Из истории преподавания церковнославянского языка в России


1
Муниципальное образовательное учреждение
Центр дополнительного образования
для детей «Истоки» г. Волгограда
Из истории преподавания церковнославянского языка в России
статья
для преподавателей
подготовила
педагог дополнительного образования
высшей категории,
соискатель каф. рус. яз. ВолГУ,
Уварова Ирина Юрьевна
г. Волгоград
2015
2
Из истории преподавания церковнославянского языка в России
В начале XXI века особую актуальность приобретает вопрос о судьбе
церковнославянского (далее цсл.) языка, его роли в жизни современной России,
о возрождении преподавания цсл. языка в условиях модернизации современного
школьного образования.
Преподавание церковнославянского языка в школе обусловлено повышенным
в последние годы интересом к опыту дореволюционной педагогики, в которой
изучение древних языков являлось фундаментом формирования языкового
сознания учащихся. Практически все типы школ (например, гимназии, церковно-
приходские школы, народные училища) включали церковнославянский язык на
разных этапах обучения в свои учебные планы [3, 178]. Обучаться цсл. грамоте
могли учащиеся, представлявшие различные слои населения. В гимназиях и
лицеях цсл. язык изучался как обязательный наряду с греческим языком и
латынью. Как свидетельствует Н.И. Толстой, цсл. язык преподавался в
дореволюционных учебных заведениях 12 лет: четыре года в школе и восемь лет
в гимназии.
Обучение цсл. языку начиналось в начальной школе с освоения азбуки-
кириллицы, с овладения навыками письма и чтения, что являлось продолжением
традиции, которая существовала ещё в Древней Руси.
В истории методики преподавания цсл. языка можно выделить два подхода к
обучению грамоте. В основе первого (традиционного) подхода лежит выучивание
наизусть церковных текстов по Букварю, Часослову, Псалтири и чтение по
складам, т.е. усвоение правил чтения различных последовательностей гласных и
согласных букв. Характер древней педагогики был таков, что нельзя было
выучиться читать, не выучив вместе с тем наизусть и всего содержания азбуки,
этому особенно способствовало непрестанное повторение задов. Учение
происходило обыкновенно вслух и нараспев, как следовало читать во время
церковной службы [2, 86].
3
При традиционном обучении не предполагался перевод цсл. текста на русский
язык. Под знанием языка понималась способность воспроизводить цсл. текст.
Этому принципу обучения соответствуют буквари XVII-XVIII вв., основное
внимание в которых уделяется орфографии и орфоэпии.
В основе другого подхода, возникшего не ранее XVII в., лежит представление о
том, что понимание текста предполагает способность интерпретировать его
средствами русского языка. Здесь важно отметить, что к XVII веку меняется
статус цсл. языка, сужается сфера его функционирования. Поэтому в процессе
обучения грамоте возникает необходимость не только воспроизводить текст, но и
понимать, толковать прочитанное. В послепетровскую эпоху цсл. язык стали
изучать в соответствии с новыми образовательными потребностями [там же].
Таким образом, в истории преподавания цсл. языка можно говорить о
формировании двух направлений обучению грамоте. Первое направлено на
запоминание и воспроизведение языкового материала, второе на понимание и
умение интерпретировать текст.
Рассмотренные подходы к обучению грамоте находят своё выражение в
дореволюционных методиках и азбуках, ориентированных на овладение
элементарными навыками письма и чтения. В качестве примера, отражающего
более архаичную традицию, можно привести методику начального обучения цсл.
языку А. Соколова, которая направлена на запоминание и воспроизведение
языкового материала, отработку графических, орфографических умений и
навыков. Также стоит отметить, что Афанасий Соколов предлагает начинать
обучение грамоте учеников народной школы с русской азбуки, а не с
церковнославянской, а потом уже переходить к цсл. чтению и письму.
Ярким примером второго подхода, отвечающим требованиям своего времени,
может служить опыт С.А. Рачинского. Основная идея Рачинского совмещение
современных ему научных и педагогических идей с традиционной школой.
«Дивный язык церкви, живой и отрешённый от жизни земной» полагается С.А.
Рачинским в качестве одной из основ обучения и воспитания. Изучение
церковнославянского языка, как справедливо утверждает С.А. Рачинский,
4
придаёт жизнь и смысл изучению русского и незыблемую прочность
приобретённой в школе грамотности. В отношении к русскому цсл. язык не
является дополнительным или факультативным предметом, а наоборот, С. А.
Рачинский предлагает начинать обучение письму не на русском, а на
церковнославянском: рука легче утверждается при печатном, уставном написании
букв. Сами тексты (начальные и известные молитвы) воспринимаются с большим
интересом, чем «оса», «усы», «Маша», «каша». По свидетельству С.А.
Рачинского, переход от церковной азбуки к гражданской совершается с
легкостью и быстротой [4, 168 170]. .
Совпадение написания и произношения по-церковнославянски облегчает
обучение чтению. Узнавание звукотипа (буквы и звука) в знакомой молитве
позволяет детям, как показала практика школы С.А. Рачинского, довольно быстро
научиться писать и читать.
Ценным в методике С.А. Рачинского является программа усложнения учебных
текстов от молитв до чтения и понимания через скрупулёзное словесное
толкование текстов Священного Писания, в первую очередь, Нового Завета.
Особое место уделяется Псалтири, которая «живёт и живит». Св. Синод издал в
1898 г. в качестве учебной книги Псалтирь на церковнославянском языке с
толкованиями С.А. Рачинского.
Таким образом, С.А. Рачинский в своей педагогической практике восстановил
основы древнерусской часословно-псалтирной школы, которая не только давала
основы грамотности, но и духовно воспитывала и обогащала учеников.
К началу XX века в России был накоплен обширный опыт преподавания цсл.
языка, что нашло своё отражение в многочисленных изданиях. По данным
библиографического справочника, изданного в Новосибирске в 1996 году, к 1917
году в России имели употребление 107 единиц учебной, дидактической,
методической и справочной литературы, предназначавшейся для обучения цсл.
языку. Наряду с небольшими по объёму и элементарными по уровню изложения
пособиями встречались учебники, отличавшиеся структурностью и научным
подходом.
5
Исследователи выделяют пять основных типов пособий по цсл. языку,
созданных в дореволюционной России [2, 87]:
1. Пособия, включающие более или менее полное и последовательное
описание системы цсл. языка. Это грамматики, напоминающие гимназические
учебники греческого или латыни (Классовский В.А. Краткая грамматика
славяно-церковного языка. СПб., 1857); Миропольский С.И. Краткая
грамматика цсл. языка нового периода. СПб., 1904).
2. Учебники цсл. языка с поурочным изложением материала, с большим
количеством примеров и упражнений (Соколов А.Ф. Практическая грамматика
цсл. языка нового периода. М., 1916).
3. Пособия для начального обучения цсл. языку, в которых содержится
алфавит, минимальные правила чтения и избранные молитвы, часто
сопровождаемые комментарием или переводом на русский язык (Диакон Н.
Успенский. Пособие к изучению цсл. языка в начальных школах. М., 1900).
4. Пособия, ориентированные на запоминание и не ставящие задачи помочь
понять текст. Книги этого типа являются довольно точным воспроизведением
средневековых букварей и содержат большое количество фонетических
упражнений, а также склады. К этому типу следует отнести буквари,
составленные филологом Н. Ильминским, например, Церковнославянская
азбука. СПб., 1904.
5. Пособия, содержащие уроки цсл. и русской грамматики, которые
представляют собой механическое соединение пособий по этим языкам
(Лубенец Т. Русско-славянский букварь. Киев, 1887). Этот приём использовался
и в гимназических учебниках, где цсл. материал выступает в роли
исторического комментария к урокам русского языка. Одна из лучших
грамматик этого типа принадлежит Ф. Буслаеву услаев Ф. Учебник русской
грамматики, сближенной с церковнославянской. М., 1869).
Следует обратить внимание на то, что во многих учебных пособиях
органично соединяются в рамках одной книги языки цсл. и русский, особенно
для начального обучения. Например, Михайловский В.Я. Азбука русская и
6
церковнославянская (Изд.10 СПб., 1889); Покровский А.И. Русский и
церковнославянский букварь (Самара, 1890). .
Таким образом, несмотря на разные принципы преподавания цсл. языка,
важной особенностью дореволюционных учебников цсл. языка, в том числе и
для учебников начального обучения, является то, что русский и цсл. языки
рассматриваются как два типа (стиля) единого русского литературного языка. В
то же время разделение учебников на две части русскую и цсл. показывает,
что педагоги прошлого понимали самостоятельность каждого объекта,
связанную с функциональными, графическими, грамматическими, жанрово-
текстуальными различиями.
Методисты дореволюционной России работали над широким кругом
вопросов по методике преподавания цсл. языка, например: толковое чтение,
церковное чтение, нравственно-назидательное содержание предмета, бережное
отношение к текстам Евангелия как священной книги, связь с другими
предметами.
Обобщая анализ учебно-методической литературы, можно выделить
основные идеи преподавания цсл. языка дореволюционных лет:
1. Преподавание цсл. языка целесообразно осуществлять вместе с русским
языком.
2. Преподавание цсл. языка способно благотворно сказываться на освоении
русского языка.
3. Преподавание цсл. языка должно начинаться после ознакомления с
основами русского языка.
4. Освоение полной грамматики цсл. языка возможно на заключительных
этапах школьного образования.
5. Знакомство с этимологией один из путей познания русского и цсл.
языка.
6. Важно формировать умение разумного осознанного чтения.
7. Практический характер обучения цсл. языку предпочтительнее
теоретического.
7
8. Особо значима воспитательная роль цсл. языка как языка, отражающего
духовно-нравственные ценности.
9. Предпочтительнее концентрическое расположение подачи учебного
материала.
Опыт прошлого поучителен для создания современной методики
преподавания цсл. языка. В наше время издаются отдельные пособия для
начальной и средней школы по изучению цсл. азбуки, изучению грамматики
цсл. языка, но методика преподавания цсл. языка как самостоятельная наука ещё
не создана. После вековой прерванной традиции преподавания цсл. языка в
школе необходимо вернуть ученикам не только буквы кириллицы, не только
грамматическую систему цсл. языка, но и восстановить культурные коды,
связанные с христианским мировоззрением и мировосприятием. Хочется
надеяться, что церковнославянский язык станет, по словам В.К. Журавлёва, тем
«рожком, колокольчиком, который собирает рассеянных ягняток, российских
ребяток, в родной дом» [1].
Разработка курса является актуальной в настоящее время, так как пришла
пора объединить усилия и обобщить опыт, накопленный в прошлые столетия и
за прошедшее десятилетие возрождения письменной культуры Православия как
неотъемлемой части национальной культуры.
Литература:
1. Журавлёв В.К. Церковнославянский язык в современной русской
национальной школе // Журавлёв В.К. Русский язык и русский характер. –
М., 2002.
2. Кравецкий А.Г. Проблемы изучения и обучения // Славяноведение. Вып.
3. 1992. С. 84 – 90.
3. Макарова Е.В. Возможности интеграции преподавания
церковнославянского языка с рядом других предметов //
Церковнославянский язык: Преломление традиций в современной
8
культуре: Материалы Международных Рождественских образовательных
чтений / Сост. И.В. Бугаёва, С.М. Шестакова. М.: «КРУГЪ», 2006. С.
178 188.
4. Саблина Н.П. Методика преподавания церковнославянского языка (об
основах построения предмета) // Церковнославянский язык: Преломление
традиций в современной культуре: Материалы Международных
Рождественских образовательных чтений / Сост. И.В. Бугаёва, С.М.
Шестакова. – М.: «КРУГЪ», 2006. С. 167 – 177.
9
Среди современных исследователей в области методики цсл. языка можно
выделить В.И. Супруна, Н.П. Саблину, Т.Л. Миронову, А.Г. Кравецкого, А.А.
Плетнёву, Е.В. Макарову.
Наиболее авторитетным словом в области построения данного курса в
современной школе является слово В.К. Журавлёва. Для нас одним из основных
его положений является учение о социалеме, т.е. составе носителей
литературного языка, характере создаваемых текстов и обучении им. Этим
объясняется и то, что механическое воспроизведение старых учебников и
введение их в обучение не может быть эффективным, т.к. изменилось языковое
сознание, утратились и рассыпались важные части лексико-семантической
структуры языка. Ранее языковая личность естественно формировалась как
православная через усвоение литургических текстов. Учащиеся читали Псалтирь
в начальной школе в древности в часословно-псалтирной) с минимальными
комментариями, т.к. Слово Божие просвещает тех, кто к нему прикасается:
«Явление словес Твоих просвещает и умудряет младенцы» (Пс. 118, 130).
На современном этапе возрождения преподавания цсл. языка необходимо
вернуться
При возрождении церковно-приходских школ в России в конце XIX начале XX
века остро встал вопрос о содержании, объёме и методиках обучения цсл. языку.
За время существования церковно-приходских школ 1884г. до октября 1917г.)
было создано и опубликовано большое количество азбук, букварей, словарей,
хрестоматий. Помимо учебников, сохранилось немало программ, планов,
методических разработок и пособий.
10
Возрождение русской школы в конце XIX века повлекло за собой создание
государственной программы изучения ЦСЯ. Уровень грамотности среди
обучавшихся по этой программе был очень высок.