Фаворитизм при дворе Екатерины II по воспоминаниям современников


1
ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ
Государственное образовательное учреждение среднего профессионального
образования
Кемеровский профессионально-технический техникум
Фаворитизм при дворе Екатерины II по
воспоминаниям современников
выполнила Исмайылова Эсмира Рзахан кызы,
преподаватель
Кемерово 2015 г.
2
В изображении современников императрица Екатерина II, с одной
стороны предстаёт в виде умной, образованной, энергичной, доброй
государыни, проявлявшей незаурядный талант в управлении государством, но
вместе с тем была наделена и множеством недостатков, которые, хотя и не
затмевали её достоинств, но накладывали тень на её личность.
Все расхождения и противоречия отзывов современников о Екатерине
исходят из того, что в зависимости от той категории, к которой относятся люди,
они будут смотреть на одни и те же события под разным углом зрения и давать
им разные или даже противоположные оценки (подробнее данный вопрос
рассматривался мною в статье «Кому из современников Екатерины II можно
верить (работа с источниками на уроках истории) // http://pedmir.ru/69519»).
Екатерина была человеком своего времени, её образ, её характер, её
судьба и мотивы поступков трудно понять без обращения к контексту эпохи.
Граф Сегюр в своих записках, посвящённых России и времени правления
Екатерины писал: «Люди против своей воли живут среди атмосферы своего
века, невольно увлекаются его вихрем; и те именно, которые более всего
огорчались его прогрессом, первые содействовали его ускорению» [6 , с. 123].
Фаворитизм был типичным явлением, присущим всем монархическим
дворам Европы, своеобразной визитной карточкой абсолютной монархии.
Фаворитизм сопутствовал как преемникам, так и предшественникам
Екатерины, но только при ней он проявился в такой откровенно вызывающей
форме и достигал столь широких масштабов, что запускал свои корни в
государственную политику.
Фаворит во времена Екатерины своего рода придворная должность «с
помещением, апартаментами, почестями и в особенности с определёнными
обязанностями», к которым, как писал К. Массон «государыня обнаруживала
наиболее выбора и разборчивости» [2, с. 226]. Публично Екатерина
практиковала обхождение с фаворитами, как с особо высокопоставленными
3
придворными сановниками, постоянно находившимися при ней и даже
путешествующими в её экипаже.
Все фавориты обладали привлекательной внешностью и пользовались
вниманием многих женщин, и чем старше становилась императрица, тем
моложе были её любовники, но при этом по своему интеллектуальному и
духовному уровню они были ниже её. Но Екатерина искала в возлюбленных
больше чем просто превосходные физические данные, она занималась их
образованием, приобщала к управлению государственными делами. Во всех
них она видела только достоинства и даже приписывала им отсутствующие у
них добродетели и таланты, не замечая пороков. Дело не только в том, что
страсть закрывала Екатерине глаза, но и в том, что как человек публичный, она
должна была подбирать себе окружение, не дискредитирующее императрицу, а
наоборот создающее определённый ореол величия, соответствующее
нравственным требованиям просвещённого общества. Вот, что пишет граф
Бекингем о взаимоотношениях Екатерины с Григорием Орловым: «Она от всей
души желает видеть его великим, чтобы личное пристрастие её к нему могло
быть оправдано одобрением публики» [2, с. 223].
Само положение Екатерины исключало возможность интимных
отношений с низким по статусу. Отсюда все награждения фаворитов титулами,
имениями, крестьянами, подарками, орденами, ко всему прочему ими она
подогревала усердие фаворитов, а после отставки новыми пожалованиями она
покупала их скромность и молчание. По свидетельствам историка К.
Валишевского, Екатерина простому сержанту гусарского полка И.П. Корсакову
за 15 месяцев фавора подарила 1 млн рублей, А.Д. Ланскому дворцами,
землями и драгоценностями она передала 7 млн рублей, А.Д. Мамонов получил
от неё 3 тыс. крестьян и 100 тыс. рублей, в то время как Орлов, Потёмкин и
Платон Зубов кроме подарков ещё и свободно распоряжались государственной
казной в своих целях [3, с. 230]. М. Щербатова особо возмущало это
неоправданное поощрение: «Охуляю я, что сокровищами коронными их
(фаворитов) до крайности богатит и даёт им такие преимущества, которые ни
4
долговременная служба, ни полезные подвиги приобрести не могут, и такую
власть, что все пред ними должны трепетать, чрез то и усердие уменьшается, и
робость и подлость духу час от часу вселяется» [2, с. 310].
Отношения современников к фаворитизму Екатерины зависят от
моральных устоев личности, но часто они просто прощали государыне эту
«слабость» перед лицом того, как много она делает для страны. Например, А.М.
Грибовский: «Сила её рассудка являлась в том, что несвойственно называть
слабостью сердца. Между тем, которые во время её одухновения или для
разделения её трудов удостаивались её самой близкой доверительности и по
чувствительности её сердца жили в её дворце, ни один не имел ни власти, ни
кредита. Но когда-либо приучен к делам государственным самой императрицей
и испытан в тех предметах, для которых угодно её было предназначать,
таковый был уже ей полезен; тогда выбор сей, делающий честь обеим
сторонам, давал право говорить правду, и его слушали» [5, с. 388]. С ним
соглашается и принц де Линь, также считая, что любовники Екатерины даже
приносили пользу государству: «Фавориты никогда не имели ни власти, ни
кредита, но те из них, которые были приучены к государственным делам самою
императрицею и испытаны в тех делах, к которым предназначались, бывали ей
весьма полезны» [2, с. 260]. Можно заметить, что они буквально повторяют
друг друга почти слово в слово, настолько они единодушны во мнении. М.М.
Щербатов же наоборот считал поведение Екатерины с фаворитами высшей
точкой падения нравов в стране: «Хотя при поздлых летах её возрасту, хотя
седины покрывают её голову, и время нерушимыми чертами означило старость
на челе её, но ещё не уменьшается в ней любострастие. Уже чувствует она, что
тех приятностей, которые младость имеет, любовники её в ней находить не
могут, и что ни награждения, ни сила, ни корысть не может заменить в них того
действия, которая младость может над любовником произвести» [2, с. 309].
Пагубному примеру Екатерины следовали многие подданные Российской
империи, что зафиксировано многочисленными источниками и отмечено
многими учёными в своих исследованиях [5, с. 390-392]. Позднее Н.М.
5
Карамзин скажет по этому поводу: «Слабость тайная есть только слабость,
явная порок, ибо соблазняет других. Горестно, но должно признаться, что,
хваля усердно Екатерину за превосходные качества души, невольно
вспоминаем её слабости и краснеем за человечество» [4, с.43].
Как женщина гордая и самолюбивая Екатерина больше всего боялась
пренебрежения к себе и оскорбления, поэтому после долгих лет унижений со
стороны мужа императора Петра III, она изо всех сил пыталась реализовать
себя как женщина и возлюбленная, чтобы восполнить образовавшийся
духовный вакуум. Интимные взаимоотношения были необходимы ей как
психологическая разрядка, самореализация, источник уверенности в себе, ей
нужно было кому-нибудь довериться. В «Чистосердечной исповеди» она
признаётся: «Беда, что сердце моё не хочет быть ни на час охотно без любви»
[1, с. 377]
Список использованных источников и литературы:
1. Анисимов, Е.В. Женщины на российском престоле [Текст] / Е.В.
Анисимов. СПб.: «Норинт», 2003. – 416с.: ил.
2. Екатерина II в воспоминаниях современников, оценках историков [Текст]
/ Вступ. ст., коммент., имен. указ. М. Рахматуллина. М.: ТЕРРА
Книжный клуб, 1998. – 416 с.
3. Заичкин И.А., Почкаев И.Н. Русская история: От Екатерины Великой до
Александра II. М.: Мысль, 1994. – 768с.
4. Карамзин, Н.М. Записка о древней и новой России в её политическом и
гражданском отношениях [Текст] / Н.М. Карамзин. М.: Наука. Главная
редакция восточной литературы, 1991. – 127 с.
5. Павленко, Н.И. Екатерина Великая [Текст] / Н.И. Павленко. М.: Мол.
гвардия, 1999. – 495с., ил.
6. Россия XVIII века глазами иностранцев [Текст] /Подготовка текстов,
вступительная статья и комментарии Ю.А. Лимонова. – Л.: Лениздат,
1989. 544 с.