Литературный монтаж «Имя Ольги Берггольц в истории Ленинграда»


1
Гущина Татьяна Владимировна,
преподаватель русского языка и литературы
ГБОУ СПО Хоровое училище имени М.И.Глинки (техникум)
Литературный монтаж
«Имя Ольги Берггольц в истории Ленинграда»
1 ведущий. Стоит только сказать «Ленинград, блокада…» - как сразу же всплывает в
памяти светлое, незамутнённое большое имя – Ольга Фёдоровна Берггольц. И, конечно
же, ставшая крылатой её строка, высеченная на граните Пискарёвского мемориального
кладбища: «Никто не забыт и ничто не забыто».
2 ведущий. Давайте перелистаем страницы тех памятных и бессмертных лет.
(Звучит начало Концерта для виолончели с оркестром ре мажор, соч.3 №9 А.Вивальди)
1 ведущий. Мы предчувствовали полыханье
этого трагического дня.
Он пришёл.
Вот жизнь моя, дыханье.
Родина! Возьми их у меня.
Под этими пронзительными, проникающими в самую душу строками дата: «Июнь 1941).
2 ведущий. В автобиографии О.Берггольц, вспоминая июнь 1941-го, пишет: «Я поняла:
наступило моё время, когда я смогу отдать Родине всё – свой труд, свою поэзию».
3 ведущий. 30 августа 1941 года… В этот день остервенело рвавшиеся к Ленингаду
гитлеровские войска, захватив станцию Мга, перерезали последнюю железную дорогу,
связывавшую Ленинград со страной.
В этот день в 53 выпуске лениградской радиохроники женский голос призывал:
«Помнишь ли ты, ленинградец, что ты на фронте, что ты воин. Ты воин, ленинградец, где
бы ты ни был – в цехе, в конторе или в своей квартире, - потому что ты в Ленинграде…»
4 ведущий. Это было первое выступление по радио О.Ф.Берггольц. С этого дня и до
конца блокады её радиовыступления стали неотъемлемой частью жизни осаждённого
города.
5 ведущий. …Я говорю с тобой
под свист снарядов,
угрюмым заревом озарена.
Я говорю с тобой
из Ленинграда,
страна моя,
печальная страна».
4 ведущий. И это мужественное слово слышала действительно вся страна! Чудо поэзии
становилось верой в наши силы, а вера – волей к Победе.
5 ведущий. В первые же дни войны О.Берггольц, как сотрудница Ленинградского радио и
корреспондент ленинградских газет «Смена», «Ленинградская правда», «На страже
Родины», получила пропуск №23637, дававший право бывать на переднем крае обороны
города.
6 ведущий. Мерцает жёлтый слепенький фонарик,
И сердце вдруг сжимается тоской,
когда услышишь:
- Пропуск ваш, товарищ…-
Как будто ты нездешний и чужой.
- Вот пропуск мой. Пожалуйста, проверьте.
Я здешняя, и этот город – мой.
У нас одно дыханье, дума, сердце…
Я здешняя, товарищ постовой,-
2
Эти строки написаны Берггольц в осаждённом Ленинграде в октябре 1941 года.
1 ведущий. Стихи Берггольц, звучавшие по радио, имели для зажатого в тиски блокады,
сражавшегося Ленинграда огромное значение. Берггольц говорила о мужестве, стойкости
и страданиях гражданского населения, говорила особыми, пронзающими душу словами.
2 ведущий. Для того, чтоб жить в кольце блокады,
ежедневно смертный слышать свист,-
сколько силы нам, соседка, надо,
сколько ненависти и любви…
Столько. Что минутаи в смятенье
Ты сама себя не узнаёшь:
- Вынесу ли? Хватит ли терпенья?
- Вынесешь. Дотерпишь. Доживёшь.
7 ведущий. Стихи, адресованные «соседке» «Дарье Власьевне» - «тёте Даше», -
пользовались особой популярностью. Этот собирательный образ простой, уже немолодой
ленинградки возник в творчестве поэта в первые месяцы войны. Но если первые стихи о
«тёте Даше», появившиеся в «Окнах ТАСС», были ещё несколько шутливыми, то вскоре
они стали другими – мужественными и трагическими, проникнутыми болью и гневом за
страдания женщин, детей, стариков осаждённого Ленинграда.
8 ведущий. Дарья Власьевна, соседка по квартире,
сядем, побеседуем вдвоем.
Знаешь, будем говорить о мире,
о желанном мире, о своем.
Вот мы прожили почти полгода,
полтораста суток длится бой.
Тяжелы страдания народа -
наши, Дарья Власьевна, с тобой.
О, ночное воющее небо,
дрожь земли, обвал невдалеке,
бедный ленинградский ломтик хлеба -
он почти не весит на руке...
Для того чтоб жить в кольце блокады,
ежедневно смертный слышать свист -
сколько силы нам, соседка, надо,
сколько ненависти и любви...
Столько, что минутами в смятенье
ты сама себя не узнаешь:
- Вынесу ли? Хватит ли терпенья?
- Вынесешь. Дотерпишь. Доживешь.
Дарья Власьевна, еще немного,
день придет - над нашей головой
пролетит последняя тревога
и последний прозвучит отбой.
И какой далекой, давней-давней
нам с тобой покажется война
в миг, когда толкнем рукою ставни,
3
сдернем шторы черные с окна.
Пусть жилище светится и дышит,
полнится покоем и весной...
Плачьте тише, смейтесь тише, тише,
будем наслаждаться тишиной.
Будем свежий хлеб ломать руками,
темно-золотистый и ржаной.
Медленными, крупными глотками
будем пить румяное вино.
А тебе - да ведь тебе ж поставят
памятник на площади большой.
Нержавеющей, бессмертной сталью
облик твой запечатлят простой.
Вот такой же: исхудавшей, смелой,
в наскоро повязанном платке,
вот такой, когда под артобстрелом
ты идешь с кошелкою в руке.
Дарья Власьевна, твоею силой
будет вся земля обновлена.
Этой силе имя есть - Россия .
Стой же и мужайся, как она!
9 ведущий. В декабре 1941 года О. Берггольц вместе с сотрудниками Радиокомитета
перешла на казарменное положение. Теперь Дом радио был не только местом работы, но и
жилище, и все они составляли одну большую семью. Вместе с редакторами, дикторами,
техниками Берггольц не только готовила радиопередачи, но и дежурили на крыше, ходила
за водой на Фонтанку. Она писала о своих товарищах по Дому радио:
4 ведущий. Здесь умирали, стряпали и ели,
а те, кто мог ещё вставать с постелей,
пораньше утром, растемнив окно,
в кружок усевшись, перьями срипели.
Отсюда передачи шли на город –
стихи, и сводки, и о хлебе весть.
Здесь жили дикторы и репортёры,
поэт, артистки…
Всех не перечесть…
Они давно покинули жилища
там, где-то в недрах города, вдали,
они одни из первых на кладбища
последних родственников отвезли
и, спаяны сильней, чем кровью рода,
родней, чем дети одного отца,
сюда зимой сорок второго года
сошлись – сопротивляться до конца.
5 ведущий. Поздними вечерами Берггольц садилась за стол, накрывала платком лампу,
чтобы свет не мешал спящим рядом усталым товарищам, и начинала писать. К середине
февраля 1942 года она закончила «Февральский дневник».
4
2 ведущий. «Февральский дневник» и сегодня обжигает своей правдой и болью, своей
исповедальностью:
10 ведущий. Скрипят,
скрипят по Невскому полозья.
На детских санках,
узеньких, смешных,
в кастрюльках
воду голубую возят,
дрова и скарб,
умерших и больных…
11 ведущий. Ольга Берггольц имела мужество написать об аде зимы 41-42 года тогда же,
в грозном, израненном бомбёжками и артобстрелами январе, обжигающем и смертельно
голодном феврале 42-го.
Но там же, в «Февральском дневнике», мы чувствуем светлую веру автора в
победный исход борьбы:
10 ведущий. Двойною жизнью
мы сейчас живём:
в кольце, во мраке,
в голоде, в печали
мы дышим завтрашним,
свободным, щедрым днём,
мы этот день
уже завоевали.
11 ведущий. Поэма впервые прозвучала в авторском исполнении по Ленинградскому
радио 22 февраля 1942 года – в канун праздника 24 годовщины Красной Армии и Военно-
Морского Флота. Воспевая мужество города, Берггольц читала:
10 ведущий. Да здравствует суровый и спокойный,
глядевший смерти в самое лицо,
удушливое вынесший кольцо
как Человек,
как Труженик,
как Воин!
Сестра моя, товарищ, друг и брат,
Ведь это мы, крещённые блокадой!
Нас вместе называют – Ленинград,
И шар земной гордится Ленинградом.
13 ведущий. Героической борьбе Ленинграда посвящена и созданная Берггольц в 1942
году «Ленинградская поэма». Многие строки этого произведения посвящены героям
Ладожской ледовой трассы. Достаточно вспомнить шофёра, который облил бензином и
поджёг свои застывшие на морозе руки, чтобы поскорее отремонтировать мотор
грузовика, везущего в голодный город хлеб: «Вперёд! Как ноют волдыри, примёрзли к
варежкам ладони».
14 ведущий. О да, иначе не могли
Ни те бойцы, ни те шофёры,
Когда грузовики вели
По озеру в голодный город.
Холодный, ровный свет луны,
Снега сияют иступлённо,
И со стеклянной вышины
Врагу отчётливо видны
Внизу идущие колонны.
И воет, воет небосвод
5
И свищет воздух, и скрежещет,
Под бомбами ломаясь, лёд,
И озеро в воронки плещет.
Но вражеской бомбёжки хуже,
Ещё мучительней и злей –
Сорокоградусная стужа,
Владычащая на земле.
15 ведущий. Не было в Ленинграде человека, который не знал бы строк Берггольц из
«Ленинградской поэмы»:
Сто двадцать пять блокадных грамм
С огнём и кровью пополам.
О, мы познали в декабре –
Не зря «священным даром» назван
Обычный хлеб, и тяжкий грех –
Хотя бы крошку бросить наземь:
Таким людским страданьем он,
Такой большой любовью братской
Для нас отныне освящён –
Наш хлеб насущный,
ленинградский.
16 ведущий. 10 июня 1942 года Берггольц с гордостью сообщила ленинградцам, что
оркестр Радиокомитета приступил к подготовке исполнения Седьмой, «Ленинградской»
симфонии Д.Д.Шостаковича. Она не случайно носит подзаголовок «Ленинградская» -
языком музыки выдающийся советский композитор рассказал в ней о мужестве,
стойкости и страданиях города. Эта симфония впервые прозвучала 9 августа 1942 года в
осаждённом Ленинграде.
(Звучит музыкальный отрывок).
17 ведущий. Шостакович всегда оставался для Берггольц одним из самых любимых
композиторов, т.к. в симфониях Шостаковича, особенно в Пятой, Седьмой, Восьмой, она
находила глубоко созвучное себе, родственное ощущение времени.
(Вновь звучит музыкальный отрывок –продолжение предыдущего.)
16 ведущий. 18 января 1943 года блокада Ленинграда была прорвана. Город ликовал. В
ночь на 19 января, выступая по радио, Берггольц говорила: «Мы давно ждали этого дня.
Мы всегда верили, что он будет... Спасибо тебе, Большая земля, за твою помощь!
Клянёмся тебе, что мы будем бороться, не жалея никаких сил, за полное уничтожение
блокады, за полное освобождение всей советской земли».
17 ведущий. 3 июня 1943 года Берггольц, как и тысячи других ленинградцев-
блокадников, с гордостью смогла сказать:
Война ещё идёт,
ещё осада.
И, как оружье новое в войне,
сегодня Родина вручила мне
медаль «За оборону Ленинграда»/
18 ведущий. Если бы Ольга Берггольц за всю свою жизнь создала один только
«Февральский дневник» или одну только «Ленинградскую поэму», она и тогда осталась
бы навсегда в истории 900-дневной блокады Ленинграда. Но этим далеко не
исчерпывается вклад Ольги Фёдоровны в дело защиты города и в дело сохранения памяти
о героическом прошлом Ленинграда.
Перу О.Ф.Берггольц принадлежит эпитафия для мемориала на Пискарёвском кладбище. С
конца 1941 года на этом кладбище в братских могилах стали хоронить ленинградцев,
погибших от голода, бомбёжек и артобстрелов. В 1955 году здесь начались работы по
6
созданию мемориала, который был торжественно открыт к 15 годовщине Победы
советского народа над фашистской Германией — 9 мая 1960 года.
19 ведущий. За фигурой Родины-матери на гранитной стене — строки Берггольц:
Здесь лежат ленинградцы.
Здесь горожане: мужчины, женщины, дети.
Рядом с ними солдаты-красноармейцы.
Всею жизнью своею
Они защищали тебя, Ленинград,
Колыбель революции.
Их имён благородных мы здесь перечислить не сможем,
Так их много под вечной охраной гранита,
Но знай, внимающий этим камням,
Никто не забыт и ничто не забыто.
Так пусть же пред жизнью бессмертною вашей
На этом печально-торжественном поле
Вечно склоняет знамёна народ благодарный,
Родина-мать и город-герой Ленинград.
20 ведущий. Берггольц одна из первых в Ленинграде в 1965 году поддержала
предложение ленинградского поэта Михаила Дудина о создании Зелёного пояса Славы,
протянувшегося более чем на 200 километров по бывшей линии переднего края обороны
Ленинграда.
21 ведущий. Мысль о необходимости создания памятников защитникам Ленинграда
возникла у Ольги Фёдоровны ещё в годы войны. 27 января 1945 года, когда отмечалась
первая годовщина освобождения Ленинграда от вражеской блокады, она говорила,
выступая по радио, что такие памятники обязательно встанут «над военными могилами,
которых не знала ни одна история, ни один город: над братскими траншеями
ленинградцев, погибших от голода. Ещё не поставлены над ними памятник, но мы
помним, где эти траншеи тянутся...»
1 ведущий. На одном из памятников Зелёного пояса Славы — стихи О.Ф.Берггольц.
Памятник стоит на склоне Румболовской горы. Рядом со стелой, на которой изображена
вереница гружёных автомашин, огромные бронзовые листы дуба и лавра,
символизирующие мужество и славу. На стеле строки из «Ленинградской поэмы»:
19 ведущий. Дорогой жизни шёл к нам хлеб,
Дорогой дружбы многих к многим.
Ещё не знают на земле
Страшней и радостней дороги.
20 ведущий. Ольга Фёдоровна Берггольц была, по словам писателя Фёдора Абрамова,
«великой дочерью нашего города, первым поэтом блокадного Ленинграда». Не случайно
на могиле Ольги Фёдоровны выгравированы слова:
Дыша одним дыханьем с Ленинградом,
я не геройствовала, а жила.
(Звучит музыка Вивальди).
Использованная литература
1. «Одним дыханьем с Ленинградом...» Ленинград в жизни и творчестве советских
писателей. Л., 1989
2. Книги не молчат. Из публицистики восьмидесятых. М., 1989
3. Путешествие в страну Поэзия. Л., 1988
4. «Я говорю с тобой из Ленинграда». Л., 1987