Презентация "Лицеисты"


Подписи к слайдам:
Слайд 1

Лицеисты

12 августа 1810 года император Александр I подписал указ об учреждении в Царском Селе лицея для «образования юношества, предназначенного к важным частям службы государственной».

Осенью 1811 г. состоялся первый набор лицеистов. Принимались дети 10-12 лет, число воспитанников должно было составлять 30 человек.

  • Осенью 1811 г. состоялся первый набор лицеистов. Принимались дети 10-12 лет, число воспитанников должно было составлять 30 человек.

Лицей планировался как закрытое учебное заведение, где ученики должны были не только учиться, но и жить. По уровню получаемого образования Лицей приравнивался к университету.

Программа лицея

  • Программа обучения была рассчитана на 6 лет: 2 курса по 3 года каждый. Ученики должны были получать общее образование с преобладанием гуманитарных наук. На 1 курсе в программе обучения были математика, грамматика, история, «изящные письмена» – словесность, изящные искусства и гимнастические упражнения (чистописание, рисование, танцы, фехтование, верховая езда, плавание). На 2 курсе особое внимание уделялось «наукам нравственным» (Закон Божий, этика, логика, правоведение, политическая экономия), истории, математике, иностранным языкам.

На торжественном открытии Лицея 19 октября 1811 г. присутствовали Александр I, его семья, самые знатные и влиятельные люди России. В центре зала стоял покрытый красным сукном стол и на нем лежала грамота об учреждении Лицея. По одну сторону стола стояли лицеисты вместе с директором В.Ф. Малиновским, а по другую – профессора. За столом сидели почетные гости во главе с императором Александром I.

  • На торжественном открытии Лицея 19 октября 1811 г. присутствовали Александр I, его семья, самые знатные и влиятельные люди России. В центре зала стоял покрытый красным сукном стол и на нем лежала грамота об учреждении Лицея. По одну сторону стола стояли лицеисты вместе с директором В.Ф. Малиновским, а по другую – профессора. За столом сидели почетные гости во главе с императором Александром I.

  • 30 мальчиков начали новую жизнь. Каждому была предоставлена небольшая комната с самой необходимой мебелью: железная кровать, комод, конторка, зеркало, стул, стол для умывания. На конторке – чернильница и подсвечник со щипцами.

Распорядок дня

  • 6.00- подъём, утренняя молитва,
  • 7.00 до 9.00 – классы,
  • 9 часов утра – чай,
  • до 10.00 – прогулка,
  • С 10 до 12.00 – классы, потом прогулка, обед, снова занятия чистописанием и рисованием,
  • 15-17.00 – классы, прогулка, повторение уроков.
  • 21.00 - ужин,
  • 22.00– вечерняя молитва и чай.
  • Никто из лицеистов в течение 6 лет обучения не должен был покидать Лицей, а родным разрешалось посещать мальчиков только по праздникам.

День 19 октября стал для лицеистов священным. Они всегда стремились 19 октября собраться вместе, хотя у каждого из них была своя жизнь. С каждым годом все меньше и меньше лицеистов приходило на встречу…

  • День 19 октября стал для лицеистов священным. Они всегда стремились 19 октября собраться вместе, хотя у каждого из них была своя жизнь. С каждым годом все меньше и меньше лицеистов приходило на встречу…

« Друзья в жизни Пушкина».

А.С.Пушкин говорил: « Я хочу доказать моим друзьям, что не только люблю и верую в них, но признаю, что они для меня – первые из порядочных людей».

Речь пойдет о дружбе,

товариществе,

братстве.

«В начале жизни школу помню я:

Там нас, детей беспечных, было много:

Неровная и резвая семья…»

Скоро все лицеисты наделили друг друга прозвищами:

Вильгельм Кюхельбекер – Виля, Кюхля.

Антон Дельвиг - Тося.

Владимир Вольховский – Суворочка.

Иван Малиновский - Казак.

Александр Горчаков - Князь, Франт.

Константин Данзас – Медведь.

Иван Пущин - Жанно, Иван Великий.

Александр Пушкин – Француз (французский знал не хуже русского). Он же Егоза.

Иван Иванович

Пущин

(1798— 1859)

декабрист, судья Московского надворного суда, друг А. С. Пушкина. Член «Союза благоденствия» и Северного общества.

Комната Александра Пушкина была рядом с комнатой Ивана Пущина.

Они часто вместе проказничали, и за это их наказывали: смещали за последние парты.

Пущин рассудительный, справедливый, не раз успокаивал вспыльчивого и быстрого в поступках Пушкина, которого полюбил душевно, навсегда. Прозвище: Большой Жано, Иван Великий.

Именно он, первый и бесценный друг, не побоялся навестить опального поэта, сосланного в имение Михайловское. 11 января 1825 года рано утром он подъехал к занесенному снегом дому. Пушкин еще спал. Заслышав звук колокольчика, он выбежал на крыльцо.

« Выскакиваю из саней, - рассказывает Пущин в своих записках, - беру его в охапку и тащу в комнату… Смотрим друг на друга, целуемся и молчим…» Друзья провели вместе всего один день, но как много в него вместилось!

К сожалению, Пущин разделил участь своих товарищей-декабристов. Пушкин направил ему на каторгу в Сибирь послание, напоминающее о светлом времени лицейской дружбы:

«Мой первый друг, мой друг бесценный!

И я судьбу благословил,

Когда мой двор уединенный,

Печальным снегом занесенный,

Твой колокольчик огласил!

Молю святое провиденье:

Да голос мой душе твоей

Дарует то же утешенье,

Да озарит он заточенье

Лучом лицейских ясных дней!»

Еще один близкий друг стал

декабристом - это долговязый и

неуклюжий Вильгельм Кюхельбекер,

окончивший Лицей с

серебряной медалью. Кюхля - предмет

постоянных насмешек товарищей.

Однажды Пушкин написал на него

эпиграмму, Кюхля потребовал дуэли.

Секунданты Пущин и Дельвиг зарядили пистолеты

клюквой. Виля стрелял первым и

промахнулся. Пушкин не захотел стрелять, лишь сказал:

« Полно дурачиться, милый, пойдем пить чай».

Вильгельм Кюхельбекер

( 1797-1846)

Последний раз Пушкин видел Вильгельма в 1827 году, после восстания декабристов, на маленькой почтовой станции. Эта была последняя встреча друзей. Кюхельбекер направлялся в сопровождении жандармов в ссылку. Пушкин при жизни никогда не забывал Кюхельбекера, писал ему, посылал книги.

«…Служенье муз не терпит суеты,

Прекрасное должно быть величаво:

Но юность нам советует лукаво,

И шумные нас радуют мечты…

Глядим назад, следов не видя там.

Скажи, Вильгельм, не то ль

И с нами было,

Мой брат родной по музе, по судьбам?»

приехал к сосланному Пушкину в Михайловское, не смотря ни на

какие предостережения. Добрый, медлительный Антон Антонович или просто Тося.

Антон Антонович

Дельвиг

(1798 - 1831)

Он провел у Пушкина целую неделю. Утешал его как мог.

Еще в Лицее Дельвиг первый предсказал Пушкину славу:

« Пушкин! Он и в лесах не укроется.

Лира выдаст его громким пением…

И от смертных восхитит бессмертного

Аполлон на Олимп торжествующий».

Пушкин рад был горячо любимому другу, которого с нетерпением ожидал. Они провели вместе счастливые дни, наполненные разговорами, воспоминаниями, стихами…

Александр Сергеевич написал другу в стихотворении

« 19 октября»:

«… О Дельвиг мой: твой голос пробудил

Сердечный жар, так долго усыпленный,

И бодро я судьбу благословил».

Тяжело переживал Пушкин раннюю смерть друга:

« Никто на свете не был мне ближе Дельвига. Он был лучшим из нас».

Еще один друг… Матюшко,

как его ласково называли друзья.

С детства бредил морем: мечтал стать адмиралом. И стал им. Совершил ни одно кругосветное путешествие, был героем морских сражений.

Федор Матюшкин

(1799 – 1872)

русский мореплаватель, адмирал.

По инициативе Федора Матюшкина самый первый памятник Пушкину будет поставлен в Москве на Тверском бульваре. Работа скульптора Опекушина.

В стихах, посвященных другу, Пушкин писал:

«Счастливый путь!..

С лицейского порога

Ты на корабль перешагнул шутя,

И с той поры в морях твоя дорога,

О волн и бурь любимое дитя!»

князь, российский дипломат и

государственный деятель.

Или Франт, как его прозвали

в Лицее, который окончил с

золотой медалью. Он прожил долгую жизнь, дипломатом, министром иностранных дел.

Он действительно дружил с Пушкиным,

хотя они были и несхожи характерами.

Александр Михайлович Горчаков

(1798-1883)

По совету Горчакова в 1856 была объявлена амнистия всем политическим ссыльным, в том числе и декабристам.

Мы благодарны Горчакову за то, что сберег для будущих поколений многие пушкинские реликвии: отрывки из « Бориса Годунова», поэму « Монах», ранние автографы Пушкина.

«Ты, Горчаков, счастливец с первых дней.

Хвала тебе – фортуны блеск холодный

Не изменил души твоей свободной:

Все тот же ты для чести и друзей.»

Последним из лицеистов, кто видел

Александра Сергеевича Пушкина живым,

был лицейский друг Константин Данзас .

Независимый, отчаянно храбрый он

прошел путь от прапорщика до генерал - майора.

Пушкин относился к нему тепло и с большим доверием,

поэтому и выбрал его своим секундантом в январе 1837 года. Именно Медведь, как звали лицеисты признанного силача первого курса, не откажет, не подведет, не струсит.

Константин Карлович Данзас

(1801 – 1870)

офицер русской императорской армии

Он не смог предотвратить трагедию на Черной речке. Ему грозила кара. Пушкин знал об этом. До последних минут он повторял: « Просите за Данзаса, за Данзаса, он мне брат». Правда, царь впоследствии заменил смертную казнь секунданту двумя месяцами заключения в крепости…».

Был освобождён 19 мая 1837 года.

Иван Васильевич

Малиновский

(1796 - 1873)

Старший сын первого директора

Царскосельского Лицея. Малиновский

был очень дружен с Пушкиным. В

стихотворении "Пирующие студенты",

написанном в 1814 году, поэт обращается к

Малиновскому, "приятелю задушевному", в его словах слышится радость общения с весельчаком и шалуном Иваном Малиновским:  «А ты, повеса из повес,

На шалости рожденный,

Удалый хват, головорез,

Приятель задушевный…»

Прозвище: Казак.

Владимир Дмитриевич

Вольховский

(1798—1841)

 капитан Гвардейского генерального штаба, 

генерал-майор.

Член тайного общества декабристов.

Прозвище — «Суворочка» он получил потому, что

при внешней хрупкости и небольшом росте

обладал сильным характером и несгибаемой

волей, вёл спартанский образ жизни, напоминая этим Суворова.

«Была пора: наш праздник молодой

Сиял, шумел и розами венчался,

И с песнями бокалов звон мешался,

И тесною сидели мы толпой.

Тогда, душой беспечные невежды,

Мы жили все и легче и смелей,

Мы пили все за здравие надежды

И юности и всех ее затей.»

Петр Яковлевич Чаадаев.

(1794–1856)

русский философ, публицист.

Когда Пушкин учился в Лицее, в Царском Селе

стоял гусарский полк, вернувшийся с войны.

Среди офицеров было много образованных,

передовых людей. Один из них – Чаадаев.

Несмотря на разницу в возрасте, их связывали

общие мечты и стремления. Они оба еще в то время мечтали об освобождении России от гнета самодержавия и крепостного права.

«Пока свободою горим,

Пока сердца для чести живы,

Мой друг, отчизне посвятим

Души прекрасные порывы!

Товарищ, верь: взойдет она,

Звезда пленительного счастья, Россия вспрянет ото сна,

И на обломках самовластья

Напишут наши имена!»

Сегодня, вспоминая друзей

Александра Сергеевича Пушкина,

мы рассказали лишь о некоторых из них.

А их было очень много….

Это и няня Арина Родионовна,

получившая вольную от господ, но не пожелавшая

покинуть семью Пушкина.

Он был обязан няне созданием многих бессмертных сказок. Она

поддерживала его и была рядом

в самые тяжелые минуты в ссылке.

Другом был и « побежденный учитель» - Василий Андреевич Жуковский, который всячески заступался за своего ученика. Пушкин всегда ценил его дружеское участие.

Другом стал и еще один человек. « Когда тело Пушкина выносили из церкви, то шествие на минуту запнулось. На пути лежал кто– то большого роста в рыданиях.

Его попросили встать и посторониться. Это был Петр Андреевич Вяземский.

А еще Глинка, Баратынский, Нащокин, Даль, Тургенев… и многие другие. И мы с вами...

«Друзья мои, прекрасен наш союз!

Он, как душа неразделим и вечен –

Неколебим, свободен и беспечен

Срастался он под сенью дружных муз.

Куда бы нас не бросила судьбина,

И счастие куда б ни повело,

Все те же мы:

Нам целый мир чужбина;

Отечество нам Царское Село.»

«….Прости! Где б ни был я: в огне ли смертной битвы, При мирных ли брегах родимого ручья,

Святому братству верен я…»

Мы вспомнили

некоторых из друзей

Александра Сергеевича Пушкина.

Спустя месяцы, годы , столетия их у поэта не становится меньше…На Мойку 12; на Черную речку идут и идут люди…

«Сквозь зимние вьюги и вешние гулы,

Под пристальным взглядом живущих людей

Идут караулы, встают караулы

У памятников посреди площадей.

У скорбных надгробий встают, бронзовея,

И бронза становится цветом лица.

Есть память, которой не будет забвенья.

И слава, которой не будет конца.»

Спасибо за внимание