Конспект занятия "День Памяти Пушкина"


День Памяти Пушкина
Цель:
научить читать произведения «духовными глазами».
способствовать формированию ценностного отношения к жизни, каждому её
мгновению.
Звучит музыкальная заставка – вальс А.Хачатуряна к драме «Маскарад».
Мелодия неожиданно резко обрывается. Читается стихотворение М.
Лермонтова «Смерть поэта»
1 Ведущий:
Погиб поэт! – невольник чести –
Пал, оклеветанный молвой,
С свинцом в груди и жаждой мести,
Поникнув гордой головой!...
Не вынесла душа поэта
Позора мелочных обид,
Восстал он против мнений света
Один, как прежде…и убит!
Убит!...к чему теперь рыданья,
Пустых похвал ненужный хор
И жалкий лепет оправданья?
Судьбы свершился приговор!
Не вы ль сперва так злобно гнали
Его свободный, смелый дар
И для потехи раздували
Чуть затаившийся пожар?
Что ж? веселитесь- он мучений
Последних вынести не мог:
Угас, как светоч, дивный гений,
Увял торжественный венок.
Его убийца хладнокровно
Навёл удар…спасенья нет:
Пустое сердце бьётся ровно.
В руке не дрогнул пистолет.
И что за диво? Издалека,
Подобный сотням беглецов,
На ловлю счастья и чинов
Заброшен к нам по воле рока;
Смеясь, он дерзко презирал
Земли чужой язык и нравы;
Не мог понять в сей миг кровавый,
На что он руку поднимал!
И он убит – и взят могилой,
Как тот певец, неведомый, но милый,
Добыча ревности глухой.
Воспетый им с такою чудной силой,
Сражённый, как и он, безжалостной рукой.
Зачем от мирных нег и дружбы простодушной
Вступил он в этот свет, завистливый и душный
Для сердца вольного и пламенных страстей?
Зачем он руку дал клеветникам ничтожным,
Зачем поверил он словам и ласковым и ложным,
Он, с юных лет постигнувший людей?
И прежний сняв венок, - они венец терновый,
Увитый лаврами, надели на него:
Но иглы тайные сурово
Язвили славное чело;
Отравлены его последние мгновенья
Коварным шёпотом насмешливых невежд.
И умер он – с напрасной жаждой мщенья,
С досадой тайною обманутых надежд.
Замолкли звуки чудных песен,
Не раздаваться им опять:
Приют певца угрюм и тесен,
И на устах его печать.
А вы, надменные потомки
Известной подлостью прославленных отцов,
Пятою рабскою поправшие обломки
Игрою счастия обиженных родов!
Вы, жадною толпою стоящие у трона,
Свободы, Гения и Славы палачи!
Таитесь вы под сению закона,
Пред вами суд и правда – всё молчи!
Но есть и Божий суд, наперсники разврата!
Есть грозный суд: он ждёт;
Он не доступен звону злата,
И мысли и дела он знает наперёд.
Тогда напрасно вы прибегнете к злословью:
Оно вам не поможет вновь,
И вы не смоете всей вашей чёрной кровью
Поэта праведную кровь!
2 ведущий: Истинные чувства передовой русской интеллигенции выразил
молодой Лермонтов в своих гневных стихах на смерть Пушкина.
( На разных концах сцены - за столиками ведут разговор участники)
1 чтец:
В самый день дуэли, 27 января 1837 года, встал он рано, в восемь часов утра,
и занимался выписками из сочинения Голикова по истории Петра давний
свой труд, который было оставил. Потом он отрывался для переговоров о
секунданте. И уже почти перед тем как ехать, раскрыл книжку писательницы
Ишимовой, которую пригласил сотрудничать в своём «Современнике». Это
была «История России в рассказах для детей». Он должен был с нею
увидеться, но, конечно, не мог и написал ей коротенькое письмо о том, как
зачитался её «Историей»: «Вот как надобно писать!»
2 чтец: На место дуэли прибыли в половине пятого. От усилившегося ветра
укрылись в небольшой сосновой роще. Снег был глубок. Пришлось
протоптать тропинку; плащи служили барьерами. Пушкин, подойдя к
барьеру, стал наводить пистолет. Дантес, не доходя до своего барьера,
выстрелил первый. Тяжело раненный, Пушкин упал лицом вниз. Однако он
нашёл в себе силу приподняться и сделать свой выстрел. Дантес упал, но его
спасла будто бы пуговица мундира.
3 чтец: Пушкина усадили бережно в сани. Секунданты шли рядом. Ветер
затих, и в воздухе зареяли белые снежинки. Северная наша природа словно
прощалась с поэтом, так глубоко понимавшим её.
4 чтец: Дома были к шести часам. Наталья Николаевна встретила его в
передней и упала без чувств. Камердинер внёс Пушкина по лестнице на
руках.
5 чтец: Поэт мужественно переносил страдания, беспокоился о жене: «Она,
бедная, безвинно терпит и может ещё потерпеть во мнении людском».
6 чтец: Возле Пушкина неотлучно были друзья и врачи. На другой день
пришёл Владимир Иванович Даль, одновременно и как друг и как врач.
Последнюю ночь он всю просидел у постели поэта. В соседней комнате были
Жуковский и Вяземский. Пушкин переносил свои страдания с
исключительной стойкостью. «Я был в тридцати сражениях, - говорил доктор
Арендт, - я видел много умирающих, но мало видел подобного». В квартиру
Пушкина приходило множество людей – знакомых и незнакомых. У подъезда
толпился народ.
7 чтец: Прощаясь с женой, Пушкин, как передавали, сказал ей: «Носи по мне
траур два или три года. Постарайся, чтобы забыли про тебя. Потом выходи
опять замуж, но не за пустозвона». Всего за три четверти часа до смерти
Пушкин сказал: «Позовите жену, пусть она меня покормит», и взял в рот
несколько ягод морошки. Перед самым концом он брал руку Даля, сжимал её
и говорил: «Ну, подымай же меня, пойдём, да выше, выше, - ну, пойдём!». И
ещё погодя: «Ну, пойдём же, пожалуйста, да вместе!»
8 чтец: в 2 часа 45 минут дня 10 февраля (29 января старого стиля) 1837 года
Пушкин скончался.
В ночь на 12 февраля тело его перенесли в Конюшенную церковь. Сделано
это было тайком от народа и под строгой охраной явной и тайной полиции.
Петербург волновался. И как ни прятали Пушкина от населения столицы,
отпевание тела превратилось в настоящую народную демонстрацию.
2 ведущий: Гроб с телом Пушкина, обёрнутый рогожей, под конвоем
жандармов был отправлен в Михайловское, где и предан земле в
Святогорском монастыре.
1 чтец: Пушкин жив для нас как великий национальный поэт, как пламенный
патриот своей страны.
2 чтец: Он жив для нас вместе с нашей скромной, но и могучей, дорогой
нашему сердцу русской природой.
3 чтец: Он жив для нас в образах, созданных им.
4 чтец: Его творческий гений дивно звучит в музыке его несравненной
поэзии.
5 чтец: Он сопутствует нам в наших трудах и наших победах.
6 чтец: Он жив, наконец, в самом нашем языке, бессмертном, как и сам
великий народ, создавший его.
7 чтец: Вечная хвала и горячая, неумирающая любовь нашему Пушкину!
( Действие с противоположных концов переходит к центру)
8 чтец: Ребята, вы писали миниатюры «Мой Пушкин». Вам слово.
(Дети зачитывают миниатюры)
Ведущий 1: Спасибо, ребята! В самом деле, у каждого из нас свой Пушкин.
Именно это обстоятельство делает Пушкина нашим. И жаль, как до обидного
мало знает о нашем гении «племя младое, незнакомое». Возможно, не всё
племя.. Дай-то, Бог! Ведь нельзя, любя Россию, не знать и не любить
Пушкина!
Ведущий 2: Можем ли мы, «во глубине сибирских руд» живущие, не
восславить поэта?!
Сибирские поэты и прозаики отдают должное великому человеку России. «
Сибирский венок Пушкину»
Звучит музыкальный фрагмент (вальс А.Хачатуряна к драме «Маскарад»).
Постепенно затихая, музыка становится фоном для чтения.
Чтец 1: Владлен Белкин «У памятника Пушкину в Москве»
Каким его народ боготворил,
Отлитый из державного металла,
На каменном подножье пьедестала
В раздумье неподвижно он застыл…
Вокруг него грохочет и гудит
Огромный город в переливах света..
Но я стою и чувствую в груди
Живой огонь нетленных дум поэта.
2 чтец: Михаил Величко «Пушкин»
«Буря мглою небо кроет,
Вихри снежные крутя…»
Белой, снежною порою
Я любуюсь, как дитя.
Белым лесом катят лыжи,
Целину снегов круша.
Вижу вихри, вьюгу слышу,
В унисон поёт душа.
И ни зверя, и ни птицы
В этой снежной целине.
Белки, соболи, лисицы
Где-то в Ницце, заграницей
У красоток на спине.
Мои ушки на макушке.
Я шагаю, жизнь любя…
Александр Сергеевич Пушкин,
Как бы жил я без тебя?
3 чтец: Владимир Замышляев «Пушкинская площадь»
Мимо Пушкина прохожу…
Сердце вздрагивает тревожно.
Нет, помедлю, чуть погожу –
Разве это «мимо» возможно?
Был он гением красоты,
Возвеличил Русь – от Олега,
От петровской крутой мечты
До смертельно личного снега.
Он погиб, не поднялся - к нам.
«Славный Пушкин!» - влюблено шепчем.
Ты – Свобода! К твоим словам
Наше время прижалось крепче.
Возле Пушкина погожу –
Мысли вспыхивают не ложно.
Вместе с Пушкиным похожу …
Боже, разве сие не можно?!
4 чтец: Иван Захаров «Перед кончиной»
Морозно. Белеют окошки.
Надежд на спасение нет.
«Морошки.. хочу я .. морошки», -
В мучениях шепчет поэт.
«Где жёнка- Секунда умчала
Звук-шелест, растаяв вдали.
«Я здесь, Саша…» - и зарыдала
Бесценная свет-Натали.
И где-то нашли, и мгновенно
Морошку на ложке несут,
Как будто из сказки нетленной
С живою водою сосуд.
Но поздно. Уже задымились
Судьбы золотые слова.
И ягоды с ложки скатились,
Поникла его голова.
Квартира объята печалью.
Минуты летят в пустоту.
И горько Владимиру Далю,
Жуковскому невмоготу.
И став для поэта гарантом,
Не скрыв опечаленный вид,
Всё так же живым секундантом
Данзас в изголовье стоит.
Не видел достойной награды
Поэт на дворцовых балах.
Убийца и недруги рады.
Пал гений. Россия – в слезах.
5 чтец: Николай Лухтин «Пушкин и Енисей»
К политкнигам не ведаю рвения,
Никогда не читал «Капитал».
Но стихи знаменитого гения
С молоком материнским впитал.
Не случайно в мир чванства и косности
Он с улыбкой и шуткой вступил,
Словно Богом землянам ниспосланный,
Как оазис в безводной степи.
Его лира шагает царевною,
Взяв все крепости и города.
И течёт её муза напевная
По земле, как живая вода.
Сказок много нам сверху отпущено,
Сколько слышал их в жизни своей?!
Но не мыслю Россию без Пушкина,
Как Сибирь без реки Енисей.
Вальс А.Хачатуряна звучит в полную силу.