Сценарий "Река времён в своём стремленье уносит все дела людей……" скачать


Сценарий "Река времён в своём стремленье уносит все дела людей……"

Вечер , посвящённый памяти Г. Р.
Державина.
Авторы: Гусева М.М. Дорогова Н.Н.
С-Петербург, школа интернат №1
имени Грота для слепых и
слабовидящих учащихся.
Тема:
«Река времён в своём стремленье уносит все
дела людей……»
Цели :
более глубокое изучение жизни и творчества Г.Р.Державина;
развитие творческих и коммуникативных способностей;
формирование устойчивого интереса к литературе.
Оформление :
портреты Г.Р.Державина, Н.А.Львова, Екатерины Второй,
Е.Р.Дашковой, А.С.Пушкина, Е.И.Пугачёва;
изображения Петербурга и Казани;
стенгазета '' Державин и Казань''.
Музыкальное сопровождение :
Шопен ''Фантазия-экспромт'';
Бетховен ''К Элизе''.
Музыкальное вступление….
Если бы государственный деятель и поэт Г.Р. Державин взглянул
сегодня на то, что было его домом- усадьбой, он, вероятно, с
трудом бы его узнал…
Время не пощадило этот великолепный особняк, однако мы можем
приоткрыть страницу истории и заглянуть в его прошлое…
Музыка.
1791 год оказался для Державина полон радостных событий: он ,
наконец –то , получил должность статс-секретаря, которую ждал 2
года, и купил участок с недостроенным домом Захаровых.
В нём он и решил поселиться после долгих служебных поездок по
Российской империи. В особняке на Фонтанке Гавриила Романович
прожил четверть века, до конца своей жизни.
Писатель и поэт серебряного века В. Ходасевич в своей книге
«Державин» писал:
«Просторный квадратный двор Державинского владения на
Фонтанке был обнесён колоннадой. За колоннами справа и слева
двухэтажные флигеля шли в глубину двора, где примыкали они к
двухэтажному дому с аллегорическими фигурами на фронтоне.
Только в 1809 году постройки были закончены и оказались немного
разбросаны. Зато представляли собой целую усадьбу. Тут были
конюшни, коровник, птичник, каретный и другие сараи, навесы для
дров, сеновалы, ледники, кухни, прачечные и даже, наконец,
небольшая бойня.
Среди старых рукописей сохранилось небольшое стихотворение
А.Н. Оленина, написанное им в 1799 г…
Возвысилась теперь громада,
Виднее стал господский дом .
Прелестный дом ! Моя отрада!
Теперь стал пуст, - и что мне в нём.
Твои обои златовидны,
Покойный мягкий твой диван -
Все прелести твои обидны,
Когда отсутствен твой султан.
Султан или мурза любезный,
Приди скорей утешить нас.
Приди давать совет полезный
И езди только на Парнас.
В 1811 -1816 годах этому дому предстояло приобрести ещё
большую, хотя и своеобразную известность.
В просторном зале особняка проходили заседания литературного
общества «Беседы любителей русского слова», которое ставило
своей задачей сохранить чистоту национального языка. Его
членами состояли известные писатели и деятели культуры того
времени: Гаврила Державин, Александр Шишков, Иван Крылов,
Василий Капнист, Алексей Оленин, граф Дмитрий Хвостов и др.
На торжественное открытие общества в этом зале собралось 200
именитых гостей, едва ли не весь цвет высшего петербургского
общества.
Воспоминания Варвары Николаевны Воейковой: «В сентябре
месяце 1811 года продолжалась у дяди моего , Г.Р. Державина,
«Беседа любителей русского слова» в большой зале .Она была в
два света во всю одною боковою стороною в ширину примыкала к
верхнему этажу, на котором были и жилые комнаты. Из одной
комнаты верхнего этажа были проделаны окна в большую залу, и
обыкновенно мы, как домашние, не сходили вниз , в самую залу, а
сидели у окон на хорах, и слушали чтение и беседы литераторов,
которых мы очень легко могли видеть и слышать.»
В этом доме провёл последний вечер своей жизни Д.И. Фонвизин,
который и раньше бывал здесь желанным гостем. На этот раз его,
полупарализованного, ввели под руки, язык не сразу повиновался
ему, тем не менее он вскоре разговорился, несколько часов кряду,
как всегда , живо и интересно рассказывал о своих путешествиях, о
разных житейских случаях и засиделся допоздна…. На следующее
утро его не стало.
Вальс Грибоедова.
Шло время… Императрица Екатерина сделала Державина
сенатором, пожаловала в тайные советники и наградила орденом
Владимира 2 степени. С января 1794 года он получил место
президента Коммерц-коллегии, по его словам, « пост был
завидный, и , кто хотел, зажиточный.» Но Державин тут же раскрыл
ряд злоупотреблений, и заседания Сената приобрели обычно им не
несвойственный бурный характер. К этому времени относится
эпизод, рассказанный племянницей жены Державина
Елизаветой Николаевной Львовой. «Однажды его упросили не
ехать в Сенат и сказаться больным, потому что боялись правды его.
Долго не мог он на это согласиться, но наконец желчь разлилась,
он точно не в состоянии ехать, лёг на диван в своём кабинете и в
тоске, не зная, что делать, не будучи в состоянии ничем заняться,
велел позвать к себе Прасковью Михайловну Бакунину, которая в
девушках у дяди жила, и просил её, чтобы успокоить тоску,
прочитать ему вслух из его же сочинений. Она взяла первую
попавшуюся оду «Вельможа» и стала читать, но как выговорила
стихи :
Змеёй пред троном не сгибаться,
Стоять и правду говорить,
Державин вдруг вскочил с дивана, схватил себя за последние
волосы, закричав: «Что написал я и что делаю сегодня? Подлец!
«Не выдержал больше, оделся , и , к удивлению всего Сената ,
явился – не знаю наверное, что говорил, но поручиться могу,
душою не покривил».
Признание
Не умел я притворяться,
На святого походить,
Важным саном надуваться
И философа брать вид;
5 Я любил чистосердечье,
Думал нравиться лишь им,
Ум и сердце человечье
Были гением моим.
Если я блистал восторгом,
10 С струн моих огонь летел,
Не собой блистал я Богом;
Вне себя я Бога пел.
Если звуки посвящались
Лиры моея царям, —
15 Добродетельми казались
Мне они равны богам.
Если за победы громки
Я венцы сплетал вождям, —
Думал перелить в потомки
20 Души их и их детям.
Если где вельможам властным
Смел я правду брякнуть в слух, —
Мнил быть сердцем беспристрастным
Им, царю, отчизне друг.
25 Если ж я и суетою
Сам был света обольщён, —
Признаюся, красотою
Быв пленённым, пел и жён.
Словом: жёг любви коль пламень,
30 Падал я, вставал в мой век.
Брось, мудрец! на гроб мой камень,
Если ты не человек.
1807
Романс «На заре ты её не буди»…..
С домом-усадьбой на Фонтанке тесно связаны судьбы двух
женщин: Екатерины Яковлевны Бастидон и Дарьи Алексеевны
Дьяковой. В разное время обе они горячо любили Державина и
всячески поддерживали его.
В 1778 году Гавриила Романович женился на 16-летней красавице
Екатерине Бастидон дочери камердинера Петра 3.
Державин любил уют своего дома на Фонтанке. «В семье с
драгоценной Катюхой щастлив безмерно, хоть детей не прижили,
делился он с друзьями. Посвыклись, но по-прежнему любим друн
друга.»
Но летом 1794 года поэта постигло горе: его ненаглядная Пленира
скончалась.
Приди ко мне, Пленира,
В блистании луны,
В дыхании зефира,
Во мраке тишины.
Приди подобье тени, в мечте иль лёгком сне,
И, седши на колени,
Прижмися к сердцу мне,
Движения исчисли,
Вздыхания измерь,
И все мои ты мысли проникни и поверь,
Хоть острый серп судьбины
Моих не косит дней,
Но нет уж половины
Во мне души моей.
Я вижу, ты в тумане
Течёшь ко мне рекой!
Пленира на диване
Простёрлась надо мной,
И лёгким осязаньем
Уст сладостных твоих,
Как ветерок дыханьем,
В объятиях своих
Меня ты утешаешь
И шепчешь нежно вслух:
«Почто так сокрушаешь
Себя, мой милый друг!?
Нельзя смягчить судьбину,
Ты сколько слёз не лей,
Миленой половину
Займи души твоей».
«Песня Томского» из оперы «Пиковая дама».
Здесь впервые появилось имя Милены – той , которую ровно через полгода
Державин ввёл хозяйкой в дом на Фонтанке. Миленой он называл свою
вторую жену – Дарью Алексеевну Дьякову.
Славился державинский дом своим хлебосольством, памятником чему
является стихотворение «Приглашение к обеду.»
стихотворение «Приглашение к обеду».
Шекснинска стерлядь золотая,
Каймак и борщ уже стоят,
В графинах вина, пунш блистая,
То льдом, то искрами манят.
С курильниц благовонья льются,
Плоды среди корзин смеются,
Не смеют слуги и дохнуть,
Тебя стола вкруг ожидая,
Хозяйка, статная , младая,
Готова руку протянуть…
Маша:
А какие балы , музыкальные вечера, театральные постановки проходили в
этом особняке…Какие гости бывали здесь!!! Попробуем представить себе
домашний театр Державина…
Театральная постановка . Отрывок из Ростана «Принцесса Грёза». На фоне
музыки Шопена -Ксюша:
Давным-давно, в средние века, известный трубадур Джауфер Рюдель
полюбил Мелисинду,но никогда не видя её, а лишь слыша восторженные
рассказы поклонников о ней. Рюдель сложил о принцессе много прекрасных
стихов. А затем, желая увидеть её, снарядил корабль и отправился в
Триполи. В пути он тяжело заболел , и спутники думали, что он не дотянет до
берега. Однако встреча всё же состоялась.
Карина:
Принц Жефруа! На зов ваш я пришла.
От пилигримов Франции далёкой
Поэма нашей верности высокой
Давно уже известна мне была.
Мы были с вами как две пальмы южных,
Чьи нежные цветы душистой пылью
С другими сочетаются цветами,
К ним долетев на крыльях ветерка.
Когда, смотря на отблеск волн жемчужных,
Я поддавалась странному бессилью,
Я уносилась к вам тогда мечтами
И к вам была невидимо близка.
Когда в часы бессонницы ползучей
Вы ночью тихо слёзы проливали –
Бесцельные, по мнению других,
И я тогда в тоске металась жгучей,
И те же слёзы, полные печали,
Лились тогда, мой друг , из глаз моих;
НО, утомившись жить одной мечтою,
Ты пожелал, чтоб ближе я была:
Ты захотел увидеться со мною,
Ты звал меня , и я к тебе пришла.
И я пришла, перед тобой предстала
Я в облаках курений благородных,
В наряде пышном, царственном моём.
Пускай же запах розы и сандала,
Пусть звуки лютней и виол влюблённых
Тебя поздравят с нашим лучшим днём.
Под звонкий гул колоколов Тортозы
Его пусть с нами празднует весь мир!
Сегодня ведь твоей принцессы Грёзы
С тобой, мой принц, свершает брачный пир!
Слава:
Такому счастью верить я не смею…
Смотрю… смотрю.., не отрываясь взглядом.
Она, она, она! С её нарядом,
Вся в блеске, перлов , золота, камней,
Тяжёлою волной её кудрей!
И кажется, для этой шеи гибкой
Тяжёлым слишком этих камней гнёт.
Давно уж я знаком с её улыбкой,
В моей душе давно она живёт!
А милый голос утоляет жажду,
Как в летний зной студёная струя.
Смотрю в глаза и уж не стражду,
Смотрю в глаза ей и тону в них я.
Ксюша:
В порту Мелисинда пришла на корабль, и Рюдель успел увидеть её прежде,
чем умер. Потрясенная принцесса уходит в монастырь.
Даша Сухова «Не уходи, побудь со мною…»
В кабинете патриарха русской поэзии. На его солее лежит приглашение на
экзамен в Императорский Царскосельский лицей и рукописная копия
пушкинского стихотворения «Воспоминания в Царском Селе». Там в Лицее
состоялась единственная встреча двух великих русских поэтов. Но Пушкин
впоследствии написал:»Державина я видел только один раз в жизни, но
никогда не забуду.» Гавриила Романович незадолго до своей смерти
говорил, что ему на смену приходят молодые таланты :» Скоро явится свету
второй Державин: это Пушкин, который уже в Лицее перещеголял всех
писателей»,
ПАМЯТНИК
Я памятник себе воздвиг чудесный, вечный,
Металлов тверже он и выше пирамид;
Ни вихрь его, ни гром не сломит быстротечный,
И времени полет его не сокрушит.
Так! — весь я не умру, но часть меня большая,
От тлена убежав, по смерти станет жить,
И слава возрастет моя, не увядая,
Доколь славянов род вселенна будет чтить.
Слух пройдет обо мне от Белых вод до Черных,
Где Волга, Дон, Нева, с Рифея льет Урал;
Всяк будет помнить то в народах неисчетных,
Как из безвестности я тем известен стал,
Что первый я дерзнул в забавном русском слоге
О добродетелях Фелицы возгласить,
В сердечной простоте беседовать о боге
И истину царям с улыбкой говорить.
О муза! возгордись заслугой справедливой,
И презрит кто тебя, сама тех презирай;
Непринужденною рукой неторопливой
Чело твое зарей бессмертия венчай.
Прошли годы. Но имя Державина, его стихи вдохновляют не одно поколение
поэтов.
Николай Агнивцев, поэт серебряного века.
В этот день, как огромный опал,
Было небо прозрачным … и некто,
В чёрный плащ, запахнувшись, стоял
На мосту у «Большого проспекта»…
И к нему, проскользнув меж карет,
Словно выйдя из бархатной рамы,
Подошла, томно вскинув лорнет,
В голубом незнакомая Дама…
Был на ней голубой кринолин
И была она вся голубою,
Как далёкий аккорд клавесин,
Как апрельский туман над Невою
«Государь мой, признайтесь: ведь вы
Тот вельможа, чей жребий так славен-
Князь Тавриды –Потёмкин!?»- «Увы,
Я всего только старый Державин!»
И, забыв о Фелице своей,
Сбросив с плеч тяготившие годы,
Старый мастер сверкнул перед ней
Всею мощью Державинской оды!
Но она, подобрав кринолин,
В даль ушла, чуть кивнув головою…
Как далёкий аккорд клавесин,
Как апрельский туман над Невою.
Лист 13
Танец…… Менуэт в исполнении ребят.