Литературная гостинная "«Путь в вечность» (К 120 - летию со Дня рождения М.И. Цветаевой)"


КОУ «Вечерняя (сменная) общеобразовательная школа №2»
Литературная гостиная
«Путь в вечность»
(К 120 - летию со Дня рождения М.И.Цветаевой)
Учитель русского языка и литературы
Горбунова В.С.
г. Омск
Хозяйка гостиной
Сегодня наша литературная гостиная посвящена жизни и творчеству поэтессы - Марины
Ивановны Цветаевой.
«Лучшие - не доживают, это давно известно. Что же, Господь так нетерпелив? Или
здешнее наше обиталище – не самое подходящее место для гениальных умов и светлых
душ? И намаявшись в убогости земного пространства, они излечиваются от жизни –
исчезнув?
Звучит "Реквием" В.А.Моцарта
Ведущий:
Марина Цветаева. Эффектно и даже вычурно. Похоже на псевдоним. Но за цветочным
именем – душа скитальца в бесконечности страстей. Везде не дома, всегда – не богата
(если не сказать - бедна) и, в общем-то, не слишком удачлива.
М. Цветаева писала: «И к имени моему «Марина» - прибавьте: мученица».
Каждая осень напоминает нам о рождении Марины Ивановны Цветаевой жаркими,
горьковатыми даже на взгляд гроздьями рябины, вызывая в памяти прекрасные строки:
Чтец:
Красною кистью
Рябина зажглась.
Падали листья.
Я родилась.
Спорили сотни
Колоколов.
День был субботний:
Иоанн Богослов.
Мне и доныне
Хочется грызть
Жаркой рябины
Горькую кисть
Ведущий:
Свою судьбу Марина Цветаева предсказала сама и очень рано: в начале долгое забвение, а
затем громкую посмертную славу.
Чтец:
Моим стихам, написанным так рано,
Что и не знала я, что я - поэт,
Сорвавшимся, как брызги из фонтана,
Как искры из ракет,
Ворвавшимся, как маленькие черти,
В святилище, где сон и фимиам,
Моим стихам о юности и смерти
- Нечитанным стихам! -
Разбросанным в пыли по магазинам
(Где их никто не брал и не берет!),
Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черед.
Угадала и свою страшную смерть, ошиблась только во времени суток:
Чтец:
3наю, умру на заре! На которой из двух,
Вместе с которой из двух - не решить по заказу!
Ах, если б можно, чтоб дважды мой факел потух!
Чтоб на вечерней заре и на утренней сразу!
Пляшущим шагом прошла по земле! - Неба дочь!
С полным передником роз! - Ни ростка не наруша!
Знаю, умру на заре! – Ястрибиную ночь
бог не пошлет по мою леби-единую душу!
Нежной рукой отведя нецелованный крест,
В щедрое небо рванусь за последним приветом.
Прорезь зари – и ответной улыбки прорез…
Я и в предсмертной икоте останусь поэтом!
Ведущий:
Сегодня настало ее время. Марину Цветаеву любят миллионы людей, ее строчки стали
крылатыми. А иные ее стихи кажутся давними и привычными, словно существовали
всегда - как русский пейзаж, как рябина у дороги, как полная луна, и как вечный женский
голос, перехваченный любовью и страданием.
Памяти Марины Цветаевой посвящается...
(Звучит запись романса "Кто создан из камня" Видеоролик)
Ведущий: 26 сентября 1892 года в семье Ивана Владимировича Цветаева, профессора
Московского университета, директора Румянцевского музея и основателя Московского
Музея изящных искусств и Марии Александровны Мейн, одаренной пианистки, ученицы
Рубинштейна, человека, глубоко и тонко чувствовавшего искусство, натуры артистичной
и чуткой, родилась дочь Марина.
Ведущий: Из дневника М. Цветаевой. "Когда вместо желанного, предрешенного,
почти предсказанного сына Александра родилась всего только я, мать сказала: "По
крайней мере, будет музыкантша". Когда же первым, явно бессмысленным и вполне
отчетливым догадливым словом оказалось "гамма", мать только подтвердила: "Я так и
знала", и тут же принялась учить меня музыке. Могу сказать, что я родилась не в жизнь, а
в музыку."
Марине не исполнилось и пяти лет, когда началось ее суровое обучение музыке. Ее
заставляли играть на рояле по четыре часа в день - два утром и два вечером.
В возрасте 4 лет Марина начала писать стихи. Ей было не до музыки. Она играла со
словами, до нот ей не было никакого дела. Мать, зная об увлечении дочери, запрещала ей
брать бумагу и карандаш.
«Все моё детство, все дошкольные годы, вся жизнь до семилетнего возраста, все
младенчество – было одним большим криком о листке белой бумаги, подавленным
криком», - вспоминала позже поэтесса.
С шести лет Марина уже писала стихи не только на русском, но и на французском, и на
немецком языках.
Детство, юность, молодость Цветаевой прошли в Москве и в тихой, провинциальной
Тарусе, отчасти – за границей (Италия, Швейцария, Германия, Франция), так как мать
болела чахоткой. Однако именно Москва осталась на всю жизнь любимым и желанным
городом.
3-й чтец:
- Москва! - Какой огромный
Странноприимный дом!
Всяк на Руси - бездомный.
Мы все к тебе придем.
Клеймо позорит плечи,
За голенищем нож.
Издалека - далече
Ты все же позовешь.
На каторжные клейма,
На всякую болесть -
Младенец Пантелеймон
У нас, целитель, есть.
А вон за тою дверцей,
Куда народ валит, -
Там Иверское сердце
Червонное горит.
И льется аллилуйя
На смуглые поля.
Я в грудь тебя целую,
Московская земля!
Ведущий: Шло время, и Марина из круглолицей девочки с глазами цвета крыжовника
превратилась в невысокую светловолосую девушку с задумчивым взглядом близоруких
глаз. Интерес к музыке у Марины постепенно угасает, особенно после смерти матери. У
нее появилась более глубокая страсть - книги.
В восемнадцать лет (1910 год) она уже была автором сборника "Вечерний альбом".
Стихи никому не известной поэтессы не только не затерялись, но и вызвали
положительные отклики таких мастеров - символистов и требовательных знатоков стиха,
как Валерий Брюсов, Максимилиан Волошин, который восторженно писал:
Чтец
Кто вам дал такую яркость красок?
Кто вам дал такую точность слов?
Смелость все сказать – от детских ласок
До весенних, полулунных снов?
До революции Марина Цветаева выпустила еще две книги, сумев не только сохранить
свой голос среди пестрого многоголосья литературных школ и течений
предреволюционной поры, но и развить талант, создав оригинальные, точные по форме и
мысли произведения
Ведущий: Цветаева жила очень напряженно, непотаенной душевной жизнью. Стихи были
для нее почти единственным средством самовыражения. Она поверяла им все. В ее ранних
дневниковых стихах подспудно вызревал и временами уже давал о себе знать
великолепный цветаевский психологизм. Она точно схватывала и умела передавать
словом, интонацией, ритмикой тонкие и трудно выразимые нюансы своих переживаний,
глубоко запрятанных чувств, мечтаний, надежд.
Звучит романс "Вот опять окно" муз.В.Дашкевича. Видеоролик
Ведущий: Марина Цветаева принадлежала к людям той эпохи, которая была необычна
сама по себе и делала необычными всех живущими в ней. Поэтесса была хорошо знакома
с Валерием Брюсовым, Максимом Горьким, Владимиром Маяковским, Борисом
Пастернаком, Анной Ахматовой и другими талантливейшими людьми конца XIX - начала
ХХвека. Им она посвящала свои стихи, являвшиеся выражением ее чувств и мыслей.
Ведущий: В самом начале 1912 года в жизни Цветаевой произошли два важных события:
она обвенчалась с Сергеем Эфроном, и у нее вышел второй сборник стихов "Волшебный
фонарь". Она гостила тогда в волошинском крымском доме - в Коктебеле.
Они встретились 5 мая 1911 года на пустынном , усеянном мелкой галькой берегу. Она
собирала камешки, он стал помогать ей - красивый, грустный и кроткой красоты юноша,
почти мальчик - с поразительными, огромными, в пол-лица глазами ; заглянув в них и все
прочтя вперед, Марина загадала: если он найдет и подарит мне сердолик, я выйду за него
замуж! Конечно, сердолик этот он нашел тотчас же, на ощупь, ибо не отрывал своих
серых глаз от ее, зеленых ,- вложил ей его в ладонь, розовый, внутри освещенный,
крупный камень, который она хранила всю жизнь, который чудом уцелел и по сей день...
Время после встречи, с мая 1911 года до начала мировой войны было самым счастливым в
ее жизни. Именно ему, любимому, мужу, другу будут посвящены лучшие стихи.
Звучит романс "Героям 1812 года». Видеоролик
Чтец:
Я с вызовом ношу его кольцо
- Да, в Вечности - жена, не на бумаге.-
Его чрезмерно узкое лицо
Подобно шпаге.
Безмолвен рот его, углами вниз,
Мучительно - великолепны брови.
В его лице трагически слились
Две древних крови.
Он тонок первой тонкостью ветвей.
Его глаза - прекрасно-бесполезны! -
Под крыльями распахнутых бровей -
Две бездны.
В его лице я рыцарству верна.
- Всем вам, кто жил и умирал без страху.
Такие - в роковые времена -
Слагают стансы - и идут на плаху.
Ведущий: Любовь к Сергею Эфрону была пылкой, романтической и патетической.
"Сережу я люблю бесконечно и навеки... Он необычайно и благородно красив, он
прекрасен внутренне и внешне... Он блестяще одарен, умен, благороден. Если бы вы
знали, какой он пламенный, великодушный, глубокий юноша! За три или почти три года
совместной жизни ни одной тени сомнения друг в друге.
"Наш брак до того не похож на обычный брак, что я совсем не чувствую себя замужем и
совсем не переменилась,- люблю все то же и живу все так же, как в 17 лет. Мы никогда не
расстанемся. Наша встреча - чудо."
Ее стихи, посвященные Эфрону, буквально обожествляют человека:
Романс: "Благославляю Вас." муз.М.Таривердиева
Ведущий:
Осенью 1912 года у Эфронов родилась дочь Ариадна.
«Аля - Ариадна Эфрон - родилась 5 сентября 1912 года, в половину шестого утра под звон
колоколов. Я назвала ее Ариадна, вопреки Сереже, который любит русские имена, папе,
который любит простые имена, друзьям, которые находят, что это «салонно». Назвала от
романтизма и высокомерия, которые руководят всей моей жизнью». (Из воспоминаний М.
Цветаевой).
Цветаева обожала дочь. В ее дневнике записано каждая мельчайшая деталь ее внешности,
ее роста и развитие. Она никогда не называла ее Ариадна, для нее она всегда была Аля
Чтец
Ты будешь невинной, тонкой,
Прелестной - и всем чужой.
Пленительной амазонкой,
Стремительной госпожой.
Все будет тебе покорно,
И все при тебе - тихи.
Ты будешь, как я бесспорно-
И лучше писать стихи
Ведущий:
13 апреля 1917года у Марины Цветаевой родилась вторая дочь, которую она назвала
Ириной. Рядом с Мариной - ее друзья, любимый человек и крохотная дочурка. Но все
изменилось, свершилась революция. Жизнь в Москве была очень тяжелой. Марина
осталась одна с двумя детьми, Эфрон был переведен в армию. Это пора испытаний.
Существует мнение, что "политика ей была глубоко чужда, она была к ней равнодушна.
Да! Это действительно так... Но только почти... Цветаева ощущала трагизм
революционных событий, всей своей сущностью поэта не принимала - насилия,
жестокости, убийств. И особенно тогда, когда это касалось ее привычного круга людей и
тех, кто был для нее дорог и любим. У Цветаевой не осталось никаких средств к
существованию. Марине приходилось продавать книги и менять вещи на дрова..
Если сказать, что Марина Цветаева любила Эфрона, - это значит ничего не сказать: она
его боготворила, и все три года отсутствия известий о нем были для неё пыткой, страшнее
которой она не могла себе вообразить.
Чтец
Писала я на аспидной доске,
И на листочках вееров поблеклых,
И на речном, и на морском песке,
Коньками по льду, и кольцом на стеклах, -
И на стволах, которым сотни зим,
И, наконец, - чтоб всем было известно! -
Что ты любим! любим! любим! любим! -
Расписывалась - радугой небесной.
5-й чтец: В красной Москве она, жена белого офицера Эфрона, все эти долгие три года
чувствовала себя отщепенкой. Лирика Марины Цветаевой лет революции и гражданской
войны, когда она вся была поглощена ожиданием вестей от мужа, проникнута печалью её
страстной, почти отчаявшейся надеждой. «Я вся закутана в печаль. писала она. – Я живу
печалью».
Песня И. Алегровой «Я тебя отвоюю …», на стихи М. Цветаевой. Видеоролик
Ведущий:
Если Маяковский, которого Цветаева высоко ценила, говорил про революцию: "Моя
революция", то Цветаева как поэт демократической русской литературы провозгласила
свое нравственное кредо в 1918 году:
Чтец:
Если душа родилась крылатой -
Что ей хоромы - и что ей хаты!
Что Чингис-Хан ей и о - Орда!
Два на миру у меня врага,
Два близнеца, неразрывно-слитых:
Голод голодных - и сытость сытых!
Ведущий:
Это было тяжелое время. Дети, да и сама Цветаева часто голодали и мерзли, так как не
было средств на приобретение еды и дров. Наконец в ноябре1918 года она сдалась и
пошла на работу в Народный комиссариат по делам национальностей. Марина
проработала там пять с половиной месяцев. Ее обязанностью было писать пересказы
газетных отчетов или наклеивать и регистрировать для архива газетные вырезки о
поражениях Белой армии. Работа отнимала у нее много времени, и вскоре Цветаева
оставила ее. Теперь, когда она оставила службу, борьба за выживание стала отчаянной.
Она пыталась заработать денег, сшивая страницы стихов и оставляла их в книжной лавке
на продажу.
В конце концов, в ноябре бедность и истощение вынудили ее сдать детей в
государственный приют.
17 февраля 1920 года умерла Ирина. Несколькими неделями раньше, приехав к детям в
приют, Марина обнаружила, что у Али жар. Она немедленно забрала ее домой, ухаживала
за ней, не навещая при этом Ирину.
Ирина умерла от голода. Цветаева понимала, что она виновата. После ее смерти Цветаева
написала стихотворение, в котором пытается оправдать себя, она пишет, что спасла
жизнь Ариадны ценою смерти Ирины.
Чтец:
Две руки, легко опущенные
На младенческую голову!
Были – по одной на каждую –
Две головки мне дарованы.
Но обеими – зажатыми –
Яростными – как могла!
Старшую из тьмы выхватывая –
Младшей не уберегла.
Две руки – ласкать – разглаживать
Нежные головки пышные.
Две руки – и вот одна из них
За ночь оказалась лишняя.
Светлая – на шейке тоненькой –
Одуванчик на стебле!
Мной еще совсем не понято,
Что дитя мое в земле.
Ведущий:
После смерти Ирины Цветаева в неистовстве написала множество стихов. Позже Марина
сгруппировала их в два сборника «Версты 1» и «Версты 2».
В 1922 году Марина Цветаева узнала, что ее муж Сергей Эфрон жив и бежал в
Чехословакию. Марина, не задумываясь, приняла решение ехать к нему.
Она выезжала из России в неизвестный мир, в изгнание.
15 мая 1922 году Цветаева с дочерью прибыли в Берлин, который уже был центром
русских эмигрантов, где господствовала атмосфера политической свободы и
интеллектуального возбуждения, а затем в Прагу, чтобы заново воссоединиться.
Воссоединение произошло. Отношения стали налаживаться. В Праге Цветаева была на
вершине творческой активности. В последующие три года Марина написала свои самые
зрелые лирические стихи, которые были опубликованы в 1928 году под заголовком
«После России»
Несмотря на все нужды, Цветаева продолжала переписываться с друзьями.
Переписка была ее любимым видом общения, сны – вторым. Они были бегством для
Марины от критики, от действительности. Больше всего писем Цветаева писала
Пастернаку. Их эпистолярный роман длился около четырнадцати лет
Звучит романс «Мне нравится…»
Находясь в эмиграции, Марина постоянно думала о родине. В стихотворениях звучат
ноты непередаваемой тоски и грусти:
Ведущий:Русской ржи от меня поклон,
Полю, где баба застится...
Друг! Дожди за моим окном,
Беды и блажи на сердце...
Ты в погудке дождей и бед -
То ж, что Гомер в гекзаметре.
Дай мне руку - на весь тот свет!
Здесь мои - обе заняты.
Ведущий: 1 февраля 1925 года у Марины Цветаевой родился сын. Сын – это был ребенок
мечты Цветаевой! Она никогда не забывала, как ее мать хотела сына. Когда умерла Ирина,
она пообещала себе, что у них с Сергеем будет сын. Цветаева хотела назвать сына
Борисом в честь Пастернака, но Эфрон на этот раз возразил, и мальчика назвали
Георгием. Марине не нравилось это имя, она согласилась, но никогда не называла сына
Георгием. Она звала его Муром.
Сына Цветаева обожала.«Алей я в детстве гордилась, даже – чванилась, этого
страстно – люблю»
31 октября 1925 года Цветаева, Аля и Мур покинули Прагу и отправились в Париж.
Сергей присоединился к ним позже.
В Париже Цветаеву ждал успех. Ее стихи были поняты и признаны.
Они жили в нормальной квартире в одном из районов Парижа, где жили почти все
русские эмигранты. В 1928 году вышел последний сборник стихов, опубликованный при
жизни Марины. Этот сборник назывался «После России», в него вошли стихи,
написанные в Праге и в Берлине.
Жизнь Эфронов с каждым годом становилась все труднее. Пособие было наполовину
сокращено, и семья едва существовала. Их крайняя бедность была тягостна и унизительна,
но их знакомые поэты, писатели и художники эмигранты переживали тоже самое.
Марина все больше уходила в свой собственный мир, который был закрыт для
окружающих.
В те годы, 1928-1929, творческая активность Цветаевой уменьшилась. Она написала около
восьмидесяти пяти стихотворений и три поэмы. В творчестве, как и в любви, Цветаева
хотела исключительности и поклонения, а не только принятия. Хотя ее публичные чтения
проходили всегда хорошо, она обижалась на то, что некоторые критики не признавали ее
стихов.
Также ее осаждали семейные проблемы. Марина не разделяла преданности Эфрона
коммунизму, но больше всего ее беспокоило то, что Аля следовала по стопам отца. В
апреле 1930года один из близких друзей Марины - Маяковский покончил жизнь
самоубийством. Она написала поэтический цикл “ Маяковскому». Цветаева была
шокирована этим проишествием. Двумя месяцами позже Марина испытала еще один удар.
Она узнала, что Пастернак оставил жену, потому что полюбил другую, замужнюю
женщину. Это был второй шок для Марины.
Ее настроение стало еще более подавленным. У Эфрона не было работы. Единственным
надежным доходом были ее литературные чтения. Но денег едва хватало на еду. Цветаева
продала несколько колец и шелковых платьев, подаренных ей богатыми покровителями.
Она была вынуждена курить папиросные окурки. В тот момент Марина была близка к
срыву.Финансовое положение семьи было отчаянным, а жизнь дома неуютной и одинокой
Оношение с Эфроном были натянутыми. В это время Цветаева начинает думать о
возвращении в
Москву.
Измученная и подавленная она пишет стихи, которые полны боли, отчаяния,
разочарования.
В начале 30-х годов Цветаева все больше обращается к прозе.
В августе 1932 года она услышала, что ее лучший друг Волошин умер. Она немедленно
села за работу над эссе “Живое о живом”.
Звучит романс «Уж сколько их упало в эту бездну».Видеоролик
К этому времени Цветаева была такой несчастной во Франции, что она решила:
Мур не будет, не должен стать французом. В одном из стихов, посвященных сыну, она
советует ему вернуться на родину.
Ведущий:
Езжай, мой сын домой – вперед -
В свой край, в свой век, в свой час, - от нас -
В Россию - вас, в Россию – масс.
Был 1933 год. Жизнь была ужасной.
Ведущий: “Никто не может вообразить бедности, в которой мы живем. Мой
единственный доход - от того, что я пишу. Мой муж болен и не может работать. Моя дочь
зарабатывает гроши, вышивая шляпки. У меня есть сын, ему восемь лет. Мы вчетвером
живем на эти деньги. Другими словами, мы медленно умираем от голода”.
(Из воспоминаний М. Цветаевой).
В марте 1933 Эфрон обратился за получением советского паспорта. Он хотел вернуться на
родину. Аля собиралась с ним. Они вместе занимались политикой, которую Марина
отказывалась понимать.
1937 год стал роковым в жизни Марины. Аля и Эфрон уехали на родину в Советский
Союз. Позже 18 июня 1939 года Марине Цветаевой с сыном с трудом удалось вернуться
обратно домой. Москва не встретила ее радостно и дружелюбно. Эфрона, а затем и Алю
арестовали.
В тюрьме Сергей пытался покончить жизнь самоубийством, Аля же сходила с ума.
Цветаева с Муром переехала жить поближе к тюрьмам, где они были заключены.
Марина лишилась всего: дочери, мужа, друзей и даже желания писать.
В августе 1941 началась эвакуация членов Союза писателей.
Цветаева с Муром отправилась в Елабугу.
Здесь Марина Цветаева покончила жизнь самоубийством. Она повесилась.
Ее смерть стала логическим концом ее жизни.
Эфрона расстреляли в октябре 1941 года; Мур, в феврале 1944 года призванный в армию,
был убит в том же году. В течение следующих пятнадцати лет о поэзии Цветаевой никто
не говорил.
После смерти Сталина и хрущевской “оттепели” дочь Марины Ариадна была
реабилитирована. Она вернулась в Тарусу, где в детстве так часто проводила лето ее мать.
До 1975 года она полностью посвятила себя собиранию и изданию работ матери и
основанию архива, закрытого до 2000 года. Поэт умирает – его поэзия остается.
Исполнилось пророчество Цветаевой, что ее стихам «настанет свой черед»
Ведущий:
Моим стихам, написанным так рано,
Что и не знала я, что я - поэт,
Сорвавшимся, как брызги из фонтана,
Как искры из ракет,
Ворвавшимся, как маленькие черти,
В святилище, где сон и фимиам,
Моим стихам о юности и смерти,
- Нечитанным стихам! -
Разбросанным в пыли по магазинам
(Где их никто не брал и не берет!),
Моим стихам, как драгоценным винам,
Настанет свой черед…
Хозяйка гостиной: Главное, Марина Цветаева была великим поэтом, опережающим
время, и когда поняла, что в эмиграции "она не нужна", а в России 40-х годов -
"невозможна", то рванулась вперед - в Будущее! В вечность! В неувядаемую Память
Человечества!
Звучит Моцарт «Реквием»
Рябину рубили зорькою.
Рябина – судьбина горькая.
Рябина седыми спусками…
Рябина! Судьбина русская…