Сценарий вечера, посвящённого Б. Пастернаку 9 класс


1
Сценарий вечера, посвящённого Б.Пастернаку
Выполнила учитель высшей квалификационной категории русского языка и
литературы О.Д. Зюзина ЧОУ СОШ «Ломоносовская школа№5»
Он награждён каким – то вечным детством,
Той щедростью и зоркостью светил,
И вся земля была его наследством,
А он её со всеми разделил.
Анна Ахматова
В-1: Великий художник только так и приходит в мир – наследником всего мира, его
природы, его истории, его культуры.
В-2: Но истинное величие состоит не только в том, чтобы унаследовать, а в том,
чтобы разделить со всеми.
В-1: Для образованной посредственности обладание знаниями, которые он
засекречивает внутри себя,- это наслаждение.
В-2: Для гения обладание знаниями, которые он ещё не разделил с другими –
мучение.
В-1:Вдохновение дилетантов – это танцевальная эйфория кузнечиков.
В-2:Вдохновение гения – это страдальческий труд родов музыки внутри самого
себя, подвиг отдирания плоти от плоти своего опыта, ставшего не только твоей душой, но
и телом внутри твоего тела.
В-1: Пастернак часто сравнивал поэзию с губкой, которая всасывает жизнь лишь
для того, чтобы быть выжатой, как он выразился, «во здравие жадной бумаги»
В-2: Сегодня мы приоткроем несколько страниц жизни великого русского поэта
БОРИСА ЛЕОНИДОВИЧА ПАСТЕРНАКА.
Звучит голос поэта Стихотворение «Синий цвет»
http://control.audiopedia.su/audio/17506
Страница первая Поэтическая
Чтец:
Во всём мне хочется дойти…
Во всем мне хочется дойти
До самой сути.
В работе, в поисках пути,
В сердечной смуте.
До сущности протекших дней,
До их причины,
До оснований, до корней,
До сердцевины.
Всё время схватывая нить
Судеб, событий,
Жить, думать, чувствовать, любить,
Свершать открытья.
О, если бы я только мог
Хотя отчасти,
Я написал бы восемь строк
О свойствах страсти.
2
О беззаконьях, о грехах,
Бегах, погонях,
Нечаянностях впопыхах,
Локтях, ладонях.
Я вывел бы ее закон,
Ее начало,
И повторял ее имен
Инициалы.
Я б разбивал стихи, как сад.
Всей дрожью жилок
Цвели бы липы в них подряд,
Гуськом, в затылок.
В стихи б я внес дыханье роз,
Дыханье мяты,
Луга, осоку, сенокос,
Грозы раскаты.
Так некогда Шопен вложил
Живое чудо
Фольварков, парков, рощ, могил
В свои этюды.
Достигнутого торжества
Игра и мука -
Натянутая тетива
Тугого лука.
В-1: Мироощущение Пастернака удивительно цельно. Мир для него – един во всех
проявлениях, будь то добро или зло, красота или уродство. Творчество Пастернака- это
постижение гармонии мира, пусть даже через его дисгармоничность, и выражение этой
гармонии.
В-2: Эстетика и поэтика раннего Пастернака основываются на представлении о
взаимопроникновении отдельных предметов реальности, о слитности всего чувственного,
окружающего поэта мира, где невозможно отделить человека от природы, изображение от
изображаемого, поэзию от жизни.
Чтец:
Февраль. Достать чернил и плакать!
Февраль. Достать чернил и плакать!
Писать о феврале навзрыд,
Пока грохочащая слякоть
Весною черною горит.
Достать пролетку. За шесть гривен
Чрез благовест, чрез клик колес
Перенестись туда, где ливень
Еще шумней чернил и слез.
Где, как обугленные груши,
С деревьев тысячи грачей
Сорвутся в лужи и обрушат
Сухую грусть на дно очей.
Под ней проталины чернеют,
И ветер криками изрыт,
3
И чем случайней, тем вернее
Слагаются стихи навзрыд.
В-1: Духовные искания лирического героя Пастернака всё время сопровождали
реальные противоречия, отражающие взвихренность жизни, выведенной из состояния
покоя.
Чтец:
ПОЭЗИЯ
В-2:Углубляясь в сложные проблемы мира, поэт всё больше стремился к внешней
прозрачности образа, к его, казалось бы, полной бесхитростности. Поразмышляем над его
лирическим шедевром 1956 года:
Быть знаменитым некрасиво.
Быть знаменитым некрасиво.
Не это подымает ввысь.
Не надо заводить архива,
Над рукописями трястись.
Цель творчества - самоотдача,
А не шумиха, не успех.
Позорно, ничего не знача,
Быть притчей на устах у всех.
Но надо жить без самозванства,
Так жить, чтобы в конце концов
Привлечь к себе любовь пространства,
Услышать будущего зов.
И надо оставлять пробелы
В судьбе, а не среди бумаг,
Места и главы жизни целой
Отчеркивая на полях.
И окунаться в неизвестность,
И прятать в ней свои шаги,
Как прячется в тумане местность,
Когда в ней не видать ни зги.
Другие по живому следу
Пройдут твой путь за пядью пядь,
Но пораженья от победы
Ты сам не должен отличать.
И должен ни единой долькой
Не отступаться от лица,
Но быть живым, живым и только,
Живым и только до конца.
Всё абсолютно ясно. Стих классически чёток и прозрачен. Ничто как будто не требует
комментариев. Ничто, кроме одного…самого главного. А почему, собственно, не надо
заводить архива? А как же общество будет постигать тайны творчества, судить о
движении мысли художника, познавать то, что не удалось ему и осталось в черновиках?..
4
И вот здесь мы сталкиваемся с главным чудом поэзии, чудом. Присущим только её
классическим творениям. Подлинный, внутренний смысл образа, его сокровенная идея
гораздо богаче её чисто внешнего словесного выражения.
В-1: « Не надо заводить архива» - это вовсе не означает призыва, так сказать,
уничтожить рукописи.( Сам Пастернак часто и в самом деле не хранил их, раздавал
знакомым.). Главное не в судьбе бумаги, а во внутреннем состоянии того, кто поверяет ей
тончайшие движения своей души: « Цель творчества – самоотдача, А не шумиха, не
успех».
Пастернаку – поэту, как и Пастернаку – человеку присущи бескорыстие,
бессребренничество, верность не сиюминутно-преходящим требованиям, а внутренним
принципам, составляющим основу нравственного самосознания личности.
Другие по живому следу
Пройдут твой путь за пядью пядь,
Но пораженья от победы
ТЫ САМ НЕ ДОЛЖЕН ОТЛИЧАТЬ.
Страница вторая Биографическая
В-1: 10 февраля 1890 года в Москве в семье художника Леонида Осиповича
Пастернака родился сын Борис
« Я вижу тебя, папа, твой безусловный, абсолютный классически и непримиримо
творческий дух, то образцовое в тебе, что мы всегда называли вечно молодым у тебя.»
В-2: В доме родителей царили искусство, музыка, литература. 23 ноября 1894 года
Лев Толстой слушает Трио П.И. Чайковского в квартире Пастернакав (мать поэта, Розалия
Исидоровна Кауфман, была блистательной пианисткой)
« Ночь я прекрасно помню. Посреди неё я проснулся от сладкой щемящей музыки, в такой
мере ранее не испытанной. Я закричал и заплакал от тоски и страха… Эта ночь межевою
вехой пролегла между беспамятностью младенчества и моим дальнейшим детством. С неё
пришла в действие моя память и заработало сознание, отныне без больших перерывов, как
у взрослого».
В-1: Весной 1908 года Борис Пастернак блестяще, с золотой медалью, окончил
полный курс гимназии и без экзаменов был зачислен на первый курс юридического
факультета Московского университета. Музыкальным руководителем Бориса в этот
период был композитор Рейнгольд ГЛИЭР, с которым он экстерном прошёл полный
консерваторский курс, за исключением оркестровки. Однако сам Пастернак не был уверен
в правильности выбранного им пути: сомнения возникали при сравнении собственной
музыкальной техники с исполнительским мастерством матери. Вторым источником
сомнений стало отсутствие абсолютного слуха. По совету своего кумира, композитора
А.Н. Скрябина, Борис перевёлся на философское отделение филологического факультета
университета.
«Музыку, любимый мир шестилетних трудов, надежд, тревог, я вырвал вон из себя, как
расстаются с самым драгоценным… Я перестал прикасаться к роялю, не ходил на
концерты, избегал встреч с музыкантами.»
«Философией я занимался с основательным увлечением. предполагая где-то в её близости
зачатки будущего приложения к делу».
В-2: Очередным переломным моментом в жизни Бориса Пастернака стало его
обучение философии в Марбургском университете под руководством одного из
крупнейших мыслителей современности Германа Когена.
5
Успехи русского студента привлекли к себе внимание 70-летнего профессора. Герман
Коген пригласил его к себе на обед, чтобы обсудить с ним возможности дальнейшей
карьеры философа.
Однако к тому моменту Пастернак уже знал, что философия не его поприще. Его
импульсивному характеру была чужда сама мысль о том, чтобы сделаться
добропорядочным бюргером, профессиональными систематическими размышлениями
зарабатывающим себе на хлеб.
« Создание гениального Когена… Марбургское направление покоряло меня двумя
особенностями. Во-первых, оно было самобытно, перерывало всё до основания и строило
на чистом месте. Оно не разделяло ленивой рутины всевозможных «измов»…Вторая
особенность Марбургской школы прямо вытекала из первой и заключалась в её
разборчивом и взыскательном отношении к историческому наследству».
В-1: Пастернак погружается в поэзию: много читает, посещает литературные
вечера, участвует в дискуссиях по вопросам литературы и искусства, выступает с
докладом «символизм и бессмертие», основные положения которого легли в основу
складывающейся эстетической системы поэта.
19 декабря 1913 года выходит в свет первая книга стихов « Близнец в тучах».
Звучит песня « Никого не будет в доме»
Никого не будет в доме кроме сумерек один
Зимний день в сквозном проеме
Незадернутых гардин незадернутых гардин
Только белых мокрых комьев
Быстрый промельк маховой
Только крыши снег и кроме
Крыш и снега никого крыш и снега никого
И опять зачертит иней и опять завертит мной
Прошлогоднее унынье
И дела зимы иной и дела зимы иной
Но нежданно по портьере
Пробежит вторженья дрожь
Тишину шагами меря тишину шагами меря
Тишину шагами меря ты как будущность войдешь
Ты появишься у двери
В чем-то белом без причуд
В чем-то впрямь из тех материй
Из которых хлопья шьют из которых хлопья шьют
«Писать стихи, перемарывать и восстанавливать зачёркнутое было глубокой
потребностью и доставляло ни с чем не сравнимое, до слёз доводящее удовольствие.
Я старался избегать романтического наигрыша, посторонней интересности… Я ничего не
выражал, не отражал, не отображал, не изображал… моя постоянная забота обращена
была на содержание, моей постоянной мечтою было, чтобы само стихотворение нечто
содержало, чтобы оно содержало новую мысль или новую картину».
ОПЯТЬ ВЕСНА
Поезд ушел. Насыпь черна.
Где я дорогу впотьмах раздобуду?
Неузнаваемая сторона,
Хоть я и сутки только отсюда.
6
Замер на шпалах лязг чугуна.
Вдруг - что за новая, право, причуда?
Бестолочь, кумушек пересуды...
Что их попутал за сатана?
Где я обрывки этих речей
Слышал уж как-то порой прошлогодней?
Ах, это сызнова, верно, сегодня
Вышел из рощи ночью ручей.
Это, как в прежние времена,
Сдвинула льдины и вздулась запруда.
Это поистине новое чудо,
Это, как прежде, снова весна.
Это она, это она,
Это ее чародейство и диво.
Это ее телогрейка за ивой,
Плечи, косынка, стан и спина.
Это Снегурка у края обрыва.
Это о ней из оврага со дна
Льется без умолку бред торопливый
Полубезумного болтуна.
Это пред ней, заливая преграды,
Тонет в чаду водяном быстрина,
Лампой висячего водопада
К круче с шипеньем пригвождена.
Это, зубами стуча от простуды,
Льется чрез край ледяная струя
В пруд и из пруда в другую посуду,-
Речь половодья - бред бытия
В-2: В последних числах декабря 1916 года выходит в свет новая книга поэта:
« ПОВЕРХ БАРЬЕРОВ». Вот как сам Пастернак отзывался о ней:
« Время и общность влияний роднили меня с Маяковским. У нас имелись совпадения. Я
их заметил. Я понимал, что если не сделать чего-то с собою, они в будущем участятся…
Не умея назвать этого, я решил отказаться от того, что к ним приводило. Я отказался от
романтической манеры. Так получилась неромантическая поэтика «Поверх барьеров».
В-1: Грандиозные события октября 1917 года не могли оставить равнодушным
поэта. Он понимал неизбежность всего происходящего, видел в революции естественное
следствие абсурда затянувшейся Первой мировой войны и общего тяжелейшего
положения русского народа. Поэт стоически переносил трудности первых
послереволюционных лет, иронично описывая свои будни в письме Петровскому от 6
апреля 1920 года:
«А ужасная зима была здесь в Москве. Вы слыхали, наверное. Открылась она так.
Жильцов из нижней квартиры погнал изобразительный отдел вон; нас, в уважение к отцу
и ко мне пощадили, выселять не стали. Вот мы и уступили им полквартиры, уплотнились.
Очень, очень рано, неожиданно рано выпал снег, в начале октября зима установилась
полная. Я словно переродился и пошёл дрова воровать у Ч.К. по соседству. Так
постепенно сажень натаскал. И ещё кое-что в том же духе. – Видите вот и я – советский
стал. Я к таким ужасам готовился, что год мне, против ожиданий, показался сносным и
даже счастливым – он протёк «ещё на земле», вот в чём счастье».
7
Мне хочется домой, в огромность
Квартиры, наводящей грусть.
Войду, сниму пальто, опомнюсь,
Огнями улиц озарюсь.
Перегородок тонкоребрость
Пройду насквозь, пройду, как свет,
Пройду, как образ входит в образ
И как предмет сечет предмет.
Пускай пожизненность задачи,
Врастающей в заветы дней,
Зовется жизнию сидячей,-
И по такой, грущу по ней.
Опять знакомостью напева
Пахнут деревья и дома.
Опять направо и налево
Пойдет хозяйничать зима.
Опять к обеду на прогулке
Наступит темень, просто страсть.
Опять научит переулки
Охулки на руки не класть.
Опять повалят с неба взятки,
Опять укроет к утру вихрь
Осин подследственных десятки
Сукном сугробов снеговых.
Опять опавшей сердца мышцей
Услышу и вложу в слова,
Как ты ползешь и как дымишься,
Встаешь и строишься, Москва.
И я приму тебя, как упряжь,
Тех ради будущих безумств,
Что ты, как стих, меня зазубришь,
Как быль, запомнишь наизусть.
В-2: В1924 году в журнале ЛЕФ печатается поэма «Высокая болезнь». Поэма,
посвящённая первым годам революции, судьбе интеллигенции в вихре революционных
событий, существенно отличалась от подобных произведений других авторов глубиной
аналитической мысли.
« В моём понимании Октябрь шире того трагического пятиактного членения, при котором
событье, переживая катастрофу, годится в рельефные темы для самостоятельной вещи,
выводящей это событье как лицо или предмет, в его сменяющихся перипетиях. Я привык
видеть в Октябре химическую особенность нашего воздуха, стихию и элемент нашего
исторического дня.»
8
В-1: Перу Пастернака принадлежат поэмы «Высокая болезнь», « Лейтенант
Шмидт», « Девятьсот пятый год», посвящённые революции и прославляющие людей,
стоящих новую страну. С трибуны 1 съезда советских писателей в августе 1934 года
прозвучали слова
Н.И. Бухарина: «…Б. Пастернак, один из замечательнейших мастеров стиха в наше время,
нанизавший на нити своего творчества не только целую вереницу лирических жемчужин,
но и давший ряд глубокой искренности революционных вещей.»
Я понял жизни цель и чту
Ту цель, как цель, и эта цель —
Признать, что мне невмоготу
Мириться с тем, что есть апрель,
Что дни — кузнечные мехи,
И что растекся полосой
От ели к ели, от ольхи
К ольхе, железный и косой,
И жидкий, и в снега дорог,
Как уголь в пальцы кузнеца,
С шипеньем впившийся поток
Зари без края и конца.
Что в берковец церковный зык,
Что взят звонарь в весовщики,
Что от капели, от слезы
И от поста болят виски.
1916.
В-2: В 1943 году в составе писательской бригады Пастернак едет на Брянский
фронт. Вот как он обращается к бойцам действующей армии:
« Бойцы Третьей армии! В течение двух недель мы, несколько писателей,
находились в ваших дивизиях и участвовали в ваших маршах… Как веками учил здравый
смысл и повторял товарищ Сталин, дело правого должно рано или поздно взять верх. Это
время пришло. Правда восторжествовала. Ещё рано говорить о бегстве врага, но ряды его
дрогнули, и он уходит под ударами вашего победоносного оружия… Тесните его без
сожаления, и да пребудет с вами навеки ваша исконная удача и слава.»…
В -1: с 1945 по 1955 годы Пастернак работает над романом « Доктор Живаго»:
«… Я описываю характеры, положения детали, особенности с единственной
высшей целью: расшатать идею железной причинности, идею абсолютной
необходимости; представить реальность как зрелище воплощённого внутреннего порыва,
как видение, движимое выбором и свободой; как некоторый вариант среди других
вариантов; как что-то, совершающееся по чьей-то воле»…
В-2: 23 октября 1958 года Б.Л. Пастернаку присуждается Нобелевская премия по
литературе.
9
« За выдающиеся заслуги в современной лирической поэзии и на традиционном поприще
великой русской прозы».
В-1: 24 октября 1958 года Борис Леонидович отправляет телеграмму секретарю
Шведской академии: « Бесконечно благодарен, тронут, горд, удивлён, смущён.
Пастернак.»
В-2: 27 октября 1958 года постановлением президиума правления Союза писателей
СССР лишают Б. Пастернака звания советского писателя, исключают его из числа членов
Союза писателей СССР за «…предательство по отношению к советскому народу, к делу
социализма, мира, прогресса, оплаченное Нобелевской премией в интересах разжигания
холодной войны»…
В -1: 29 октября 1958 года. Телеграмма секретарю Шведской академии:
« В связи со значением, которое придаёт вашей награде то общество, к которому я
принадлежу, я должен отказаться от присуждённого мне незаслуженного отличия. Прошу
Вас не принять с обидой мой добровольный отказ».
В-2:в феврале 1959 года Пастернак публикует стихотворение «Нобелевская
премия», после чего Пастернаку было предъявлено обвинение в измене Родине и
запрещены встречи с иностранцами.
В-1: 10 февраля 1960 года, в день своего 70-летия Пастернак получает
поздравительные письма со всего мира
« Мне выпало большое и незаслуженное счастье вступить к концу жизни в прямые
личные отношения со многими достойными людьми в самом обширном и далёком мире и
завязать с ними непринуждённый, задушевный и важный разговор. К несчастью, это
пришло слишком поздно.»
В-2: 30 мая 1960 года Б.Л. Пастернак скончался в Переделкине в 11 часов 40 минут.
« Смерти нет. Смерть не по нашей части… Смерти не будет потому, что прежнее
прошло. Это почти как: смерти не будет, потому что это уже видали, это старо и надоело,
а теперь требуется новое, а новое есть жизнь вечная…»
Звучит голос Пастернака
http://bestpoets.narod.ru/pasternak/pasternak_059.mp3
Страница третья РОМАН
В -1: Имя Пастернака до тех пор будет в памяти потомков, пока мы с вами листаем
страницы « Доктора Живаго».
В-2: «Доктор Живаго» - вершинное произведение писателя, по его собственной
оценке, подготовленное всем его предшествующим творчеством, интенсивными
духовными и художественными поисками. По сути, вся проза и в большей степени поэзия
Пастернака с самых первых опытов были подготовкой к итоговому роману, на который
автор возлагал особую роль как в собственной судьбе, так и в широком контексте
литературы XX в.
Пастернак пишет: «У меня есть сейчас возможность поработать над чем-нибудь
своим, не думая о хлебе насущном. Я хочу написать прозу о всей нашей жизни от Блока
до нынешней войны». Пастернак говорит, что он начал свое поприще в период распада
формы, когда в прозу основалось описательство и мысль. Он же хотел создать роман,
который давал бы чувства, диалоги и людей в драматическом воплощении, отражал бы
прозу времени.
В-1: В живой ткани философского романа сосуществуют и взаимопереплетаются
идеи-образы России, Природы, Любви, Творчества, Истории, Веры, Бессмертия, Жертвы.
Они «растворены» в тексте, но часто «сгущаются» и предстают, по выражению самого
10
Б.П., в виде смысловых «взрывчатых гнезд». Такие смысловые «сгустки» вложены в уста
Веденяпина, Юрия, Лары. Вместе взятые эти идеи-образы объединяются в главное и
всеобъемлющее понятие Жизни, являющееся лейтмотивом, подчиняющим себе структуру,
стилистику, внутреннюю атмосферу всего романа.
В-2: В основу романа, посвященного «вечным» вопросам смерти и бессмертии,
укорененности человеческой жизни в культуре и истории, роли искусства и природы в
преодолении дисгармонии, которую вносят в существование мира и человека смерть,
войны и революции), положены «новая идея искусства» и «по-новому понятое
христианство»; в рамках этих представлений культура рассматривается как результат
стремления человечества к бессмертию, а главной ценностью Евангелия и европейской
литературы объявляется умение иллюстрировать высокие истины «светом
повседневности». Круг философских проблем анализируется на примере судьбы русского
интеллигента врача и поэта Юрия Живаго, его друзей и близких, ставших очевидцами
и участниками всех исторических катаклизмов, выпавших на долю России в первые
четыре десятилетия 20 века. Извечность проблем и ситуаций, в которых оказываются
персонажи романа, при всей их конкретной социальной и исторической обусловленности,
подчеркивается евангельскими и сказочными сюжетами стихов главного героя, которые
составляют последнюю часть «Доктора Живаго».
Стихотворение « Гамлет»
В-1: В издании романа на родине Пастернаку было отказано. Он передал его для
публикации итальянскому издателю, и в 1957 году появилась публикация «Доктора
Живаго» на итальянском языке, вскоре последовали русское, английское, французское,
немецкое и шведское издания (в СССР был опубликован только в 1988). В 1958 «за
выдающиеся заслуги в современной лирической поэзии и на традиционном поприще
великой русской прозы» Пастернаку присудили Нобелевскую премию по литературе, что
было воспринято в СССР как чисто политическая акция. На страницах печати
развернулась кампания травли поэта, Пастернак был исключен из Союза писателей, ему
грозили высылкой из страны, было даже заведено уголовное дело по обвинению в измене
родине. Все это вынудило Пастернака отказаться от Нобелевской премии (диплом и
медаль были вручены его сыну в 1989).
В-2: С 1946 по 1950 годы Пастернак ежегодно выдвигался на соискание
Нобелевской премии по литературе. В 1958 году его кандидатура была предложена
прошлогодним лауреатом Альбером Камю, и Пастернак стал вторым писателем из России
(после И. A. Бунина), удостоенным этой награды.
В-1: Присуждение премии воспринималось советской пропагандой как повод
усилить травлю. В писательской среде этот факт тоже был воспринят негативно. Вот что
по поводу вручения премии сказал Сергей Смирнов:
… « они ухитрились не заметить Толстого, Горького, Маяковского, Шолохова, но зато
заметили Бунина. И только тогда, когда он стал эмигрантом, и только потому, что он стал
эмигрантом и врагом советского народа.»
В -2: Несмотря на то, что премия была присуждена Пастернаку «За значительные
достижения в современной лирической поэзии, а также за продолжение традиций
великого русского эпического романа», усилиями официальных советских властей она
должна была надолго запомниться только как прочно связанная с романом «Доктор
Живаго», антисоветская сущность которого постоянно выявлялась в то время
агитаторами, литературными критиками, лекторами общества «Знание».
В -1: Не в силах молчать, Пастернак пишет письмо в Союз писателей:
«Посылая благодарственную телеграмму в Нобелевский комитет, я не считал, что премия
присуждена мне за роман, но за всю совокупность сделанного, как это обозначено в ее
11
формулировке. Я мог так считать, потому что моя кандидатура выдвигалась на премию
еще в те времена, когда романа не существовало и никто о нем не знал.
Ничто не заставит меня отказаться от чести, оказанной мне, современному писателю,
живущему в России, и, следовательно, советскому. Но деньги Нобелевской премии я
готов перевести в Комитет защиты мира.
Я знаю, что под давлением общественности будет поставлен вопрос о моем исключении
из Союза писателей. Я не ожидаю от вас справедливости. Вы можете меня расстрелять,
выслать, сделать все, что вам угодно. Я вас заранее прощаю. Но не торопитесь. Это не
прибавит вам ни счастья, ни славы. И помните, все равно через несколько лет вам
придется меня реабилитировать. В вашей практике это не в первый раз».
В -2: Гордая и независимая позиция помогала Пастернаку в течение первой недели
выдерживать все оскорбления, угрозы и анафематствования печати.
В 1: Однако Нобелевская премия, которая должно была освободить его от положения
одинокого и гонимого человека, стала причиной новых страданий, окрасивших горечью
последние полтора года его жизни. То, что он был вынужден отказаться от премии и
подписать предложенные ему обращения в правительство, было открытым насилием,
тяжесть которого он ощущал до конца своих дней. Он был бессребреником и безразличен
к деньгам, главным для него была та честь, которой теперь он удостоен посмертно..
В-2: Пастернак умер, не выдержав страшного напряжения последних лет. Любимец
природы, женщин, читателей не выдержал яростной ненависти, обрушившейся на него.
В-1: Пастернаком надо переболеть. Не так как корью или гриппом, не ради иммунитета, а
так как болеют высокой идеей, мучаясь от невозможности до конца постигнуть, сравнивая
свои силы и возможности с силами и возможностями того, кто стал, пусть и на время,
открытием, чьими глазами ты вдруг посмотрел на мир и удивился его цельности, яркости,
необычности, его высокому трагизму.
В -2:Потом это проходит, как проходит в конце концов всякая болезнь, но остается след.
Запас поэтической энергии этого поэта, как впрочем и любого большого поэта, так велик,
что человек, прочитавший стихи Пастернака, уже не может смотреть на мир так, как он
смотрел до него, понимать мир так, как понимал до него. Но это будет потом, с годами, а в
юности – полупустой трамвай, томик из “Библиотеки поэта”, шепот, потому что нельзя
читать эти стихи молча, нужно обязательно их слышать, чтобы видеть, полная
отрешенность от скрежета и стука колес, дребезжания стекол, толчков и тряски. И
слезы…