературовед»: Анненский, писавший стихи в ранней юности, затем, как он
рассказывает в автобиографической заметке, «влюбился в филологию и ничего не писал,
кроме диссертаций». [7] Лишь в начале нового века, в связи с общим поэтическим
подъёмом в стране, он «спохватывается» и возвращается к собственным стихам. «Тихие
песни», его первая книга, выходят в 1904 году под псевдонимом Ник. Т-о (под именем
«Никто» осторожный Одиссей проник в пещеру страшного одноглазого великана
Полифема), автору сорок девять лет. В 1906 году выходит сборник критических статей
«Книга отражений». (Слайды 9-10)
Но по-настоящему ново, сильно, смело, Анненский пишет лишь в последние пять лет
своей жизни, а целый ряд лучших его стихов написан в 1909 году, накануне внезапной
смерти: «Будильник», «Баллада», «Дальние руки», «Прерывистые строки», «Моя Тоска»,
«Среди миров».
1-й «актёр»:
Среди миров
Среди миров, в мерцании светил
Одной Звезды я повторяю имя…
Не потому, чтоб я Её любил,
А потому, что я томлюсь с другими.
6
И если мне сомненье тяжело,
Я у Неё одной ищу ответа,
Не потому, что от Неё светло,
А потому, что с Ней не надо света
2-й «литературовед»:
В статье «О современном лиризме» Анненский выписывает стихи, строфу за строфой, и
разговор его о поэзии похож на комментированное чтение, недаром всё-таки он был
учителем. А потом и директором гимназии. Его сын вспоминал, что отец на уроках
сопровождал чтение древнегреческих авторов одновременным их толкованием:
«О нет! Без твоих превращений, // В одно что-нибудь застывай!.. » Перечитаем
внимательно эту фразу к кому обращается автор? Неужели к дождевой майской туче? А
кажется, что с раздражением и усталостью к близкому человеку. «А ты что сберегла от
голубых огней, // И золотистых кос, и розовых улыбок?» а это уже и впрямь адресовано
женщине». [8]
3-й «литературовед»: В 1899 году в Царском Селе открывается памятник Пушкину-
лицеисту. Анненский напишет стихотворение, посвященное памятнику в Лицейском саду:
2-й «актёр»:
Бронзовый поэт (см. Приложения, стр. 8)
4-й «литературовед»: Анненский проложил дорогу Мандельштаму («Жёлтый пар
петербургской зимы, // Жёлтый снег, облипающий плиты... »,
Ахматовой («Побудем молча, без улыбок... », «Ты одна со мной, подруга-осень... »),
Пастернаку («И лежу я околдован, // Разве тем и виноват, // Что на белый циферблат //
Пышный розан намалёван... »)…
1-й «литературовед»: В дневнике 1912 года (18 июня) Блок записывает: «Вчера
бесконечно бродил в Екатерингофе, потом плёлся по Летнему саду, измождённый, и
вдруг почувствовал, как глаза заблестели и затуманились от этих слов...», после чего
следуют три строфы из стихотворения Анненского «Дальние руки».
2-й «литературовед»: Формулу поэзии Анненский определил так: «Поэты говорят
обычно об одном из трёх: или о страдании, или о смерти, или о любви». Его стихи часто
сравнивают с живописью импрессионистов: в них всё так же зыбко, неотчётливо, мир
лишён вещественности. Анненскому было суждено сыграть роль посредника между
поколениями символистов и акмеистов.
3-й «литературовед»: 1909 год круто изменил судьбу Анненского: он оставил своё
затворничество и вышел на литературную арену, познакомился с Маковским и
Волошиным, принял самое деятельное участие в создании нового журнала, встречался с
Вяч. Ивановым, Блоком, Кузминым, Гумилёвым, Головиным... выступал с докладами,
писал огромную статью, читал лекции на Высших женских курсах... А сколько сил он
потратил на переводы Еврипида! Большая подборка его стихов, которая должна была
выйти во втором номере журнала «Аполлон», была отложена редактором С.Маковским
и Анненский так её и не увидел. (Слайд 11)
2-й «биограф»: 23 октября 1909 года Анненский подаёт прошение об отставке, но не
полной отставке, а лишь об увольнении от должности инспектора. Прошению был «дан
7
ход» и, вопреки надеждам и заслугам, 20 ноября состоялось решение о полном
увольнении его со службы: начальство его не любило.
Вполне вероятно, что именно 30 ноября, в день смерти, приехав в Петербург, он узнал об
этом «высочайшем приказе», который и стал, судя по всему, последней «обидой».
Анненский умер в половине восьмого вечера, на ступенях Царскосельского вокзала в
Петербурге. (Слайд 12)
3-й «биограф»: «Мы хоронили его на Казанском кладбище Царского Села; отпевание
вышло неожиданно многолюдным, его любила учащаяся молодежь, собор был битком
набит учениками и ученицами всех возрастов. Чувствовалось, что ушел человек
незабываемый. <...>Он лежал в гробу торжественный, официальный, в генеральском
сюртуке Министерства народного просвещения. И это казалось последней насмешкой над
ним – Поэтом», написал редактор журнала «Аполлон» С.Маковский. [9]
3-й «актёр»:
Баллада (см. Приложения, стр. 8-9)
3-й «литературовед»: Через несколько месяцев, весной 1910 года, вышла в свет вторая
книга стихов И.Ф.Анненского «Кипарисовый ларец». (Слайд 13)
4-й «актёр»:
Тоска мимолётности. Трилистник сумеречный (см. Приложения, стр. 9)
II. Рефлексия.
Учитель:
А) Итак, наше сегодняшнее открытие – Иннокентий Фёдорович Анненский.
Назовите факты биографии Анненского, которые вас больше всего поразили.
(необычность судьбы поэта: впервые выступил в печати с оригинальными стихами в
возрасте 48 лет – случай редкий для поэта такого масштаба)
Каким предстает перед нами Анненский, учитель и директор гимназии?
Каким предстает перед нами Анненский-поэт?
Б) – Какая группа учащихся, на ваш взгляд, подготовила самое интересное выступление?
Как вы можете оценить свое выступление? Что не получилось, на что следует обратить
внимание в следующий раз при подготовке к подобному уроку?
III. Домашнее задание.
Написать эссе «И.Ф.Анненский – поэт и педагог»
Примечания:
1. Окс В.Б. Из автобиографии. РГАЛИ. Ф. 1337. Собрание воспоминаний и дневников.
Оп. 5. № 33. Л. 49-50.
2. Кондратьев А.А. Учитель Анненский / Публикация и примечания Николая Богомолова
// "Независимая газета", 28 сентября 1996 г.
3. Пунин Н.Н. Из мемуаров: Лавров А. В., Тименчик Р. Д. Иннокентий Анненский в
неизданных воспоминаниях. Памятники культуры. Новые открытия, 1981. Л.: Наука,
1983., стр. 120.
4. 3. Пунин Н.Н. Там же, стр. 137-138..
8
5. Анненский И.Ф. Педагогические письма. «Письменные работы и устное преподавание».
"Русская школа", № 2, 1895, с.87-103. - URL:
http://az.lib.ru/a/annenskij_i_f/text_0770oldorfo.shtml
6. Из письма А.В.Бородиной. Бунатян Г.Г. Город муз: Литературные места города
Пушкина. – Лениздат, 1987, стр. 137.
7. Иннокентий Анненский. Книги отражений. – М.: Наука, 1979, с. 495.
8. Кушнер А. «Среди людей, которые не слышат…» // Новый мир. - М., 1998, № 1.
9. Сергей Маковский. Иннокентий Анненский. // Сергей Маковский, Портреты
современников, Нью-Йорк, 1955.
Библиография:
1. Бунатян Г.Г. Город муз: Литературные места города Пушкина. – Лениздат, 1987.
2. Лавров А. В., Тименчик Р. Д. Иннокентий Анненский в неизданных воспоминаниях.
Памятники культуры. Новые открытия, 1981. Л.: Наука, 1983.
3. Царскосельская Императорская Николаевская гимназия. - URL: kfinkelshteyn.narod.ru
Приложения:
1. Презентация-выставка к уроку «И.Ф.Анненский – поэт и педагог» (содержит звуковые и
текстовые файлы, отмеченные на слайдах особыми значками)
2. Стихотворения И.Ф.Анненского:
1. Бронзовый поэт
На синем куполе белеют облака,
И чётко ввысь ушли кудрявые вершины,
Но пыль уж светится, а тени стали длинны,
И к сердцу призраки плывут издалека.
Не знаю, повесть ли была так коротка,
Иль я не дочитал последней половины?..
На бледном куполе погасли облака,
И ночь уже идет сквозь чёрные вершины…
И стали – и скамья и человек на ней
В недвижном сумраке тяжеле и страшней.
Не шевелись – сейчас гвоздики засверкают,
Воздушные кусты сольются и растают,
И бронзовый поэт, стряхнув дремоты гнёт,
С подставки на траву росистую спрыгнёт.
2. Баллада
День был ранний и молочно-парный,
Скоро в путь, поклажу прикрутили…
На шоссе перед запряжкой парной
Фонари, мигая закоптили.
Позади лишь вымершая дача…
Жёлтая и скользкая… С балкона
Холст повис, ненужный там… но спешно,
Оборвав, сломали георгины.
9
«Во блаженном…» И качнулись клячи:
Маскарад печалей их измаял…
Жёлтый пёс у разорённой дачи
Бил хвостом по ельнику и лаял…
Но сейчас же, вытянувши лапы,
На песке разлёгся, как в постели…
Только мы, как сняли в страхе шляпы
Так надеть их больше и не смели.
…Будь ты проклята, левкоем и фенолом
Равнодушно дышащая Дама!
Захочу так сам тобой я буду…
Захоти, попробуй! шепчет Дама.
3. Тоска мимолётности. (Трилистник сумеречный)
Бесследно канул день. Желтея, на балкон
Глядит туманный диск луны, ещё бестенной,
И в безнадежности распахнутых окон,
Уже незрячие, тоскливо-белы стены.
Сейчас наступит ночь. Так чёрны облака...
Мне жаль последнего вечернего мгновенья:
Там всё, что прожито, – желанье и тоска,
Там всё, что близится, – унылость и забвенье.
Здесь вечер как мечта: и робок и летуч,
Но сердцу, где ни струн, ни слез, ни ароматов,
И где разорвано и слито столько туч...
Он как-то ближе розовых закатов