Классный час "В сорок пятом памятном году"


Классный час В сорок пятом памятном году…
Литературно-музыкальная композиция
Вед: Памяти павших во время Великой Отечественной войны, а также ныне живущим
ветеранам, испытавшим ужасы войны, посвящается наш праздник.
Чтец 1.
В день Победы,
Солдатскому братству верны,
Собираются в круг
Ветераны войны.
Чтец 2.
Без чинов и без званий –
Иваны, Петры –
Побратимы суровой
Военной поры.
Чтец 3.
Мчится время полным ходом,
Но у нас в стране родной
Не ушли в забвенье годы,
Что отмечены войной.
Чтец 4.
На уроке в первом классе
Тихо шепчут малыши:
«Год Победы помнишь, Вася?
Сорок пятый! Запиши!»
Чтец 5.
«Сорок первый – сорок пятый!» -
Учит наша детвора.
А для бывшего солдата
Это вроде как вчера…
Звучит фонограмма сообщения Левитана о начале войны. Под мелодию песни
«Священная война» строем выходят дети, одетые в солдатскую форму. Затем они, под
музыку 7-й симфонии Шостаковича, читают стихи.
Солдат 1.
В сорок первом, сорок памятном году
Из гнезда фашистского – Берлина –
Всей земле, всем людям на беду
Хлынула железная лавина.
Солдат 2.
Распорола небосвод ракета.
Над водой качнулся сноп огня.
Первый залп войны. И рикошетом
Сто осколков брызнула в меня.
Звучит фонограмма взрыва.
Солдат 3.
Разве погибнуть ты нам завещала, Родина?
Жизнь обещала,
Любовь обещала, Родина!
Солдат 4.
Разве для смерти рождаются дети, Родина?
Солдат 5.
Разве хотела ты нашей смерти, Родина?
Солдат 6.
Пламя ударило в небо -
ты помнишь, Родина?
Солдат 7.
Тихо сказала: «Вставайте на помощь» - Родина.
Солдат 8.
Славы никто у тебя не выпрашивал, Родина.
Просто был выбор у каждого: я или Родина.
Солдат 1.
Самое лучшее и дорогое – Родина!
Солдат 2.
Горе твое – это горе и наше, Родина!
Солдат 3.
Правда твоя – это правда и наша, Родина!
Солдат 4.
Слава твоя – это слава и наша, Родина!
Солдат 5.
Я познакомился с тобой, война. У меня на ладонях большие ссадины. В голове моей шум.
Спать хочется. Ты желаешь отучить меня от всего, к чему я привык? Ты хочешь научить
меня подчиняться тебе беспрекословно, война?
Солдат 6.
Крик командира беги, исполняй, оглушительно рявкай: «Есть!», падай, ползи, засыпай
на ходу. Шуршание мины зарывайся в землю, рой ее носом, руками, ногами, ногами, не
испытывая при этом страха, не задумываясь. Гибнут друзья рой могилу, сыпь землю,
стреляй в небо три раза.
Солдат 7.
Помогите мне! Спасите меня! Я не хочу умирать! Маленький кусочек свинца в сердце, в
голову – и все?! И мое горячее тело уже не будет горячим?
Солдат 8.
Пусть будут страдания. Кто сказал, что я боюсь страдать? Это дома я многого боялся.
Дома.
Солдат 1.
А теперь я все уже узнал, все попробовал. Я ведь еще пригожусь для жизни. Ведь это даже
смешно – убивать человека, который ничего не успел совершить. Я даже десятого класса
не окончил.
Солдат 2.
Я все пройду. До самого конца. Я буду стрелять по фашистам, как снайпер, буду бороться
с танками, не спать, мучиться.
Под фонограмму песни «Журавли» на сцену выходят девочки, одетые в форму
медицинских сестер военного времени.
Медсестра 1.
Не знаю, где нежности училась, -
Об этом не расспрашивай меня.
Растут в степи солдатские могилы,
Идет в шинели молодость моя.
Медсестра 2.
В моих глазах – обугленные трубы.
Пожары полыхают на Руси.
И снова нецелованные губы
Израненный парнишка закусил.
Медсестра 3.
Нет! Мы с тобой узнали не из сводки
Большого отступления страду.
Опять в огонь рванулись самоходки,
Я на броню вскочила на ходу.
Медсестра 4.
А вечером над братскою могилой
С опущенной стояла головой…
Не знаю, где я нежности училась, -
Быть может, на дороге фронтовой.
Хор учеников:
Вед: Но не только взрослые защищали свою Родину.
Сценка
Дочь: Мама-а-а!
Мать: Снова дралась во дворе?
Дочь:
Ага! Мама, но я не плакала!
Вырасту, выучусь на моряка.
Я уже в ванне плавала!
Мать:
Боже, не девочка, а беда!
Сил моих больше нету!
Дочь: Мама, а вырасту я когда?
Мать: Вырастешь. Ешь котлету.
Дочь: Мама, купим живого коня?
Мать: Коня? Да что ж это делается?!
Дочь: Мама, а в летчики примут меня?
Мать:
Примут, куда ж они денутся?
Ты же из каждого, сатана,
Душу сумеешь вытрясти!
Дочь:
Мама, а правда, что будет война
И я не успеваю вырасти?
Вед: Они встретили войну в разном возрасте: кто-то совсем крохой, кто-то подростком,
кто-то был на пороге юности. Война застала их в столичных городах маленьких
деревеньках, дома и в гостях у бабушки, в пионерском лагере. И погибали они на
переднем крае, участвуя в партизанских войнах, в концлагерях.
Что чувствовали, что переживали дети войны? Вот страшная выдержка из дневника
ленинградской девочки Тани Савичевой, которая писала о своей семье.
На экране появляется текст, который читает девочка.
«Женя умерла 28 декабря в 12 часов 30 минут утра 1941 года.
Бабушка умерла 25 января в 3 часа дня 1942 года.
Лека умер 17 марта в 6 часов утра 1942 года.
Дядя Вася умер 13 апреля в 2 часа ночи 1942 года.
Мама – 13 мая в 7 часов 30 минут утра 1942 года.
Савичевы умерли все. Осталась одна Таня».
Вед: Таня ненадолго пережила своих близких. Вскоре после этой последней записи
умерла и одиннадцатилетняя Таня.
А вот воспоминания тех, кто выжил:
Текст на экране меняется:
«В сентябре 1941 года немцы заняли нашу деревню. Бабушка от ранения умерла, а меня с
дедушкой отправили в концлагерь «Красное село», где дедушку расстреляли, а меня, 12-
летнюю, отправили в лагерь «Бухенвальд». Детей в лагере было много. Поселили нас при
госпитале, сделали донорами. Из многих выкачивали кровь до капли прямым
переливанием. Когда я вконец обессилела, меня заразили туберкулезом и отправили на
уничтожение. Выжила чудом».
Звучит фонограмма песни «Бухенвальдский набат»
Чтец 1.
Они прикрыли жизнь собою,
Жизнь начинавшие едва,
Чтоб было небо голубое,
Была зеленая трава.
Чтец 2.
И вновь – весна…
И солнце светит ясно.
Вот детский смех послышался вдали.
Но кто сказал, что жили вы напрасно?
Но кто сказал, что зря боролись вы?
Чтец 3.
Кто так сказал, не знал, наверно, горя,
И не видал материнских слез,
Не видел он могил и после боя
Не видел тех, кто это перенес.
Чтец 4.
Еще горячкой боя сердце билось,
А в мир уже вступила тишина,
Как будто время здесь остановилось,
Не веря вдруг, что кончилась война.
Чтец 5.
Осенен полыханием
Победного флага,
Сел усталый солдат
На ступеньках Рейхстага.
Чтец 6.
Поглядел еще раз,
Как над вражьей столицей
На весеннем ветру
Наше знамя лучится.
Сценка
Мать:
Мой мальчик, как долго тебя я ждала!
И вдруг я услышала зов Победы.
Я уж на стол все собрала,
Я жду тебя, а тебя все нету.
Слетела давно вся пыль с черемух.
Мой мальчик, ты где потерялся?
Наш дом уже полон друзей и знакомых,
Ты только один остался.
Сын:
Мама, ты знаешь, я виноват,
Я виноват перед тобой.
Я собирался вернуться назад,
И вдруг тот последний бой.
Бой уже после конца войны,
Но фрицы не знали этого.
Нервы у всех оголены,
Наверно, я пал поэтому.
Я умер, мама, прости меня,
Постой за меня у калитки.
А если Варя спросит меня,
Скажи, что любовь не ошибка.
Мать:
Мой мальчик, не уходи, постой!
Давай мы выберем путь другой.
Другой умрет в том последнем бою,
Пусть оставит любовь свою.
Сын:
Ах, мама, другой – ведь он мне он брат,
Он также ни в чем не виноват.
Раз выпало пасть мне в последнем бою,
Так я унесу любовь свою.
Прости меня, мама!
Чтец 7.
Как горько нам стоять у обелисков
И видеть там скорбящих матерей!
Мы головы свои склоняем низко.
Земной поклон за ваших сыновей!
Чтец 1.
Ложатся цветы на могильные плиты.
Нет! Никто не забыт, и ничто не забыто!
Чтец 2.
Люди! Покуда сердца стучатся,
Помните, какой ценой завоевано счастье.
Пожалуйста, помните! Не плачьте!
Через года, через века – помните!
О тех, кто уже не придет никогда, - помните!
Чтец 3.
Встречайте трепетную весну,
Люди Земли!
Убейте войну, прокляните войну,
Люди Земли!
Мечту пронесите через года
И жизнью наполните!
Но о тех, кто уже не придет никогда, -
Заклинаю, помните!
Хор «День Победы»
Дороги
Эх, дороги…
Пыль да туман,
Холода, тревоги
Да степной бурьян.
Знать не можешь
Доли своей:
Может, крылья сложишь
Посреди степей.
Вьется пыль под сапогами –
Степями, полями,
А кругом бушует пламя
Да пули свистят.
Эх, дороги…
Пыль да туман,
Холода, тревоги
Да степной бурьян.
Выстрел грянет,
Ворон кружит,
Твой дружок в бурьяне
Неживой лежит.
А дорога дальше мчится –
Пылится, клубится,
А кругом земля дымится –
Чужая земля.
Эх, дороги…
Пыль да туман,
Холода, тревоги
Да степной бурьян.
Снег ли, ветер, -
Вспомним, друзья!
Нам дороги эти
Позабыть нельзя!