Тексты средней трудности для чтения в 3 классе


Тесты средней трудности содержат 8-12 процентов прилагательных, предназначены для
замеров скорости чтении, а так же для обогащения речи учащихся. Данные тексты можно
использовать при проведении пятиминуток жужжащего чтения для повышения выразительности и
преодолении резонансного барьера.
1. В. Катаев. Грибы.
Побежали дети в лес и разошлись в разные стороны.
Через час возвращаются.
-Я лучше всех собрал! – кричит Павлик издали. – У меня больше всех грибов, глядите: полное ведро!
Посмотрела мама и улыбнулась:
- Неудивительно, что у тебя полное ведро: ни одного хорошего гриба. Одни только поганки да
собачьи грибы… Неважно ты собираешь грибы, друг мой Павлик.
-Ага! – кричит Женя. - Я же говорила, что я лучше всех собираю! Глядите, у меня самые большие.
2. И.Соколов-Микитов.
Накатилась синяя туча с грядой серых облаков и зашумела. Прокатился по саду вихрь, поднял
до самого неба сухие листочки и опустил за околицей.
Упали первые тяжёлые капли. Сверкнула молния. И ударил гром.
Побежали по двору, опустив хвосты, куры.
Капля за каплей, ударил проливень с градом. Скачет град по дороге – белый горох.
Тише дождь – посветлело за окнами. Струится по стёклам. Побежали по дорогам ручьи,
омывая грязь и сор.. Позеленел под окнами луг…
3. Г. Скребицкий. Прощай, зима!
Три дня подряд было совсем тепло.
Дети, в сопровождении Марии Ивановны, весело переговариваясь, пошли по знакомой улице
через весь городок. Вот уже и последние домики, а дальше крутой косогор, и за ним река.
Когда ребята вбежали на пригорок, то все даже присмирели от изумления. Внизу перед ними
была река, но совсем не такая, как летом, - тихая, спокойная. Теперь даже воды почти не было
видно. Всю поверхность реки покрывала сплошная масса плывущего льда.
4. И. Соколов-Микитов.
Под частой ёлочкой, под зелёной еловой лапой, строит дом свой заяц-беляк.
Белка переменила на зиму шубку, починяет гаюшку гнездо, чтобы не надувало в гаюшку
снегу. Лисичка-сестричка бегает по полям, ищет мышиные норы… Ёж Ежович накрылся палым
листом, заснул на целую зиму.
Крот глубоко ушёл в землю, застыл до весны. Белые ласочки и лесные мышки поглубже в
мох, под древесные корни.
Лягушки-квакушки зарылись в мох недвижно. Застыли под хвостом ящерицы.
5. Н.Артюхова. Трусиха.
На куче песка остался только маленький Андрюша; на четвереньках ведь не уйдёшь далеко.
Он лежал в песочной крепости и ревел от страха, а грозный враг шёл на приступ.
Валя взвизгнула, побежала из калитки, схватила в одну руку совок, а в другую кукольную
сковородку и, заслоняя собою Андрюшу, стала у ворот крепости.
Огромный злющий пёс нёсся через лужайку прямо на неё. Он казался коротким и очень
широким. Вот уже совсем близко его оскаленная пасть.
6. Л.Толстой
Лебеди стадом летели из холодной стороны в тёплые земли. Они летели через море. Они
летели день и ночь; и другой день и другую ночь они летели, не отдыхая, над водою. На небе был
полный месяц, и лебеди далеко внизу под собой видели синеющую воду.
Все лебеди уморились, махая крыльями, но они не останавливались и летели дальше. Впереди
старые, сильные лебеди, сзади летели те, которые были моложе и слабее.
Один молодой лебедь летел позади всех. Силы его ослабели.
7. К Паустовский. Барсучий нос.
Озеро около берегов было засыпано ворохом жёлтых листьев. Их было так много, что мы не
могли ловить рыбу. Лески ложились на листья и не тонули.
Приходилось выезжать на остром челне на середину озера, где доцветали кувшинки и голубая
вода казалась чёрной, как дёготь.
Там мы ловили разноцветных окуней. Они бились и сверкали в траве, как сказочные японские
петухи. Мы вытаскивали оловянную плотву и ершей с глазами, похожими на две маленькие луны.
Щуки ляскали на нас мелкими, как иглы, зубами.
8. К. Паустовский. Какие бывают дожди.
Солнце садится в тучи, дым припадает к земле, ласточки летают низко, без времени голосят
по дворам петухи, облака вытягиваются по небу длинными туманными прядями всё это приметы
дождя. А незадолго перед дождём, хотя ещё и не натянуло тучи, слышится нежное дыхание влаги.
Его, должно быть, приносит оттуда, где дожди уже пролились.
Но вот начинают крапать первые тёплые капли. Народное слово «Крапать» хорошо передаёт
возникновение дождя, когда ещё редкие капли оставляют тёплые крапинки на пыльных дорогах и
крышах.
Потом дождь расходится.
9. Л. Кассиль. Репинские дачники.
Коля проснулся очень рано, когда, покряхтывая от утренней сырости, возвратился с ночного
дежурства стороживший огороды дедушка Ефим. Захватив ломоть хлеба с луковичкой, складной
стульчик, альбом и краски, горя нетерпением скорее приняться за дело, ради которого он,
собственно, и приехал сюда, Коля вышел со двора, тихонько прикрыл калитку, чтобы она не
стукнула, и пошёл по улице. В деревне уже начинался трудовой день. Запрягали лошадей, из сарая-
каретника слышались удары молотка о металл там чинили инвентарь. Потом послышались звуки
тройной футбольной сирены, на него отозвались в разных дворах бодрым утренним мычанием
бурёнки.
10. Г. Сенкевич. Янко-музыкант.
Однажды ночью в буфетной никого не было. Хозяева поместья давно жили за границей, дом
был пуст, и слуга сидел на другой половине дома. Притаившись в лопухах, давно уже смотрел Янко
сквозь открытые двери в буфетную. Полный месяц светил в небе, и свет его косо падал в окно
буфетной, отражаясь большим светлым квадратом на противоположной стене. Этот квадрат
постепенно приближался к скрипке, пока наконец не осветил её всю. Казалось, из тёмной глубины
комнаты скрипка струит серебряный свет…
Скрипка в лунном сиянии, казалось, плыла, приближаясь к ребёнку
Бедная, маленькая, скорченная фигурка медленно и осторожно подвигалась вперёд. Белая
рубашка мелькала всё ближе, подвигаясь к двери буфетной. Её уже скрывали тёмные лопухи.
Янко полз очень медленно и осторожно.
11. Владимир Зотов. Лесная мозаика.
-Никак не пойму: почему вас называют синицами? спросила Белка у сидевшей на ветке
птицы. – Сколько смотрю, а синих перьев так ни разу и не видела.
- А ты лучше послушай, как я разговариваю, - ответила желтогрудая птица с чёрной головкой,
- и сразу догадаешься.
«Си-си-си», - услышал зверёк.
Птиц а громко попискивала, будто сама себя называла.
-Теперь понятно, за что вас синицами назвали, - улыбнулась Белка.
…Синицы бывают разные. Вот эта, что разговаривала с Белкой, Большая Синица. Ростом она
с воробья. Большой синицу назвали потому, что все другие меньше её. Представляете, Московка
почти в два раза меньше Большой!
У каждой синицы свой наряд, своё платье. Московка – серая, а Гаичка – буровато-серая. У
Лазоревки грудка жёлтая, а крылья и спина голубые. Длиннохвостая Синица серовато-белого цвета.
Летом птица питается насекомыми.
12. К. Родионова. Обыкновенный лес.
На летние каникулы мама отвезла меня в деревню. «Отдыхай, поправляйся и бабушку
слушайся», - сказала мама на прощание.
Бабушка просыпается рано даже по воскресеньям.
-Пора вставать, - говорит она. – Дом не велик, а сидеть не велит. И тебе надо подыматься. Не
забыл, что нынче с дедушкой в лес собрался?
Нет, не забыл. Только вставать не хочется. И тут я вспоминаю: ведь дедушка говорил, что в
постели долго валяются одни лентяи и лежебоки. Моментально слезаю с кровати.
По клетчатой скатерти прыгают солнечные зайчики: они, как девчонки, играют в «классики».
Со стола зайчики забираются на стёкла книжных полок. Книг много. И все они - о лесе.
Дедушка Семён работает лесничим. Участок у него большой и присмотра требует, поэтому
дедушка вместе со своей собакой целыми днями пропадает в лесу.
Собаку зовут Геллой. Она настоящая овчарка: на спине шерсть чёрная, а на боках –
коричневая, лапы большие и уши торчком.
13. К. Паустовский. Стальное колечко.
Снег в лесу потемнел. Сначала на нём выступила облетевшая за зиму коричневая хвоя. Потом
появилось много сухих сучьев - их наломало бурей ещё в декабре, - потом зажелтели
прошлогодние палые листья, проступили проталины и на краю последних сугробов зацвели первые
цветы мать-и-мачехи.
Варюша нашла в лесу старую еловую ветку – ту, что воткнула в снег, где обронила колечко, и
начала осторожно отгребать старые листья, пустые шишки, накиданные дятлами, гнилой мох. Под
одним чёрным листком блеснул огонёк. Варюша вскрикнула и присела. Вот оно, стальное колечко!
Оно ничуть не заржавела.
Варюша схватила его, надела на средний палец и побежала домой.
Ещё издали, подбегая к избе, она увидела деда Кузьму. Он вышел из избы, сидел на
завалинке, и синий дым от махорки поднимался над дедом прямо к небу, будто Кузьма просыхал на
весеннем солнышке и над ним курился пар.
-Ну вот, - сказал дед, - ты, вертушка, выскочила из избы, позабыла дверь затворить.