Презентация "Иван Григорьевич Ковалевский - прототип гоголевского чиновника А.А. Башмачкина" 7-8 класс


Подписи к слайдам:
«Иван Григорьевич Ковалевский - прототип гоголевского чиновника А.А. Башмачкина»

«Иван Григорьевич Ковалевский - прототип гоголевского чиновника А.А. Башмачкина»

Презентация подготовлена Евдокимовым О.В., учителем русского языка и литературы школы № 288 Адмиралтейского района Санкт-Петербурга

27 апреля 2017 г.

П.А. Аненков вспоминал, что однажды в присутствии Н.В. Гоголя была рассказана история, случившаяся с одним петербургским чиновником, который долго собирал деньги на ружье… и при первой охоте утерял его в водах Финского залива

Николай Васильевич Гоголь.

Фотография середины XIX века

Эта потеря так расстроила чиновника, что он заболел, но друзья, узнавшие о причине болезни, организовали сбор денег и подарили незадачливому сослуживцу новое ружье

Вид С-Петербурга, Нева, корабли.

Середина XIX века

В критической литературе, посвященной истории создания «Шинели», указывается, что именно это событие побудило Гоголя создать повесть «Шинель». Однако есть более весомые аргументы, которые говорят, что не петербургский, а киевский чиновник послужил прототипом создания образа Акакия Акакиевича Башмачкина – главного героя повести «Шинель»

Вид С-Петербурга, Исаакиевский собор

Владимир Иванович Зноско – митрофорный протоиерей. Окончил Духовную семинарию и принял священнический сан в Российской Империи. До революции 1917 года был миссионером в США. После мировой войны оказался в Германии, вступил в должность настоятеля русской посольской церкви Святого Владимира в Берлине (1918–1921).

В 1930-е годы был помощником настоятеля местного православного прихода. В 1936 г. в Париже читал православно-миссионерские лекции в Трехсвятительском подворье.

Скончался протоиерей Владимир Зноско 12 декабря 1940 г. в Берлине. Похоронен на русском православном кладбище в Берлине (в Тегеле)

Протоиерей Владимир Зноско написал несколько замечательных духовных книг, среди которых есть жития святых: «Христа ради юродивый иеросхимонах Феофил подвижник и прозорливец Киево-Печерской лавры» (по мотивам этого духовного произведения П. Лунгиным в 2006 г. снят фильм «Остров»), «Христа ради юродивый старец Паисий», «Киевский юродивый странник Иван Григорьевич Босый» и другие

Впервые жизнеописание Ивана Босого было издано в 1908 году в Киево-Печерской Лавре

Летом 1835 года Н.В. Гоголь посетил Киев, остановившись на квартире у ректора киевского Университета М.А. Максимовича, своего бывшего одноклассника по Нежинскому лицею. Писатель странствовал по Киеву, неоднократно посещал Киево-Печерскую Лавру. 1835 год – это тот самый год, когда чиновник Иван Григорьевич Ковалевский только что уволился из Департамента и находился в Киеве

Изображение Киева, XIX в.

Киевский чиновник Иван Григорьевич часто посещал киевскую Лавру, подолгу бывал в ней, молился за богослужениями и, ценя духовное общение, беседовал с лаврскими старцами.

Летом 1835 года Н.В. Гоголь мог видеть в киевской Лавре Ивана Григорьевича - или же слышать о нем от своих лицейских товарищей-чиновников

Успенский собор XI века Киево-Печерской Лавры

Подвижник благочестия, Христа ради юродивый Иван Григорьевич Ковалевский по прозванию Иван Босый (1807-1855 гг.), служивший до 1834 года в Киевской канцелярии переписчиком бумаг.

Именно киевский чиновник, Иван Григорьевич Ковалевский, будущий Христа ради юродивый, стал прототипом гениального литературного образа – Акакия Акакиевича Башмачкина

Акакий Башмачкин - «маленький человек». Этот образ чрезвычайно ценил Ф.М. Достоевский, сказавший: «Все мы вышли из гоголевской «Шинели», имея в виду образ нового литературного героя, появившегося в русской литературе в начале сороковых годов 19 столетия

«Шинель» — петербургская повесть Н.В. Гоголя.

Вышла в свет в 1842 г.

Чтобы показать первичность образа Ивана Григорьевича, мы постараемся проследить совпадения и некоторые отличия двух чиновников – петербургского и киевского. Сравним образы двух чиновников

Акакий Акакиевич идет вдоль канала по зимнему С-Петербургу

А) Отношение сослуживцев к Акакию Акакиевичу: Служил гоголевский чиновник в одном Петербургском департаменте, «где не оказывалось к нему никакого уважения. Сторожа не только не вставали с мест, когда он проходил, но даже не глядели на него, как будто бы через приемную пролетела простая муха. Начальники поступали с ним как-то холодно-деспотически. Какой-нибудь помощник столоначальника прямо совал ему под нос бумаги, не сказав даже: «Перепишите»

Акакий Акакиевич сидит в Департаменте за канцелярским столом

Б) «Но ни одного слова не отвечал на (эти оскорбления) … Акакий Акакиевич … это не имело даже влияния на занятия его: среди всех этих докук он не делал ни одной ошибки в письме. Только если уж слишком была невыносима шутка … он произносил: «Оставьте меня, зачем вы меня обижаете?»

Отношение сослуживцев к Ивану Григорьевичу: «Странный образ его жизни вызывал в сослуживцах … ненависть и озлобление. Порицание, насмешки и глумления были ему исключительным приветом со стороны товарищей. Всякий старался устроить ему какую-либо пакость. Кто подсыпал ему в чернильницу песку, кто подкладывал ему под сиденье острые шпильки, кто накладывал в карманы его пальто клочья засаленной объедками пищи бумаги, а кто, … пускал на его счет едкие колкости и остроты и подымал … на смех. <… > Но, помня заповедь, Иван Григорьевич относился ко всему с полнейшим равнодушием и ни на что не откликался»

Отношение сослуживцев к Ивану Григорьевичу: «Странный образ его жизни вызывал в сослуживцах … ненависть и озлобление. Порицание, насмешки и глумления были ему исключительным приветом со стороны товарищей. Всякий старался устроить ему какую-либо пакость. Кто подсыпал ему в чернильницу песку, кто подкладывал ему под сиденье острые шпильки, кто накладывал в карманы его пальто клочья засаленной объедками пищи бумаги, а кто, … пускал на его счет едкие колкости и остроты и подымал … на смех. <… > Но, помня заповедь, Иван Григорьевич относился ко всему с полнейшим равнодушием и ни на что не откликался»

Отказ от повышения по службе петербургского и киевского чиновников

Акакий Акакиевич:

«Один директор, будучи добрый человек и желая вознаградить его за долгую службу, приказал дать ему что-нибудь поважнее, чем обыкновенное переписыванье». Но Башмачкин, не умея поставить глаголы из первого лица в третье, отказался от этого поручения и остался в прежней должности титулярного советника

Иван Григорьевич: «Отличий по службе он не искал. Однажды ему выдался случай получить маленькое повышение, но, будучи доволен своим положением, Иван Григорьевич от такой чести отказался»

Внешний вид двух чиновников

  • Акакий Акакиевич:
  • «Он не думал вовсе о своем платье: вицмундир у него был не зеленый, а какого-то рыжевато-мучного цвета…. И всегда что-нибудь да прилипало к его вицмундиру: или сенца кусочек, или какая-нибудь ниточка…»

  • Иван Григорьевич:
  • «Иван Григорьевич жил по-прежнему. Являлся на службу испачканным, грязным, в порванном платье, полуголодный и худой. Одевался, как попало, кушал, что придется…»

Акакий Акакиевич: Вернувшись из Департамента даже дома Акакий Акакиевич переписывал бумаги. Поужинав, он садился за письменный стол и часами переписывал. Это было любимое его занятие.

  • Акакий Акакиевич: Вернувшись из Департамента даже дома Акакий Акакиевич переписывал бумаги. Поужинав, он садился за письменный стол и часами переписывал. Это было любимое его занятие.
  • Иван Григорьевич:
  • Киевский чиновник, приходя домой, со слезами на глазах часто молился перед иконой о тех, кто обижал его на службе. Молитва – было любимым его времяпровождением

Так выглядела шинель мелкого чиновника Российской Империи первой половины 19 века

Отношение Акакия Акакиевича к шинели

Акакий Акакиевич около года отказывал себе во всем и собирал деньги на новую шинель. Постепенно он так стал ею дорожить, что не готов был расстаться с ней.

Когда же грабители на пустынной ночной площади Петербурга силой отобрали шинель у гоголевского чиновника, то он чрезвычайно расстроился, пробовал бороться за возвращение себе шинели – но не смог этого сделать

ОТНОШЕНИЕ Ивана Григорьевича к подаренному тулупу

Иван Григорьевич, наоборот, относился к материальным вещам с полнейшим пренебрежением: «О равнодушии Ивана Босого к роскоши и о всей его нестяжательности говорит такой случай. Один богатый купец привез ему из Москвы дубленый тулуп и дал «в подарок» горсть серебра. Чтобы не обидеть купца отказом, Иван Григорьевич тулуп примерял на себя, прошелся в нем кругом Великой церкви, но, когда сгустились сумерки и наступил вечер, отправился к зданию Лаврской канцелярии, разложил полученные деньги на мостовой в форме четырехконечного креста, а тулуп распростер на земле, сам же незаметно скрылся»

ОКОНЧАНИЕ ЖИЗНЕННОГО ПУТИ ПЕТЕРБУРГСКОГО ЧИНОВНИКА

В конечном итоге, не выдержав утраты шинели, Акакий Акакиевич погибает. «На другой же день, - пишет Н.В. Гоголь, - обнаружилась у него сильная горячка… Он находился все время в бреду и жару. Явления, одно другого страннее, представлялись ему… Воры чудились ему беспрестанно…. (Акакий Акакиевич) сквернохульничал, произнося самые страшные слова. Наконец бедный Акакий Акакиевич испустил дух»

Так и не стало «маленького человека», Акакия Акакиевича Башмачкина, в С-Петербурге.

Акакия Акакиевича похоронили на одном из кладбищ С-Петербурга – и все забыли его, словно и не было на свете такого человека; даже из сослуживцев никто не вспомнил бедного Акакия Акакиевича

Окончание жизненного пути ивана григорьевича

Иван Григорьевич Ковалевский, став Христа ради юродивым, совершил в течение своей жизни множество добрых и бескорыстных дел. Так что, когда приблизилось время его отшествия к Богу, большое число народа пришло с ним проститься

Вид Киево-Китаевской пустыни XIX в.

Иван Босый (такое прозвище дал ему народ Киева за его особый подвиг – зимой и летом - ходить босиком) проживал и умер в Китаевксой пустыни, расположенной в 40 километрах от Киева. Там же, в Пустыни, Иван Босый и был похоронен в том склепе, который находился в монастырском саду. Добрая память о подвижнике благочестия сохранилась до наших дней.

Иван Босый (такое прозвище дал ему народ Киева за его особый подвиг – зимой и летом - ходить босиком) проживал и умер в Китаевксой пустыни, расположенной в 40 километрах от Киева. Там же, в Пустыни, Иван Босый и был похоронен в том склепе, который находился в монастырском саду. Добрая память о подвижнике благочестия сохранилась до наших дней.

Место упокоения китаевских

насельников-монахов,

восстановленное в последние годы.

Современный вид

Современный вид Китаевской пустыни, основанной на Китай-горе. Согласно летописям, в 12 веке в этих местах был загородный дом князя Андрея Боголюбского. В «Грамоте Андрея Боголюбского» сказано, что Китай-гора была пожертвована Киево-Печерской Лавре в 1159 году