Работа с кохлеарно имплантированными детьми с сочетанными дефектами развития


Лементовская Татьяна Сергеевна, учитель-дефектолог
ТОГБОУ «Школа-интернат для обучающихся с ограниченными
возможностями здоровья»
Работа с кохлеарно имплантированными детьми с
сочетанными дефектами развития
Из опыта работы с учеником 2 класса, имеющим нарушение
слуха и сочетанные дефекты развития
В настоящее время всё чаще приходится сталкиваться с таким
понятием, как ребенок с особыми образовательными
потребностями (потребностями в образовании). Дети с особыми
образовательными потребностями это дети, нуждающиеся в получении
специальной психолого-педагогической помощи и организации особых
условий при их воспитании и обучении. Коррекционная педагогика
призвана обеспечить социализацию ребенка, т.е. способствовать
достижению конечной цели обучения и воспитания ребенка с
отклоняющимся развитием преодолению его социальной
недостаточности, максимально возможному введению его в социум,
формированию у него способности жить самостоятельно.
В число детей с особыми образовательными потребностями входят
и дети, имеющие сложную структуру дефекта или по-другому
сочетанные дефекты развития.
Сложный дефект это не просто сочетание двух или нескольких
дефектов развития. Соединение этих дефектов дает новое качество, имеет
особую структуру, которая явно его отличает от каждой аномалии.
Согласно данным исследований сочетанные дети составляют в среднем до
40% контингента специальных образовательных учреждений.
К категории детей со сложными дефектами относятся дети с
умственной отсталостью, которая усугубляется нарушениями слуха и/или
нарушениями зрения. В числе сложных дефектов и задержка психического
развития, сочетающаяся с дефектами слуха и зрения, а также глухота с
соматическими пороками и др. Общее положение специальной психологии
любого сложного дефекта состоит в том, что он представляет собой не
сумму составляющих его отдельных нарушений, а интегрированную
систему особого случая, в котором чрезвычайно возрастает специфика
индивидуального проявления. Условия дизонтогенеза при сложном
дефекте ухудшаются не в арифметической, а в геометрической прогрессии
по сравнению с дефектом одной системы организма. В последние годы
отмечается рост числа детей с врожденными нарушениями слуха,
появившихся на свет глубоко недоношенными и спасенными благодаря
достижениям современной медицины. Примерно у 11% недоношенных
детей обнаруживаются аномалии слухового анализатора, приводящие к
глубоким нарушениям слуха.
Сегодня одним из наиболее перспективных направлений
реабилитации детей с большими потерями слуха является операция
кохлеарной имплантации (КИ). КИ это не только хирургическая
операция, но и система мероприятий, включающая отбор пациентов и
послеоперационную слухоречевую реабилитацию. Особое значение в
комплексной реабилитации отводится коррекционно-педагогической
работе. Отсутствие систематического специального обучения, а только
использование кохлеарного импланта, какой бы модели он не был, не
приводит к качественному изменению в состоянии слухоречевых навыков
ребенка. Необходимость такого воздействия обусловлена и тем, что по
мере использования кохлеарного импланта, происходит постепенная
адаптация к новым слуховым образам и требуется корректировка
настройки программ речевого процессора. Причем существенные
изменения в восприятии звуков происходят в первые месяцы после
подключения речевого процессора.
Подача материала производится на слухо-зрительной основе и в
ситуации наглядного, ограниченного выбора, далее, по мере обучения
ребенка, речевой материал предъявляется только на слух, без опоры на
«чтение с губ». Однако если ребенок все же смотрит на лицо, не стоит
закрывать свои губы.
Совершенствование слухового восприятия речи на слух в различных
коммуникационных ситуациях постоянно совершенствуется. С кохлеарно
имплантированными детьми нужно стараться говорить четко, внятно,
неторопливо, постоянно привлекая внимание ребенка к тому, что хотите
ему сообщить.
Основной особенностью реабилитации детей после кохлеарной
имплантации является то, что у глухого ребенка, по существу,
одномоментно пороги слуха приближаются к нормальным, а мозговые
центры при этом не умеют анализировать звуки. Поэтому главной целью
реабилитации является развитие слухового восприятия с КИ и слухового
контроля собственной речи.
Поэтому при реабилитации наиболее эффективными являются
подходы по развитию слуха и речи. Одним из таких подходов является
подход, основанный на развитии у детей спонтанного умения слушать и
понимать речь, говорить в естественных ситуациях общения
Восприятие речи и звуков детей с кохлеарным имплантом имеют
определённые особенности:
Звуки и речь искажены, поэтому даже позднооглохшие дети сначала
не узнают знакомые слова и звуки. Требуется время и занятия, чтобы
ребёнок научился воспринимать речь.
После настройки процессора импланта, пороги слуха составляют 25-
40 дБ и соответствуют 1-й степени тугоухости, что затрудняет восприятие
ребёнком окончаний, предлогов, приставок, тихих согласных (п, т, к, ф, ц,
х, в) при общении с ним тихим голосом и на расстоянии.
У детей не сформировано или недостаточно сформировано внимание
к окружающим звукам. Поэтому на начальных этапах надо постоянно
привлекать внимание ребёнка к ним.
Дети плохо локализуют звук в пространстве. Они не могут это
сделать, если это короткие звуки или определить идёт звук спереди или
сзади, если не видит источника звука.
Кохлеарно имплантированный ребенок медленно учится
обнаруживать и различать звуки.
Кохлеарник плохо воспринимает речь, если она не обращена к нему.
Окружающие шумы также мешают ребёнку узнавать и воспринимать
речевые сигналы и звуки окружающей среды.
Ребёнок плохо запоминает звуковые образы окружающей среды и
слова. В результате несформированности у ребёнка центральных слуховых
процессов и связано с тем, что слуховые центры до имплантации не
получали информацию и не развивались. У них имеются трудности
запоминания речевого материала, нарушение слухового внимания. Чем в
более позднем возрасте имплантирован ребёнок, тем сильнее это выражено.
По мере слухоречевых коррекционных занятий у ребёнка развиваются
центральные процессы слухового анализа, слуховое внимание и память.
Проблемы памяти и внимания обычно сохраняются у таких детей в течение
2-3-х лет. У мальчика, который учится в нашем классе, эти процессы пока
развиваются не очень успешно, хотя прошло после имплантации 6 лет.
С помощью КИ ребёнок также учится воспринимать музыку.
Если ребёнок был глухим до операции, то навыки слухового
восприятия у него не сформированы, или развиты недостаточно. Поэтому
реабилитационные занятия после КИ включают следующие ступени
развития способности восприятия акустической информации:
обнаружение наличия - отсутствия звуковых сигналов;
определение различий между акустическими сигналами (одинаковые
- разные);
различение голоса человека среди других звуков, опознавание
бытовых сигналов;
определение различных характеристик звуков (интенсивность,
длительность, высота и т.д.);
распознавание отдельных звуков речи, надсегментарных
характеристик речи (интонация, ритм), фонемных признаков
(назализованность, твёрдость-мягкость, место артикуляции и др.);
—опознавание изолированных слов, предложений; - понимание
слитной речи;
—понимание речи и распознавание бытовых звуков в условиях
помех.
У детей, потерявших слух до овладения речью, проводятся занятия
по развитию устной речи и языковых навыков.
Ведётся работа над формированием ритмической структуры речи,
ритма, темпа и интонации. В процессе этой работы ребенок отхлопывает,
оттопывает и рисует ритмы. Учится воспринимать и различать различный
темп.
Также ведётся работа над различением на слух таких качеств звука
как "один-много", "тихий - громкий", линный - короткий", и слов,
различающиеся числом слогов.
Большое внимание уделяется ориентации в пространстве. Детям с КИ
трудно обнаружить локализацию звука. Для лучшей ориентации в
пространстве дети работают с пиктограммами.
Вызывание звуков происходит в основном по подражанию.
Формирование речи после КИ идёт по этапам развития речи слышащих
детей при условии сохранного интеллекта.
Но значительная часть детей с КИ и сочетанными дефектами не
справляется с темпами освоения материала традиционных коррекционных
программ воспитания и обучения, испытывает трудности социальной
адаптации и обучения в школе. Эти дети нуждаются в особой организации
воспитательно-образовательной работы, содержание, формы и методы
которой должны быть адекватными их возможностям.
Особенностью познавательной сферы детей с кохлеарной
имплантацией со сложной структурой дефекта является недостаточная
сформированность произвольного внимания, дефицитарность основных
свойств внимания: концентрации, объема, распределения. Память
характеризуется особенностями, которые находятся в определенной
зависимости от нарушений внимания и восприятия. Продуктивность
непроизвольного запоминания значительно ниже, чем у их нормально
развивающихся сверстников.
Отмечается также низкий уровень сформированности всех основных
мыслительных операций: анализа, обобщения, абстракции, переноса,
отмечается недостаточная сформированность познавательной
деятельности.
Кроме того, характерными свойствами детей этой группы является
крайняя медлительность, инертность, трудность переключения с одного
задания на другое, вялость, безынициативность, неумение использовать
оказываемую им помощь. Затруднения проявляются при решении любых
задач, направленных на выявление особенностей наглядно-образного и
наглядно-действенного мышления.
Очень важно у такого ребёнка при различных комбинациях дефектов,
определить его «зону ближайшего развития».
Выявление зоны ближайшего развития может осуществляться
посредством 3 основных видов помощи стимулирующей, направляющей
и обучающей. Стимулирующая помощь используется в условиях низкого
познавательного интереса ребенка, недостаточной произвольности
поведения при выполнении учебного задания, сниженной способностью
удерживать цель и организовывать свою деятельность. Направляющая
помощь предъявляется в связи с несовершенством владения средствами и
способами деятельности ребенка, сниженной способности планировать
последовательность выполняемых действий. Обучающая помощь
применяется в ситуациях, когда предыдущие виды помощи не оказались
достаточными для продуктивного выполнения ребенком учебного задания.
Данный вид помощи может предъявляться в виде показа педагогом образца
действия. Стимулирующая помощь является наименьшей дозой помощи
ребенку, обучающая – наибольшей.
Учет уровней развития в обучении ребенка путем их выявления и
закономерного предъявления различных «доз» помощи позволяет
реализовать и принцип индивидуализации обучения, поскольку при
фронтальном обучении достаточно разнородной по уровню психического
развития группы детей педагогом могут предъявляться однородные по
характеру задания с различной степенью помощи ребенку.
Так, работа по обогащению словарного запаса неслышащего ребенка
имеет большую продуктивность, чем коррекция его звукопроизношения.
Развитие наглядных форм мышления ребенка с умственной отсталостью и
ЗПР имеет больший эффект, чем формирование его словесно-логического
мышления, нарушение которого является прямым следствие
недостаточности аналитико-синтетической деятельности головного мозга.
Очень важно чтобы после операции КИ ребенок продолжал носить
аппарат на втором, не оперированном ухе, особенно если до операции
ребёнок уже имел слуховой опыт с аппаратом. Такие дети быстро
приспосабливаются к ношению слухового аппарата (СА) вместе с
имплантом. Для продолжения работы по развитию слухового восприятия с
неоперированным ухом нужно продолжать носить слуховой аппарат
настроенный под кохлеарный имплант. У нас с мальчиком возникла такая
проблема. Мы считаем, что ему необходим второй слуховой аппарат, как
рекомендуют специалисты, но родителя против, они считают, что второй
аппарат не нужен.
Таким образом, кохлеарная имплантация действительно является
перспективным направлением реабилитации детей с нарушением слуха.
Лучшие результаты достигаются, если операция по имплантации была
проведена в раннем возрасте, а также, если дети достигли высокого уровня
сенсорно-психомоторного развития в предоперационный период. И не
нужно рассчитывать на чудо. Это длительный процесс реабилитации и
большая работа специалистов и родителей.
В нашем классе один имплантированный ребенок. Коррекционная
работа строится с учетом уровня слухоречевого развития и его
индивидуальных особенностей. На основе анализа результатов
обследования и наблюдения был установлен уровень речевого и слухового
развития ребенка с КИ(низкий), было разработано планирование
коррекционной работы по развитию слухового восприятия, составлена
карта произношения ребенка.
Темпы развития понимания речи и устной речи у каждого ребенка
различны и зависят от многих причин. Наиболее важными являются 1)
возраст ребенка,
2)уровень развития остаточного слуха со слуховым аппаратом и речи
на момент имплантации,
3) интенсивность занятий с сурдопедагогом и родителями после
имплантации,
4)наличие у ребенка дополнительных нарушений.
Практический опыт обучения таких детей показывает, что
успешность их реабилитации зависит от эффективности проводимой
коррекционной работы, собственной мотивации, личностных особенностей
учащихся.
Целенаправленное обучение языку имплантированных школьников
осуществляется через деятельность, практику речевого общения на основе
обязательного развития слухового восприятия, всех психических функций.
Коррекционную помощь нашему мальчику оказывают опытные
педагоги: учителя дефектологи, воспитатели, психолог, учитель ритмики,
сурдопедагог областной детской больницы.
Наш мальчик еще и леворукий. Леворукость - это не просто
предпочтение левой руки, но и совершенно другое распределение функций
между полушариями мозга. Леворукость зависит от врожденных
генетических особенностей строения мозга ребенка. Он подвержен
эмоциональным всплескам и резкой смене настроений. Наиболее часто
леворукие дети встречаются с трудностями при формировании навыков
письма, чтения и счета. И наш мальчик не исключение. Нарушение или
недостаточность развития зрительно-пространственного восприятия,
зрительной памяти и зрительно-моторной координации, ведут к
возникновению трудностей в обучении. Наш мальчик трудно
воспринимает и запоминает сложные конфигурации букв; при чтении
соответственно медленный темп. И формирование зрительного образа
букв и цифр затруднено. Он до сих пор имеет нарушения соотношения
элементов цифр и букв. Ребенок путает сходные по конфигурации буквы,
цифры, пишет лишние элементы или не дописывает элементы букв, цифр.
Мальчик имеет неустойчивый почерк (неровные штрихи, большие,
растянутые, разнонаклонные буквы). Он очень часто делает зеркальное
написание букв, цифр, графических элементов.
Мы стараемся в своей работе реализовывать ряд рекомендаций для
обучения леворуких детей: организовали его рабочее место(сидит слева),
изменили при письме наклон тетради, положение предплечий, научили
правильно держать ручку. Мы не требуем от него правонаклонного
письма, он пишет прямо. Не требуем от него безотрывного письма. Не
подгоняем при письме. Он работает в своем темпе.
Хочется выделить три момента, на которые мы особо обращали
внимание при обучении нашего мальчика письму и рисованию:
- научить ребенка соблюдать правильную позу при рисовании и
письме;
- правильно держать карандаш (ручку);
- правильно координировать движение пальцев, кисти, предплечья,
плеча при рисовании и письме.
Мы поощряем ребенка даже за небольшой успех, не корим за неудачи
и радуемся вместе с ним пусть маленьким, но достижениям.
У мальчика стоит диагноз ЗПР. Он наивен, несамостоятелен, часто
конфликтует со сверстниками, не воспринимает и не выполняет школьных
требований. Он не осознает себя учеником и не понимает мотивов учебной
деятельности и ее целей.
Информацию ребенок воспринимает замедленно и так же
замедленно ее перерабатывает, а для более полного восприятия нуждается в
наглядности и развернутости инструкций. У него низкий уровень
работоспособности, быстрая утомляемость, снижены объем и темп работы.
Он не уверен в себе. Внимание его неустойчиво, с недостаточной
концентрированностью на объекте изучения. Уровень восприятия снижен
(из-за недостаточных знаний об окружающем мире) и, поэтому, затруднено
узнавание предметов, процесс переработки информации замедлен. Он не
любознателен. У него очень слабая память и зрительная, и словесная, и
наглядная. Память кратковременная, а потому и опоры на память нет. У
него низкая потребность в общении, поскольку ограничен словарь.
Взаимоотношения с окружающими поверхностны, мимолётны, ситуативны,
неустойчивы. Ребенок расторможен. У него повышенная возбудимость.
Поведение неровно, конфликтно и непредсказуемо. Поэтому, при работе с
ним, мы учитываем все его индивидуальные особенности.
Новый материал дается малыми порциями при многократном
повторении пройденного материала. И всегда опора на таблички. Речевой
материал на слух он не воспринимает, хотя он его слышит. На слух
воспринимает только очень ограниченный знакомый отработанный речевой
материал. Если он услышит свое имя, слова - мама, папа - улыбается, а
новые слова не воспринимает и быстро забывает даже при многократном
заучивании.
Большое внимание уделяется восприятию предметов (направлению
взгляда, выделению признаков, многократному повторению слова). Мы
стараемся специально активизировать познавательную деятельность
ребенка путем мотивации: например: «Реши примеры и получишь красный
кружок», стараемся сосредоточивать внимание на конкретном задании.
Некоторые слова он запоминает в связи с жизненной необходимостью:
хлеб, суп, сок.
Как говорилось ранее, мы используем различные виды помощи:
стимулирующие, направляющие, обучающие и др. Весь учебный материал
адаптирован под ребенка и его познавательных возможностей. Для
предупреждения быстрой утомляемости на уроках и занятиях
используются несколько видов деятельности. И виды занятий тоже
разнообразятся. На уроках используется красочный дидактический
материал, разнообразные игровые моменты. На всех этапах урока для
мальчика предусмотрены таблички.
Учитывая все особенности развития и обучения ребенка, его
психические особенности мы пришли к выводу, что в данном случае
имплантирование малоэффективно. На мой взгляд, для детей такого типа
до