Сценарий "Первое апреля"


ПЕРВОЕ АПРЕЛЯ.
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
Мальчик Коля.
Дедушка.
Папа.
Мама.
Бабушка.
Вера Петровна, учительница пения.
Сережа.
Кулаков.
Сереберцева, отличница.
Клеткина.
Чеснокова.
Школьники.
Пианино, стулья, стол, глобус, раскладушка, стакан воды, чашка кофе. Для Дедушки —
брюки с лампасами и фуражка c надписью «Вооружённая охрана».
Специальных костюмов не требуется.
На сцене: школьные парты, пианино, раскладушка, на котов рой спиной к
залу лежит человек. Из-за кулисы, с собственной улыбающейся головой под
мышкой, выходит Мальчик Коля.
Коля (в зал). Вера Петровна, мы ученики 6-го «А» поздравляем вас
с первым апреля и желаем никогда не падать в обморок и... счастья в личной
жизни.
В зале раздаётся свист, крики, в Мальчика Колю летят гнилые арбузы,
тыквы и кабачки. Один арбуз попадает в лежащего на раскладушке человека,
который просыпается и поворачивается лицом к зрителям, — это Дедушка.
Дедушка лабым голосом), Коля-а-а, воды, воды!
Мальчик Коля прикручивает голову на место, идёт за кулису, возвращается
со стаканом воды.
Дедушка. Это что?
Коля. Вода.
Дедушка. А кофе нету?
Коля. Тебе нельзя, у тебя больное сердце.
Дедушка. Ерунда. Давай, тащи кофе по-турецки.
Коля идёт на кухню, варит кофе по-турецки и приносит Дедушке.
Коля. Вот.
Выпив чашку кофе, Дедушка вскакивает с раскладушки и начинает бегать
по сцене.
Дедушка. Ух, как тонизирует! Коля. Я пошёл.
Дедушка. Не-е-е-ет, погоди. Я тебе приёмчик из самбо покажу.
Коля. Не надо. Мне уроки де... Дедушка хватает Колю за руку и бросает
через бедро. Дедушка. Это называется «бросок через бедро».
Коля поднимается, охает, держась за поясницу.
Коля. Ты же обещал, В следующий раз не принесу I тебе кофе.
Дедушка хватает Колю за шею в «стальной зажим».
Дедушка. Что ты сказал?!
Коля. Не принесу!
Дедушка ильнее сжимает Колину шею). Принесёшь?!
Коля (хриплым голосом). Нет.
Дедушка (ещё сильнее сжимает Колину шею). Последний раз спрашиваю!
Коля ле слышно). Принесу.
Дедушка тпуская). То-то же. Теперь иди. И запомни, ты тоже станешь
стареньким беспомощным дедушкой, у тебя тоже будет болеть сердце. Разве
будет хорошо, если твой внук не принесёт тебе стаканчик водички или
кофе?
Коля (потирая шею). Плохо.
Дедушка. Правильно. Теперь иди.
Коля уходит, Дедушка провожает его взглядом.
Дедушка (зрителям). Серёжу знаете? Его тут все знают. Серёжа!
Выходит Сережа. За ним из-за кулисы с разных сторон выхо дят Школьники.
Дедушка хватает Колю за руку и бросает через бедро. Дедушка. Это
называется «бросок через бедро».
Коля поднимается, охает, держась за поясницу.
Коля. Ты же обещал, В следующий раз не принесу I тебе кофе.
Дедушка хватает Колю за шею в «стальной зажим».
Дедушка. Что ты сказал?!
Коля. Не принесу!
Дедушка ильнее сжимает Колину шею). Принесёшь?!
Коля (хриплым голосом). Нет.
Дедушка (ещё сильнее сжимает Колину шею). Последний раз спрашиваю!
Коля ле слышно). Принесу.
Дедушка тпуская). То-то же. Теперь иди. И запомни, ты тоже станешь
стареньким беспомощным дедушкой, у тебя тоже будет болеть сердце. Разве
будет хорошо, если твой внук не принесёт тебе стаканчик водички или
кофе?
Коля (потирая шею). Плохо.
Дедушка. Правильно. Теперь иди.
Коля уходит, Дедушка провожает его взглядом.
Дедушка (зрителям). Серёжу знаете? Его тут все знают. Серёжа!
Выходит Сережа. За ним из-за кулисы с разных сторон выходят Школьники.
Дедушка, Вот и Серёжа. А теперь слушайте. Ни разу в жизни Серёжа не
сделал ни одного урока. И за это Серёжу уважали и называли «двоечником
в законе».
Обычно Серёжа приходил в школу, садился за парту, свирепо всех
оглядывал и начинал цепляться к отличнице Сереберцевой.
Серёжа. Ну что, Сереберцева, опять все уроки сделала? Опять пятёрки
будешь получать? Отличница бледная.
Сереберцева. И буду.
Дедушка. Надо сказать, что Сереберцева единственная во всей школе не
боялась Серёжу, и это Серёже нравилось.
Сереберцева (смело). Сам бледный.
Серёжа. Ха-ха. Я-то не бледный, я целый день в футбол гоняю дышу
свежим воздухом, а ты дома сидишь и пылью дышишь. (Школьникам.) Так
или не так?!
Школьники. Так, так, Серёга румяный, а Сереберцева белая, как
покойник.
Серёжа (вздыхая). Эх, Сереберец!
Серёжа. Говорю я тебе, остановись, пока не поздно. Давай хоть в кино
сходим сегодня вечером. У меня два билета случайно в кармане оказались.
Мелодрама с элементами ужаса.
Сереберцева. Нет. Мне уроки надо делать. Некогда мне в кино ходить.
Серёжа (огорченно с каменным лицом). Ну, как знаешь, как знаешь... Мы
никого не заставляем. Говорил Серёжа, давал подзатыльник Зубову и уходил
в раздевалку огорчаться.
Серёжа хочет уйти, Дедушка его останавливает.
Дедушка. Эй, ты куда? Это ещё не всё. А была и такая история. Иногда
Серёжа давал Зубову подзатыльники. Сначала Зубов привязывал к затылку
подушку, I потом вратарскую маску, а однажды привязал кактус и
замаскировал его волосами.
Серёжа (жалуется своему другу Кулакову). Зубов становится всё хитрее и
хитрее. Скоро вообще не смогу 1 давать ему подзатыльники.
Кулаков. А ты давай пинки, пинки безопасней. ]
Помнишь кактус?
Серёжа (морщится). Ещё как! У меня тогда рука болела два дня.
Кулаков. Вот видишь. Переходи на пинки верное
дело.
Серёжа. Я подумаю.
Дедушка. На следующий день Зубов пришёл с при- I вязанным к затылку
капканом. Он ходил по школе и свысока поглядывал на Серёжу. Серёже даже
показалось, что Зубов в него плюнул. Тогда Серёжа подошёл к Зубову и дал
ему пинка. Зубов побледнел и перестал поглядывать свысока.
Кулаков ерёже). Ну, ты как? Получилось? Ногу
не повредил?
Серёжа задаченно). Пока получилось, а вот как
будет дальше, не знаю.
Кулаков. Будем надеяться.
Серёжа. М-м-м... да.
Дедушка. Ну всё, хватит тут истории всякие рассказывать, мне спать
пора.
Собирается лечь на раскладушку. Появляется Вера Петровна. У неё в руках
наглядное пособие скелет человека.
Вера Петровна (Дедушке). Опять вы ночевали в моем классе!
Немедленно уходите, сейчас здесь будет урок пения!
Дедушка складывает раскладушку и с тяжёлым протяжным вздохом уходит.
Вера Петровна ставит скелет рядом с пианино, задумчиво открывает крышку
клавиатуры и берет минорный аккорд.
Вера Петровна. Здравствуйте, ребята, садитесь. Сегодня у меня
неважное настроение, поэтому я всем поставлю двойки. Вот, например,
Зубов «два», Мячиков — «два», Чеснокова «два».
Чеснокова. А за что «два»-то, Вера Петровна?! Вера Петровна. Ни за что,
Чеснокова, не волнуйся. Просто сон плохой приснился: как будто живу
я в XIX веке, а там ни рэпа, пи металла, ни даже попсы, одни только
оперы Чайковского. И сам I Чайковский подходит ко мне и спрашивает:
«Вы выучили мой Первый концерт для фортепиано с оркестром?» А я ему
отвечаю: «Не успела». И тогда он начинает меня душить.
Клеткина. А вы бы, Вера Петровна, его укусили или за волосы
схватили.
Вера Петровна. Какая ты умная, Клеткина, а то б я без тебя не
догадалась. Я б ему показала, как Душить преподавателей! Жалко,
будильник прозвенел.1Ладно, хватит болтать. Достали тетради и записыва-
ем: «Негативное влияние музыки XIX века на детей ХХ века».
Звонок. Ученики, кроме Коли, с радостными криками вы- 1 бегают из класса. Коля
пишет он сочиняет симфонию 244 (фа диез минор).
Вера Петровна. Коля, урок закончился, ты что
пишешь? I
Коля. Это я, Вера Петровна, сочиняю симфонию номер двести сорок
четыре, фа диез минор...
Вера Петровна (в сторону зрителей). Этот Коля галлюцинация. Его
родителей ни разу не вызывали в школу. о время рассказа Веры Петровны
Коля незаметно уходит.)
Однажды Колины Мама, Папа, Бабушка и Дедушка внимательно посмотрели
на Колю.
Папа. Коля, если не ошибаюсь?
Коля. Коля.
Папа. Ну хорошо, а какие у тебя отметки в этой
как ее...
Бабушка. В поликлинике.
Дедушка. В куртке,
Мама. В середине, в самой.
Папа (машет руками). Не то, не то, не то! Всё не то. На «Ш.»
называется.
Бабушка и мама (хором). В шкафу.
Дедушка. Шпинат, шпионаж, шрапнель, штаньш штопор, шу...
Папа. Нет, вы мне только мешаете воспитывав
сына... э-э-э-э... Коля. Колю. Папа едоверчиво). Колю. Идите смотрите
телевизор, я сам.
Дедушка (обрадовано). В шапке! В шапке-ушанке
Первое апреля
Папа ашет на всех руками). Идите, идите, идите, идите. Не
мешайте.
Бабушка (со слезами на глазах). А нам обидно, мы, может, тоже хотим.
Мама елает решительный шаг вперёд). Мы имеем ' право.
Дедушка ричит и сердито топает ногами на Папу). Да я тебя!..
Воспитатель нашёлся!
Коля. Не ссорьтесь. У меня в школе «пятёрки» и «четвёрки», а поведение
«примерное».
Бабушка и мама горчённо, разочарованно). У-у-
Папа (он тоже сильно растерян и огорчён). Что ж ты I так?! Выходит, не
надо воспитывать.
Дедушка (обиженно, безнадёжно махнув рукой на Колю). Ладно, пошли
телевизор смотреть, не хочет не надо.
И Мама, Папа, Бабушка и Дедушка уходят смотреть телевизор.
Звонок. В класс входит один Кулаков.
Вера Петровна. Здравствуй, Кулаков, садись. А I где весь класс? I
Кулаков. Болеет, Вера Петровна.
Вера Петровна. Ну ладно. И без них обойдёмся.
Тема сегодняшнего урока: «Пение хором». Поскольку
ты в классе один, то одним голосом, Кулаков, ты должен петь
аккомпанемент — ум-па-па, ум-па-па, а другим голосом в это же время
выводить мелодию труля-лю-ля-лю-ля...
Кулаков. Ум-па-па, ум-па-па, тру-ля-лю-ля-лю-ля... Вера Петровна.
Стоп. Я же сказала, не по очереди одновременно. Хором это значит
вместе. По- Давай!
Кулаков. Ум-па-тру-па-ля-па-лю-па, тру-па-ля-па-лю-па-труп...
Вера Петровна. Стоп. Не то. Понимаешь, ты «тру» и «ум» должен спеть
од-но-вре-мен-но! Как будто тебя два Кулакова. Давай, постарайся.
Кулаков. Трумпалю, трумпаля, эх! Трумпалю, трумпаля! Эх! Эх! Эх! Эх!
Вера Петровна. Не прыгай, Кулаков. Здесь тебе не] дискотека. Не получается у
тебя ничего. Садись, «два». Кулаков. Вера Петровна! Вера Петровна. Что,
Кулаков? Кулаков. Последний разик можно попробовать? Вера Петровна. Ну,
попробуй. Кулаков. Улплюп, мшшлу-у, ляумлютру, ы-ы-ы-ы-ы,
папапапапапапапа-папа-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!!!
Вера Петровна. Вот, вот, вот, это уже ближе. Слышишь, как красиво
сочетаются голоса?
Кулаков. Слышу, Вера Петровна, здорово!!! Юлюл лплп, пммпм, пум, ртур,
ртур, млм, ы-ы-ы-ы!
Вера Петровна. Молодец, отлично. Ты, Кулаков настоящий хор имени
Пятницкого. Пять с плюсом! Звонок. Вера Петровна уходит, остаётся один
Кулаков. Кулаков (у него после хорового пения лирическое но строение,
вскакивает на парту и читает).
Болеть мы любим. Только Света Болеть не любит и
Гаврилов, Они сидят на задней парте, И если б парта
говорила, Она б сказала: «Посмотрите! Они — Ромео и
Джульетта!» К доске ушёл Гаврилов Витя. «Я буду ждать!»
сказала Света.
Входит отличница Сереберцева.
Сереберцева. Ты?
Кулаков (грустно). Я дежурный.
Сереберцева (радостно). Я тоже!
Кулаков (оживляется). Ты давай полы мой, а я буду доску вытирать.
Сереберцева. Придумал, лучше наоборот.
Кулаков. Ну хорошо, еще цветы полью.
Сереберцева. Не смешно.
Кулаков. И стулья поставлю на парты.
Сереберцева. Даже говорить не хочу.
Кулаков огорчением). Плохая ты хозяйка, я на тебе не женюсь, когда
вырасту.
Сереберцева. Ой, напугал, сейчас умру! Ладно, я всё вымою.
Кулаков. А я доску вытру.
Сереберцева орчливо). Да сиди уж. Карман-то на ' пиджаке отпоролся.
Пиджаков не напасёшься. Хорошо, что у меня нитка с иголкой есть. Бегаешь со
своим Зубовым на перемене, потом ходишь как оборванец.
Сереберцева пришивает карман, берёт Кулакова под руку, и они степенно
удаляются. На сцене, с глобусом в правой руке, появляется Дедушка. На нем
брюки с лампасами и фуражка. с надписью «Вооружённая охрана».
Дедушка. Лучше глобуса оружия ещё не придумали.
Дедушка ставит глобус на стол, вытаскивает из-за пианино и раскладывает
на прежнем месте раскладушку. Ложится спать, повернувшись спиной к
зрителям.
Конец