Классный час "О творчестве А. С. Пушкина" 1 класс


Классный час о творчестве А.С. Пушкина.
Для 1-3 классов.
Трудно найти в нашей стране человека, который бы не знал и не любил
замечательные произведения великого русского поэта Александра
Сергеевича Пушкина. Еще при жизни его называли «солнцем русской
поэзии». Прошло больше ста лет, как погиб поэт, а наша любовь к нему все
так же крепка, стихи его становятся нам все ближе, дороже нужнее. И мы
можем добавить к словам современников Пушкина еще одно слово и сказать:
«Пушкин – незаходящее солнце русской поэзии».
Пушкин первый из русских поэтов заговорил простым народным
языком. Этот язык в его стихах и сказках льется свободно и звонко, как
прозрачный родник. Поэт всегда восторгался богатством, выразительностью,
меткостью русского языка, владел им блестяще и все же не переставал
изучать его всю жизнь.
С детства самым близким, самым преданным Пушкину человеком была
простая крестьянка, его няня Арина Родионовна.
«Подруга дней моих суровых» - называл ее поэт. У нее он с малых лет
учился чистому народному языку. От нее он впервые услышал
замечательные русские сказки.
Уникальна судьба простой русской женщины Арины Родионовны,
няни великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина. Что мы
знаем о ней, кроме того, что поэт посвятил ей несколько стихотворений,
какую роль сыграла она в его жизни?
Роль няни в семье Пушкиных
Вырастала Ариша, становилась красною девицей Ариной, а вскоре и
замуж вышла, завела семью. Труды и заботы домашние не изменили ее
нрава: осталась такой же веселой, доброй, охочей до сказок. Такой и
увидели ее впервые в доме Пушкиных. В 1797 году, когда ей было 39 лет,
Арину Родионовну взяла Надежда Осиповна Пушкина нянькой — сначала к
дочери Ольге, а затем к сыну Александру. У Пушкиных прожила она
тридцать один год, до конца своей жизни. В 1799 году, как раз после
рождения Александра, Мария Алексеевна Ганнибал, бабушка будущего
поэта, дала Арине и четверым ее детям "вольную". Но Арина Родионовна
осталась с детьми, уж очень она любила Пушкиных, особенно
Александра Сергеевича. И он, по словам А. П. Керн, из близких ему людей
сильнее всех любил няню, потом сестру Ольгу.
С раннего детства Арина Родионовна рассказывала Саше сказки и
пела песни, возбуждая в ребенке любовь к народному творчеству. С
воспитанниками своими она обращалась запросто, называла иханавесные
Пушкенята", потому что, когда они были грудными младенцами, им во
время кормления как-то особенно завешивали глаза от света. Нянюшкина
простота поначалу была в диковинку взрослым в городском доме, где в те
времена и разговаривали-то больше на французском языке. Один из совре-
менников А. С. Пушкина вспоминал, как однажды вечером, проходя мимо
детской, Сергей Львович, отец Саши, услышал разговор и приостановился.
Говорила "Аришка" — так он называл Арину Родионовну. Прислушался:
няня сказывала Саше какую-то сказку. Говорила неспешно, иногда прерывая
рассказ и зевая. Заглянул: Аришка вязала чулок, а Саша сидел на скамеечке и,
заслушавшись, смотрел на нее неподвижным взглядом, приоткрыв рот.
Наперсница волшебной старины,
Друг вымыслов игривых и печальных,
Тебя я знал во дни моей весны,
Во дни утех и снов первоначальных.
Я ждал тебя; в вечерней тишине
Являлась ты веселою старушкой
И надо мной сидела в шушуне,
В больших очках и с резвою гремушкой.
Ты, детскую качая колыбель,
Мой юный слух напевами пленила
И меж пелен оставила свирель,
Которую сама заворожила.
Эта волшебная свирель из няниных сказок зазвучала потом в чудесных
пушкинских произведениях. Поэт сам рассказывал в них своим читателям о
тех дивных часах, когда приходила к нему перед сном милая няня, которую
он называл любовноамушкой".
«С усердием перекрестив меня, И сказки русские рассказывать мне станет.»
Ах, как сладко, и тревожно, и радостно становилось в эти мгновения
мечтательному мальчику, ловившему каждое слово, каждый жест
сказочницы.
Но Саша рос, и его воспитанием стал сначала заниматься дядька его
Никита Козлов, а затем часто меняющиеся гувернантки и гувернеры, о
которых поэт не сохранил добрых воспоминаний. В 1811 году Александр
уехал учиться в Царскосельский лицей, и на долгие-долгие годы они с
Ариной Родионовной оказались в разлуке. В 1824 году, уже после южной
ссылки поэта, они, наконец, встретились. Радости не было конца.
Увиделись Александр Сергеевич и Арина Родионовна в селе
Михайловском, куда царь сослал поэта за вольнодумие.
Няня встретила своего Сашу причитая, приговаривая, то отодвигаясь,
чтобы лучше рассмотреть, то опять прижимая к груди. Она выговаривала
хозяевам, что-де ряду они не знают, порядка не ведут, что это такое, сын
из царской опалы домой вернулся, нужно послать за отцом Ларионом,
отпеть молебен о благополучном возвращении перед родовой иконой
Ганнибалов — Всех Скорбящих Радости.
Как только выяснилось, что Александр находится в положении
поднадзорного, отношения с отцом сразу омрачились, в особенности после
того, как местные власти предложили Сергею Львовичу наблюдать за сыном
и за его перепиской. Когда Александр это узнал, произошла страшная ссора,
и семья в скором времени отбыла в Петербург.
Теперь они жили в деревне вдвоем — Арина Родионовна и Александр
Сергеевич. И она умеючи охраняла его от всякого лишнего беспокойства,
обеспечивала нерушимость мирного его уединенного деревенского бытия.
Любовь, забота, доброе слово Арины Родионовны были очень нужны
Пушкину. Они скрашивали тягостные дни заточения.
Семь волшебных сказок
В Михайловском, кроме небольшого барского дома, был еще и
крохотный флигелек. Флигелек этот был построен еще Осипом
Абрамовичем Ганнибалом в конце XVIII века одновременно с господским
домом. В нем помещались баня и светелка. При Пушкине в светелке жила
няня Арина Родионовна.
В баньке Пушкин принимал ванну, когда с наступлением холодов не
мог купаться в Сороти. В светлицу няни приходил, когда ему было особенно
одиноко, и чувствовал себя у нее как у бога за пазухой. Сюда шел отдохнуть,
послушать чудесные сказки. Здесь все было простое, русское, деревенское,
уютное... Старинные сундуки и лавки, в красном углу, под "святыми" —
стол, покрытый домотканой скатертью, жужжащее веретено... В другом углу
русская печь с лежанкой и пучками душистых трав. Напротив печи на
полке — медный самовар, дорожный погребец, глиняные бутылки для
домашних наливок — анисовки, зубровки, вишневки. На комоде — заветный
ларец няни.
Они много болтали, но не тяготились и молчанием. Впрочем, такие
минуты не были часты: няня была очень словоохотлива и знала множество
разных историй, порожденных народной фантазией и переходивших от
поколения к поколению. Это были и волшебные сказки, и похождения
разбойников, и похищения девиц.
"Знаешь ли мои занятия? — извещал Пушкин брата Льва. До обеда
пишу записки, после обеда езжу верхом, вечером слушаю сказки — и
вознаграждаю тем недостатки проклятого воспитания. Что за прелесть эти
сказки! Каждая есть поэма, но теперь эти сказки слушал не ребенок, а
взрослый человек, великий поэт в полной мере понимавший и оценивав-
ший всю красоту и богатство русского фольклора. Пушкин записал со слов
Арины Родионовны семь волшебных сказок:
«Некоторый царь задумал жениться»
« Некоторый царь ехал на войну»
«Поп поехал искать работника»
«Царь Кощей бессмертный»
«Слепой царь не веровал жене»
«О Святках молодые люди играют игрища»
«Царевна заблудилась в лесу»
На основе этих записей Пушкин в последствии, создал знаменитые и
известные всему миру сказки:
«Сказка о мертвой царевне и семи богатырях»
«Сказка о попе и работнике его Балде»
«Сказка о рыбаке и рыбке»
«Сказка о Золотом петушке»
Один из сюжетов "О Святках молодые люди играют игрища" он
передал В. Жуковскому, и тот написал "Сказку о царе Берендее".
Вот сказка " Некоторый царь задумал жениться" сравним ее с
известным с детства поэтическим текстом. «Некоторый царь задумал
жениться, но не нашел по своему нраву никого. Подслушал он однажды
разговор трех сестер. Старшая хвалилась, что государство одним зерном
накормит, вторая, что одним куском полотна оденет, третья, что с первого
года родит тридцать три сына.
Слова сказки о дубе: лукоморья стоит дуб, а на дубе том золотые цепи,
и по тем цепям ходит кот: вверх идет — сказки сказывает, вниз идет — песни
поет", послужили сперва эпиграфом к тетради, в которой были записаны сказки, а
затем из них родился пролог к поэме "Руслан и Людмила", написанный в Михай-
ловском и вошедший во 2-е издание поэмы 1828 года...
За два года в Михайловском поэт собрал, больше сотни песен,
преданий, пословиц поговорок. Со слов Арины Родионовны Пушкин
записал две народные песни о Степане Разине, основе которых создал в
1826 году замечательные "Песни о "Стеньке Разине", полностью сохранив
бунтарский дух и поэтическую силу народного образца. Александр
Сергеевич не только слушал в Михайловском няню, но и сам поверял ей
свои творческие замыслы...
«Но я плоды моих мечтаний
И гармонических затей
Читаю только старой няне,
Подруге юности моей»
Говорит поэт в одной из строф эй главы "Евгения Онегина",
написанной в Михайловском. Сам Пушкин указывал, что Арина
Родионовна та ригиналом няни Татьяны. Действительно, в образе
крепостной няни Филипьевны — "станки в длинной телогрейке, с
платком на голове седой", благородной, ласковой, бескорыстно преданной
тем, кого она любит, умудренной богатым жизненным опытом, мы узнаем
знакомые черты Арины Родионовны. О ней заставляют вспомнить и
слова Филипьевны:
«Я, бывало,
Хранила в памяти немало
Старинных былей, небылиц
Про злых духов и про девиц.»
31 июля этого же года в возрасте семидесяти лет от роду Арина Роди-
оновна Яковлева умерла. Смерть няни была большим горем для
Александра Сергеевича. До конца жизни не забыл он "добрую подружку
своей юности. Острее всего чувствовалась тяжесть утраты при посещении
поэтом Михайловского осенью 1835 года.
"В Михайловском нашел я все по-старому, — писал он жене, — кроме
того, что нет уж в нем няни моей..."
Я в этих рощах. Вот опальный домик,
Где жил я с бедной нянею моей.
Уже старушки нет — уж за стеною
Не слышу я шагов ее тяжелых,
Ни кропотливого дозора...в черновике):
Не буду вечером под шумом бури внимать ее рассказам,
затверженным сызмальства мной — но все
приятных сердцу...»
Имя няни Александра Сергеевича Пушкина и поныне не забыто. Оно
живет рядом с именем гениального русского поэта как память о
вдохновительнице, свидетельнице его переживаний, участнице его трудов.
«Жизнь человека только миг в безбрежном времени
Вселенной, И только в памяти живых Она становится нетленной»
Г. Кобаев