Общая характеристика романа Евгения Замятина «Мы» (статья)


ДЕПАРТАМЕНТ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ
Государственное образовательное учреждение среднего профессионального
образования
Кемеровский профессионально-технический техникум
Общая характеристика романа Евгения Замятина «Мы»
(статья)
Подготовил преподаватель русского языка и литературы
Перевизник Раиса Анатольевна
Кемерово 2015
События октября 1917 года и последовавшей затем гражданской войны в
России привели к тому, что значительное число ее граждан оказалось за
рубежом. Если говорить об эмиграции литературной, то картина ее
чрезвычайна пестра.
Трагична творческая судьба Евгения Замятина последние пять лет жизни
проведшего в эмиграции, и его романа-антиутопии «Мы», созданного в 1920
году в России и дошедшего до нас с опозданием почти на семь десятилетий.
Замятин сразу понял, что Октябрьская революция это реальная судьба его
родины. Он сознавал масштаб, грандиозность происходящего. Правда, в его
глазах это величие было трагическим, потому что он хорошо видел ту
непомерную цену, которую стране, народу, человечеству приходится платить за
революционный перелом истории. Лишенный каких бы то ни было иллюзий,
Замятин в годы Октября не мог примириться с человеческими страданиями,
жертвами, тяжестью потерь. Он настаивал, что современники и те, кто
совершает революцию, и те, кто воспевает ее, - идут ложным путем: для них
главным ориентиром стали не цели революции, а ее средства революционное
насилие и классовая ненависть. Особенно его тревожила тенденция к
обезличиванию человеческой деятельности, весьма отчетливо выступавшая в
социальной и духовной жизни революционных лет. Замятин был убежден, что
революция во многом лишь усугубляет давний исторический недуг отечества,
понижает духовный потенциал личности в России. Он опасался, что это
губительно скажется на судьбах страны, исказит будущее общество.
Так появился роман «Мы», где рисовалось будущее, в котором
благополучное существование людей построено на их отказе от собственной
личности. Но несмотря на воспитание бдительность Хранителей, многие
древние человеческие инстинкты продолжают действовать в этом
«совершенном» государстве, возглавляемом загадочным Благодетелем, своего
рода патриархом, наделенным неограниченной властью. И рассказчик Д-503,
талантливый инженер, но, в сущности, заурядная личность, живет в постоянном
страхе среди этих прозрачных стен, «розовых талонов на любовь»,
механической музыки и «оседланной стихии», в обществе «разумной
механистичности» и математически безошибочного счастья для всех»
[1]
, потому
что ощущает себя в плену атавистических желаний, чего не должен чувствовать
«винтик» в образцово отлаженном механизме. Он влюбляется это, конечно
же, преступление, потому что здесь порядок и предписание превыше всего) в
некую I- 330, члена подпольного движения сопротивления, которой удается на
время втянуть его в подготовку мятежа. Вспыхивает мятеж и выясняется, что у
Благодетеля много противников, эти люди не только замышляют переворот, но
и за спущенными шторами предаются таким чудовищным грехам, как сигареты
и алкоголь. В конечном счете, Д-503 удается избежать последствий своего
безрассудного шага. Власти объявляют, что причина недавних беспорядков
установлена: оказывается, ряд людей («номеров») страдают от болезни,
именуемой фантазией, и болезнь излечивается рентгеновским облучением. Д-
503 подвергается операции, после чего ему легко совершить то, что он всегда
считал своим долгом: выдать сообщников полиции. В полном спокойствии
наблюдает он, как пытают I- 330 под стеклянным колпаком, откачивая из него
воздух.
[2]
Машина Благодетеля это гильотина. В замятинской утопии казни
дело привычное. Они совершаются публично, в присутствии Благодетеля и
сопровождаются чтением хвалебных од в исполнении официальных поэтов.
Гильотина уже не грубая машина былых времен, а усовершенствованный
аппарат, мгновенно уничтожающих жертву, от которой остается облако пара и
лужа чистой воды. Казнь, по существу, является принесением в жертву
человека, и этот ритуал пронизан мрачным духом древних инквизиций.
Благодетель считает свое Единое государство осуществлением древней
мечты человека о земном рае. Он напоминает: «…в раю уже не знают желаний,
не знают жалости, не знают любви, там блаженные с оперированной
фантазией (только потому и блаженные!) – ангелы, рабы Божьи…» Рабы!..
Человек, отрешившийся от собственной человечности, от своей духовной
природы, поддавшийся унификации раб! Он должен отказаться от всего, что
отличает его от других: от живых чувств, собственных стремлений,
естественных привязанностей и побуждений, только тогда он получит сытость,
покой, занятия по способностям, полное удовлетворении физических
потребностей и золотую бляху с присвоенным номером, которую все носят на
груди.
Созданный в другую эпоху, роман «Мы» близок к острейшим проблемам
нашего времени. Попытка создания « казарменного социализма» была
предпринята и в нашей стране. Был установлен порядок, превращавший всех
членов общества в послушных служителей единого государства. Так
футурологические фантазии Замятина оказались вполне реальными.
[3]
Действительность в нашей стране на время превзошла даже худшие опасения
Замятина: миллионы людей были превращены в «номера» и заполнили лагеря
ГУЛАГа. И хотя сейчас эта эпоха ушла в прошлое, не так мало еще тех, кто
хотел бы воскресить былой «порядок». Так что роман Замятина по-прежнему
остается предостережением, служит убедительным аргументом в современной
борьбе идей.
Информационное обеспечение
1. Замятин, Е. Избранные произведения. [Текст] / Е. Замятин. - М. : Советский
писатель, 1989. - 767с.
2. Шестаков, В.П. Вечер в 2217 году. [Текст] / В.П. Шестаков. М. :
Прогресс, 1990. – 720 с.
3. Баталов. Э.Я. В мире утопии: Пять диалогов об утопии, утопич. сознании и
утопич. экспериментах. [Текст] / Э.Я. Баталов. М. : Политиздат, 1989. 319 с.