Урок литературы Антикрепостническая направленность рассказа Тургенева "Хорь и Калиныч"


Урок литературы
Антикрепостническая направленность рассказа
И.С.Тургенева «Хорь и Калиныч»
(деловая игра)
Цель: в ходе урока обеспечить знакомство с антикрепостнической направленностью
рассказа;
развивать умение читать, не только, как говорил Белинский, «получая наслаждение» от
чтения, но и осознавать, что стоит за словами, событиями, анализируя смысл
прочитанного;
воспитывать потребность думать над книгой, ставить перед собой вопросы, и, вновь
возвращаясь к тексту, искать на них ответы;
побуждать учащихся к творчеству и самостоятельности;
воспитывать потребность работать самостоятельно, уметь доказывать и отстаивать своё
мнение.
Оборудование: портрет писателя, текст рассказа у каждого ученика; фонохрестоматия.
Ход урока (конспект составлен после проведения урока):
1. Слово учителя. В середине 19 века крестьянская тема в России была самой опасной и
закрытой, т.е. запретной. Цензура… Правительство выпустило тайную инструкцию:
цензор ни в коем случае не должен допускать к печати строки, описывающие народные
нужды и бедствия, а тем паче, изображающие злоупотребления и жестокость помещиков.
И вот ревностные служители порядка, вооружившись карандашами, начали лихо черкать,
беспощадно борясь с «крамолой». Но всегда в России есть люди, которым обязательно
нужно говорить правду. У русских вообще прибавляется азарта и настырной
целеустремлённости именно в отношении того дела, которое им запретили делать.
Остановить руку цензора невозможно, справиться с желанием и потребностью писать
правду – тоже. Что же делать? Воспользоваться манерой Эзопа, то есть, как говорил
Тургенев, «делать цензурнее» свои рассказы.
И вот Иван Сергеевич написал свой первый рассказ из сборника «Записки охотника» -
«Хорь и Калиныч». Вы строгие цензоры, книга попала вам на стол. Что бы вы, будучи
цензорами, вычеркнули из тургеневской рукописи в первую очередь и как объяснили бы
свою правку государю-императору? Я беру на себя роль царя, а вы берите карандаши и
начинайте правку.
2. Анализ мест, эпизодов, нуждающихся, по мнению новоявленных цензоров в «правке»:
- сравнение орловского и калужского мужика: «живёт в дрянных осиновых избёнках»,
«ест плохо»; цензоры «убрали» слова, относящиеся к калужскому мужику: «…и по
праздникам ходит в сапогах», - поскольку из этого видно, что в обычные дни он так же,
как и орловский, носит лапти – намёк на то, что, в сущности, жизнь их мало чем
отличается;
- замена фамилии Полутыкин, унижающей достоинство русского помещика: «Тыкин», да
ещё «полу»;
- нельзя допустить в печать фразу Полутыкина: «Теперь он мне сто целковых оброка
платит, да ещё я, пожалуй, накину», - поскольку это прямое свидетельство жадности,
ненасытности Полутыкиных, живущих за счёт таких, как Хорь, умных и деловитых
мужиков;
- никуда не годится и это: «Сосед Пичуков запахал у него землю и на запаханной земле
его же бабу высек», - так возникает мысль об обыденности, привычности телесных
наказаний для крестьян, о бесправии простых людей; далее не сама избитая баба в
городской суд отправляется жаловаться, а её хозяин, но едет он не крепостную свою
защищать, а землицу обратно вернуть;
- о произволе помещиков, царящем в России, и бесправии крестьян можно судить по
высказываниям Хоря: «Кто без бороды живёт, тот Хорю и набольший». В связи с этим
«цензоры»предлагают совсем убрать сцену, в которой Хорь, жалуясь на судьбу, поёт
песню «Доля ты моя, доля!» - так как становится понятным, что «откупиться» от барина,
как предлагает ему сам Полутыкин, Хорь не может, ибо тут же попадёт в зависимость к
кому-нибудь другому, следовательно, в стране, имеющей такие порядки, вообще нельзя
быть свободными. И счастливый Хорь на самом деле – лицо трагическое;
- обязательно «вычеркнуть» фразу: «Хорь насквозь видел г-на Полутыкина», так как она
как бы ставит крепостного мужика по уму проницательности гораздо выше его
образованного господина – помещика;
- наконец, г-н Тургенев позволяет себе прямой намёк на необходимость преобразований и
изменений в России, поэтому «вычёркиваем» слова: «Но из всех наших разговоров я
вынес одно убеждение, что Пётр Великий был по преимуществу русский человек, русский
именно в своих преобразованиях». Видимо, «русские люди», Хорь и Калиныч, тоже
понимают и хотят существенных перемен.
3. Когда учащиеся - «цензоры» доложили учителю «императору» о своих исправлениях,
текст оказался фактически осмыслен, проанализирован, отмечены особые
художественные приёмы (Эзопов язык, иносказания), содержание изучено и усвоено.