Тема детства в рассказах А.П. Чехова скачать бесплатно

Тема детства в рассказах А.П. Чехова


МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ
БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ СРЕДНЯЯ
ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА
им. С.А СУРКОВА
ПЕНЗЕНСКОГО РАЙОНА ПЕНЗЕНСКОЙ ОБЛАСТИ
Материалы для учителя и учащихся
Тема детства в рассказах
А.П. Чехова
Выполнила
Арискина Ирина Александровна,
учитель русского языка и литературы
Содержание
1. Место темы детства в творчестве А.П. Чехова.
2. Образы детей в раннем творчестве А.П. Чехова.
3. Чистота детских чувств и влияние «плесени пошлости» на юные
сердца.
4. Проблема судьбы ребенка в обществе.
5. Педагогическое кредо писателя.
6. А.П. Чехов как писатель-гуманист. Чехов и современность.
Место темы детства в творчестве А.П. Чехова
Детство…Счастливая пора, когда все видится в добром свете. В
произведениях Антона Павловича Чехова дети - самые активные защитники
добра и справедливости. Они вступаются за обиженных и возмущаются
дурными поступками взрослых, они умеют быть благодарными за
доставленную им радость, умеют заботиться о тех, кто слаб и сам нуждается
в помощи.
Раскрывая тему детства, Чехов остается верен самым главным принципам
своего творчества. Писатель никогда не стремился открыто навязывать
читателям своих оценок героев и событий. Однако это вовсе не означает, что
он держался в стороне от того, что происходило с его маленькими героями,
или был равнодушен к их судьбам. Конечно, нет. Чехов признавался:
«…Когда я пишу, я вполне рассчитываю на читателя, полагая, что
недостающие в рассказе субъективные элементы он подбавит сам».
Умение видеть самую сущность наблюдаемых явлений писатель считал
обязательным для художника слова, так как только при этом условии он
будет правдив и справедлив. Чехов признавал за автором свободу любить
или не любить своих героев, но он был твердо убежден в необходимости
«справедливости, которая для объективного писателя дороже воздуха».
Принцип объективности, которому следовал сам Антон Павлович, не означал
отказа от оценки явлений действительности.
Литература воспринималась Чеховым не как способ бежать от порой
жестокой реальности в идеальный мир вымысла, а как «воспроизведение
действительности». Многие современники писателя считали, что только
прекрасное, идеальное, возвышенное может стать предметом изображения в
искусстве. Чехов не соглашался с подобной позицией и был уверен в том,
что жизнь нужно показывать именно такой, какая она есть. Ведь литература и
должна проповедовать правду: «ее назначение правда безусловная и
четкая». «Человеческая природа несовершенна, - писал он. А потому
странно было бы видеть на земле одних только праведников…Литератор
должен знать, что злые страсти так же присущи жизни, как и добрые».
Читая произведения А.П. Чехова о детях, мы убеждаемся в том, что он
верил в читателя, в его лучшие человеческие качества. Писатель заботился
не только об обогащении представления о том или ином жизненном
явлении, но и о развитии нравственности, душевного благородства людей,
соприкоснувшихся с его рассказами. И это достигается не авторскими
нравоучениями, а путем приобщения к авторскому видению мира, когда
содержание произведения, его герои, их поступки и последствия этих
поступков приводят читателя к определенным чувствам, размышлениям и
выводам. При этом вера Чехова в читателя шла так далеко, что он давал ему
полную свободу в оценке изображаемого. Отсюда его убеждение: чем
холоднее, чем внешне безучастнее, беспристрастнее описание, тем сильнее
впечатление у читателя.
Характерной чертой рассказа как литературного жанра является его
сравнительно небольшой объем. Поэтому в нем нет места пространным
описаниям. Писателю важно уметь передать идею, раскрыть образ героя с
помощью художественных деталей, не бросающихся в глаза мелочей,
несущих, однако, огромную смысловую нагрузку. Виртуозное использование
Чеховым художественных деталей закрепило за ним славу мастера рассказа.
Чеховская деталь несет в себе оттенок психологизма, что делает его
произведения непревзойденными по своей глубине. Не являются
исключением рассказы писателя, посвященные теме детства, занимающие
особое место в его творчестве.
Детские образы в ранних рассказах А.П. Чехова
Дети появляются уже в самых ранних произведениях А.П. Чехова:
гимназист двоечник в рассказах «Папаша» и «Случай с классиком», «злой
мальчик» из одноименного рассказа. Но пока это эпизодические лица. Они
лишены того главного свойства, которое составляет прелесть будущих
маленьких героев Чехова, - наивного и свежего взгляда на мир. Для
начинающего писателя душа ребенка словно еще закрыта. Только в 1885 году
с рассказа «Кухарка женится» начался цикл собственно «детских»
произведений.
Детские образы в рассказах Чехова не однотипны. Отчего зависит наш
интерес к каждому маленькому герою? Как удается автору привлечь наше
внимание? Что способствуют этому? Для творчества писателя характерны
различные приемы раскрытия детских образов: это и портрет героя, и деталь,
и обстановка, на фоне которой происходит событие, действие рассказа.
У писателя немало рассказов о семье, о семейных порядках, об
отношениях родителей и детей. Причем образ каждого ребенка неповторим.
Каждый маленький герой – это индивидуальность. Есть шалуны и двоечники,
романтики и милые создания, чьи помыслы и поступки непорочны. Но,
какими бы качествами ни был наделен ребенок, необходимо осознавать, что
это личность и она требует к себе уважения.
Не однажды читатели становятся свидетелями домашних сцен, ссор,
скандалов. И всякий раз их причиной оказывается отсутствие воспитанности,
недостаток внутренней культуры именно у взрослых людей.. «Отцы
семейств» иногда слишком жестоки, они капризничают и придираются,
создавая невыносимую обстановку в доме. У родителей свой, особый счет
к детям, и недовольны они порой не без оснований. Но Чехов подчеркивает
не само недовольство, а форму, способ его выражения. Где необходим
тактичный разговор, слышится злой окрик или методическая брань,
подкрепляемая подзатыльниками. Чехова волнуют столкновения членов
семьи из-за уклада жизни, ограниченного кругом повседневных забот и
волнений. Но и в заурядном бытовом конфликте заложена
общечеловеческая идея, будто звучит призыв: «Берегите человека!» Именно
это придает чеховским рассказам подлинную значимость и актуальность в
наши дни, когда остро стоит вопрос о воспитании подрастающего поколения,
о его будущем и, следовательно, о будущем страны, человечества.
Рассказ «Событие» А.П. Чехов написал в 1886 году. Проснувшись
однажды ранним утром, Ваня и Нина узнают удивительную новость: у кошки
появились котята. Дети радостно кричат на весь дом: «Кошка ощенилась!»
Так они называют новое явление знакомым словом. Ухаживая за
новорожденными котятами, они серьезно думают об их будущем, еще не
ведая, что будущего у этих слепых малышей нет: «Один котенок останется
дома при старой кошке, чтобы утешать свою мать, другой поедет на дачу,
третий будет жить в погребе, где очень много крыс». Подумать только!
«Утешать свою мать»…Сколько доброты, нежности, любви в этих словах.
Это те чувства, которые совсем маленькие дети вынесли из общения со
взрослыми. Они всерьез озабочены тем, чтобы у малышей был отец: «долго
решают, кому быть отцом котят». И это правильно: у детей должны быть и
мама, и папа. Все для ребенка исполнено радостного и свежего смысла.
Тревога детей о слабых и беззащитных котятах продиктована не уважением к
привычным правилам этикета, а горячим желанием, чтобы все вокруг было
справедливо и благополучно. Мысль ребенка активна и добра. Но как жесток
мир вокруг! То и дело Ваня и Нина слышат замечания в свой адрес: «Вот я
тебе покажу котеночка!» или «Нинка, вон из-за стола! Сию же минуту
выбросить котят в помойку! Чтоб этой гадости не было в доме!» А
ребятишки в ужасе: они не понимают причину такого равнодушия взрослых.
Доходит до того, что детям запрещают ходить в кухню. И они по-своему
протестуют: отказываются от сладостей, капризничают и грубят матери.
Бывает зло, впечатление от которого даже по наивным детским понятиям
сгладиться не может. Мечтам и надеждам добрых, еще не знающих зла и
обмана малышам не суждено было сбыться: огромная собака съела слепых,
беспомощных котят. В душе маленьких детей столько горя, разочарования,
невыразимой обиды. А взрослые? Помогли они им справиться с этим горем,
поддержали их? Нет. «Люди сидят покойно на своих местах и только
удивляются аппетиту громадной собаки». Вместо того чтобы наказать
собаку, возможно, предотвратив подобное в дальнейшем, взрослые смеются.
А дети плачут… И до них, кажется, нет дела никому.
Интересна деталь в рассказе «Событие». Действие начинается ранним
утром, когда сквозь ледяные кружева окон пробивается яркий солнечный
свет. Кажется, настроение у детей должно быть радостным, ведь лучи-то
«шалят и как бы приглашают поиграть с ними». Но дети будто не замечают
их: проснулись не в духе. «Ваня морщит лоб и думает: к чему бы придраться,
чтоб зареветь? Он уже заморгал глазами и открыл рот». Какова же реакция на
известие о появление у кошки котят? «Ваня и Нина вытягивают физиономии
и с недоумением глядят друг на друга, потом…» Потом им уже некогда
сердиться друг на друга. Они поглощены заботами о новорожденных. А
вечером, когда дети ложатся спать, свершается то, чего не произошло утром:
оба ребенка плачут. Но если утром причины для слез не было, то теперь она
есть: им жалко бедную кошку.
«Не в духе» - рассказ о том, как порой взрослые срывают свое зло на
детях, не могущих препятствовать или противостоять грубой силе. Становой
пристав Прачкин проиграл в карты восемь рублей: «Сумма ничтожная,
пустяшная, но бес жадности и корыстолюбия сидел в ухе станового и
упрекал его в расточительности». Сын Ваня учит знаменитое лирическое
отступление из «Евгения Онегина» «Зима…Крестьянин, торжествуя…».
Слушая Ваню, Прачкин придирается. Его раздражает то, что крестьянин,
дождавшись зимы, торжествует: «Влепить бы ему десяток горячих, так не
очень бы торжествовал. Чем торжествовать, лучше бы подати исправно
платил». Раздражают крестьянская лошадка, дворовый мальчик, катающий в
салазках Жучку, его мать (не наказала ребенка за баловство: «А это лучше,
чем пальцем грозить…А то, гляди, выйдет из него пьяница…»). Даже
Пушкина Прачкин обвинил в невежестве, хотя и понятия не имеет о том, кто
такой Пушкин: «Должно быть, чудак какой-нибудь».
Как ни странно, ничто не могло развеять сожаления станового по поводу
проигрыша: «Он не вынес: «Ваня!…Иди, я тебя высеку за то, что ты вчера
стекло разбил…». Этими словами отца рассказ заканчивается. Бедный Ваня!
Ему приходится расплачиваться за то, что его отец пребывает в
отвратительном настроении и не может ничем заглушить своей досады. А
ведь мальчик совершенно ни при чем. Мы даже не видим его на страницах
рассказа, так как он находится в соседней комнате. Да, взрослые имеют
власть над детьми, но они должны уметь ею распоряжаться, не оскорбляя, не
унижая, не нанося вреда детской психике. К сожалению, не всегда так
бывает. И вряд ли Ваня поймет, за что высек его отец.
Вот так порой разумное воспитание подменяется неразумным
мучительством. Именуют это «тяжелым характером», а в сущности - это
злая, разрушительная сила. «Образцом» такой разрушительной силы может
служить Степан Степаныч Жилин отец семейства из одноименного
рассказа. Характер Жилина можно сопоставить с характером героя из
рассказа «Не в духе»: та же грубость, тот же эгоизм, то же равнодушие к
окружающим.
Атмосфера в доме зависит от того, в каком настроении проснулся «отец
семейства». После проигрыша или очередной попойки Жилин «просыпается
в необычайно пасмурном настроении». И тогда начинаются мучения для всех
членов семьи: не знают, куда деться от упреков и мелочных придирок, жена,
ребенок, даже гости, при которых хозяин, не стесняясь, воспитывает
домочадцев. Его грубость доходит до того, что во время обеда он позволяет
себе обвинить семилетнего сына в безделии: «Отец твой работает, и ты
работай! Никто не должен даром есть хлеба! Нужно быть человеком!»
Последние слова из уст родителя звучат как-то странно и неуместно. А
человек ли он сам после всего?
Проснувшись на другой день, Жилин чувствует угрызения совести и
пытается сгладить напряженную обстановку своей веселостью: «Ну, иди,
бутуз, поцелуй своего отца». А Федя? Федя «бледный подходит к отцу и
касается дрожащими губами щеки отца, потом отходит и молча садится на
свое место». Ему после вчерашней сцены не до веселья.
Деспотический характер главы семьи отравляет жизнь самым близким
людям. Взрослый мужчина не понимает, что сам создает такой барьер в
общении с ребенком, который преодолеть невозможно. Мальчик замкнется в
себе ни уговоры, ни угрозы не помогут наладить добрые отношения с ним.
Жаль, что ничто и никто (даже мать) не могут защитить ребенка от грубости
отца, своей авторитарностью подавляющего добрые начала в душе
семилетнего малыша.
Рассказ «Событие» А.П. Чехов написал в 1886 году. Проснувшись
однажды ранним утром, Ваня и Нина узнают удивительную новость: у кошки
появились котята. Дети радостно кричат на весь дом: «Кошка ощенилась
Так они называют новое явление знакомым словом. Ухаживая за
новорожденными котятами, они серьезно думают об их будущем, еще не
ведая, что будущего у этих слепых малышей нет: «Один котенок останется
дома при старой кошке, чтобы утешать свою мать, другой поедет на дачу,
третий будет жить в погребе, где очень много крыс». Подумать только!
«Утешать свою мать»…Сколько доброты, нежности, любви в этих словах.
Это те чувства, которые совсем маленькие дети вынесли из общения со
взрослыми. Они всерьез озабочены тем, чтобы у малышей был отец: «долго
решают, кому быть отцом котят». И это правильно: у детей должны быть и
мама, и папа. Все для ребенка исполнено радостного и свежего смысла.
Тревога детей о слабых и беззащитных котятах продиктована не уважением к
привычным правилам этикета, а горячим желанием, чтобы все вокруг было
справедливо и благополучно. Мысль ребенка активна и добра. Но как жесток
мир вокруг! То и дело Ваня и Нина слышат замечания в свой адрес: «Вот я
тебе покажу котеночка!» или «Нинка, вон из-за стола! Сию же минуту
выбросить котят в помойку! Чтоб этой гадости не было в доме!» А
ребятишки в ужасе: они не понимают причину такого равнодушия взрослых.
Доходит до того, что детям запрещают ходить в кухню. И они по-своему
протестуют: отказываются от сладостей, капризничают и грубят матери.
Бывает зло, впечатление от которого даже по наивным детским понятиям
сгладиться не может. Мечтам и надеждам добрых, еще не знающих зла и
обмана малышам не суждено было сбыться: огромная собака съела слепых,
беспомощных котят. В душе маленьких детей столько горя, разочарования,
невыразимой обиды. А взрослые? Помогли они им справиться с этим горем,
поддержали их? Нет. «Люди сидят покойно на своих местах и только
удивляются аппетиту громадной собаки». Вместо того чтобы наказать
собаку, возможно, предотвратив подобное в дальнейшем, взрослые смеются.
А дети плачут… И до них, кажется, нет дела никому.
Нежелание причинять боль другим импульс настолько сильный, что
перед ним сводится на нет даже такая романтическая затея, как бегство в
Америку, о которой мы узнаем в рассказе «Мальчики»(1887). Кто не помнит
этого рассказа о двух гимназистах, Володе и его друге Чечевицыне,
начитавшихся романов об индейцах и называвших друг друга «Монтигомо
Ястребиный Коготь» и «бледнолицый брат мой»? Они тщательно продумали
маршрут своего путешествия, заготовили в дальнюю дорогу сухарей, четыре
рубля денег и два ножа с пистолетом, чтобы сражаться с тиграми, вот только
пороха не успели купить… О подобных затеях Чехов писал с симпатией:
«Изнеженный десятилетний мальчик гимназист мечтает бежать в Америку
или в Африку совершать подвиги - это шалость, но не простая… Это слабые
симптомы той доброкачественной заразы, какая неминуемо распространяется
по земле от подвига». Но, как ни увлечен был Володя планом побега, перед
самым уходом из родительского дома он заплакал. И не по тому, что
смалодушничал и испугался трудностей, а потому, что ему в самом деле
было жаль свою мать: «Господи! тихо плакал Володя. Как же я поеду?
Мне маму жалко. » Но все-таки он согласился на уговоры
Чечевицына…Вероятно, Володя потом раскаивался в этом, осознав, сколько
огорчений он принес своим родным, которые очень его любили. Вспомнить
только приезд гимназиста домой: вся семья Королевых бросилась к окнам,
даже огромный черный пес Милорд ревел басом, стуча хвостом по стенам и
мебели. «Все смешалось в один сплошной радостный звук…» Попытка
бегства в Америку не удалась (да она и не могла осуществиться), но для
детей это будет уроком на всю жизнь. Вряд ли кто-нибудь из них хоть еще
раз предпримет попытку уйти из дома, никого не предупредив и заставив
страдать близких людей.
О детской жажде романтики, необыкновенных дел, подвигов Чехов пишет
с большим теплом. Но не только симпатия по отношению к юным героям
чувствуется в рассказе. Звучит немой укор в адрес Володи, который
молчаливо наблюдает за сценой, когда его отец отчитывает Чечевицына за
их общую шалость: «…Нехорошо-с. Вы зачинщик, и, надеюсь, вы будете
наказаны вашими родителями. Разве это так можно?» Володя проявил
слабость духа, не вступившись за товарища. Хочется верить, что это было
проявлением минутной слабости, последствием испуга и боязни наказания.
Пройдет время, и мальчик, осознав свою ошибку, сможет исправиться,
потому что детской психологии не свойственно сознательное предательство.
Чистота детских чувств
и влияние «плесени пошлости» на юные сердца
Порой для ребенка характерно то, что он перенимает манеры взрослых
людей. Это бы ничего, если бы старшие обладали исключительно
безупречными манерами. А в жизни зачастую бывает так, что иной мальчик
ловко перенимает от взрослых не очень-то красивые приемы и
приспосабливает их к своим детским нуждам. Так случилось с Колей из
юмористического рассказа «Злой мальчик». Сюжет этого произведения
прост: Иван Иваныч Лапкин и Анна Семеновна Замблицкая любят друг
друга. Они испытывают счастливые минуты, общаясь наедине, но счастливое
в жизни часто отравляется чем-нибудь извне. Так случилось и с нашими
героями. Когда молодые люди однажды целовались, вдруг послышался смех.
Смеялся Коля, гимназист, брат Анны Семеновны. «А-а… вы целуетесь?
сказал он. - Хорошо же! Я скажу мамаше». Взамен за молчание он
потребовал с влюбленных рубль. «Дайте рубль, тогда не скажу!» - сказал
благородный человек». Его требования с каждым днем возрастали: ему
хотелось все больше и больше. Он просто измучил Лапкина и Анну
Семеновну своими угрозами все рассказать взрослым. Но, наконец, настал
счастливый день, когда родители Анны Семеновны дали согласие на брак
дочери и Ивана Иваныча. Не сговариваясь, молодые люди бросились в сад,
чтобы отыскать и наказать маленького вымогателя: «…нужно было видеть,
какое наслаждение было написано на лицах у влюбленных, когда Коля
плакал и умолял их: « Миленькие, славненькие, голубчики, не буду! Ай, ай,
простите!»
Наверняка, эти слова Коли были искренними. Вряд ли он был
закоренелым злодеем. Скорее всего, он просто не понимал того, какие муки
испытывали влюбленные, боясь угроз разоблачения со стороны мальчика. Он
не подозревал, что совершает подлость по отношению к старшим, и не
рассматривал свое поведение как преступление. Есть надежда, что придет
время, мальчик осознает свою вину и приложит все свои нравственные силы
для того, чтобы подобное с ним не повторялось.
О еще одной детской судьбе мы узнаем в рассказе «Случай с классиком».
Ваня Оттепелев собирается идти на экзамен греческого языка. «В животе у
него перекатывало, под сердцем веяло холодом, само сердце стучало и
замирало от страха перед неизвестностью. Что–то ему будет сегодня? Двойка
или тройка?» Видимо, мальчик трезво оценивает свои знания по предмету и
не претендует на высокий балл. Но оценка, пусть это даже двойка или
тройка, значит для него очень многое Воротился он из гимназии поздно:
«Пришел и бесшумно лег. Тощее лицо его было бледно». О провале на
экзамене он сообщает матери. И что тут началось… Вместо того чтобы
успокоить, поддержать ребенка, мамаша начала его бранить, оскорблять:
«…подлый мальчишка…дрянь этакая непутящая…мучитель ты мой…».
Мамаша рыдает от бессилия и злобы, а Ваня «завертелся от тоски и прижал
свой лоб к стене». По сути, истинные страдания испытывает лишь он.
Отчаяние ребенка, невозможность что-либо изменить вызывают сочувствие.
Да и вид у Вани нездоровый: «Худенький, кашляет…». По мнению его тети,
не стоило отдавать мальчика в гимназию: «…с какой стати ты его в
гимназию отдала?.. В дворяне лезетеС этим, конечно, согласиться нельзя:
хорошее образование никому еще не приносило вреда.
В конце концов, мамаша идет к своему жильцу Купоросову и просит его
наказать сына. Как ни странно, Купоросов соглашается на это. И читатель
возмущен: ведь его считали умным человеком. В чем же выражалась его
образованность? Да, к сожалению, только в том, что «он говорит в нос,
умывается с мылом, кушает в постные дни скоромное и ищет образованную
невесту». Вместо того чтобы успокоить мать, он идет и наказывает Ваню. А
Ваня покорно подчиняется, но во время наказания не издает ни единого
звука. Что это: обреченность или вызов взрослым? Учение закончилось. На
семейном совете было принято решение отдать его «по торговой части». Что
же осталось в душе мальчика? Отвращение к учебе, или же безысходная
тоска, или обида на взрослых? Чехов не дает ответа на этот вопрос, поэтому
каждый читатель волен по-своему интерпретировать развязку рассказа.
Проблема судьбы ребенка в обществе
Но бывает и так, что взрослые ставят ребенка в условия, когда само
физическое существование для него становится невыносимым и в его душе
происходят страшные, непоправимые перемены: он просто перестает быть
ребенком, как Варька в рассказе «Спать хочется»(1888). Для этой девочки
хозяева не нашли даже ласкового имени, например, Варенька или же просто
Варя. Для них она в одном лице прислуга, горничная, прачка и нянька. Эта
тринадцатилетняя девочка не выдерживает тяжести бессонных ночей…
Рассказ начинается с того, что Варька качает колыбель, в которой лежит
хозяйский ребенок. В комнате душно. Ребенок плачет: «Он давно уже осип и
изнемог от плача, но все еще кричит и неизвестно, когда он уймется. А
Варьке хочется спать». Реальность мешается со сновидениями. Незаметно
проходит ночь. Пора приниматься за дневные хлопоты. Приказ следует за
приказом: «Варька, затопи печку…поставь самовар…почисть хозяину
калоши…помой снаружи лестницу…» И так целый день… Приходит ночь,
но и она не приносит бедной девочке облегчения: опять нужно качать
колыбель, а ребенок кричит.
Даже грезы Варьки окрашены в недетские, мрачные тона: темные облака,
холодный, суровый туман, какие-то обозы, люди с котомками и тени,
бредущие по жидкой грязи… Сон и явь, соперничая друг с другом в
мрачности, давят на мозг Варьки. И она, на грани безумия, видит источник
своей беды в непрекращающемся крике младенца и убивает его, чтобы
только заснуть. Мечта осуществилась: через минуту она уже спит, «как
мертвая». Это сравнение Чехов использует неспроста. Трудно назвать
жизнью те условия, в которых оказалась она: ни днем, ни ночью нет покоя,
нет ни минуты свободного времени. Это страшно, что единственной мечтой
тринадцатилетнего ребенка становится желание выспаться. Страшным
оказался и исход этой ситуации. Даже не хочется думать о том, каким для нее
будет утро следующего дня Диким смехом Варьки в момент
совершаемого ею убийства Чехов подводит нас к мысли об истинных
виновниках искалеченной жизни девочки.
Невольно сравниваешь жизнь современного ребенка и несчастную жизнь
Варьки. Она лишена всех благ, которые имеют наши дети. Трагедия
маленькой героини в том, что у нее уже нет будущего его отняли взрослые,
обязанные защищать и беречь детство. Жизнь Варьки, не успев начаться,
кончилась. Уже никогда она не сможет стать счастливой.
Так «детская» тема рассказа оборачивается совсем не детской проблемой –
судьба личности в обществе, основанном на социальной несправедливости.
Жестоко детство у Варьки, которая так и не смогла насладиться им и не
поняла, в чем же состоит прелесть этой самой счастливой и беззаботной
поры в жизни человека.
Немаловажную роль в характеристике персонажа любого произведения
играет обстановка, на фоне которой происходит действие. Рассказ «Спать
хочется» сопровождают мрачные, темные краски. Только, пожалуй,
единственная яркая деталь большое зеленое пятно от лампадки на потолке
оживляет обстановку. Безрадостны и звуковые образы – песня сверчка,
храп хозяев, скрип колыбели, «мурлыканье» самой Варьки. Они делают эту
картину более яркой, как бы оживляя ее, но и еще более тоскливой,
безрадостной. Вся эта «музыка» раздражающе действует на девочку, потому
что вызывает дремоту, а спать нельзя!
«Баю-баюшки-баю, а я песенку спою», - «мурлычет» она. На всем
протяжении рассказа читатель слышит только эту «песню». Эта многократно
повторяемая деталь подчеркивает однообразие жизни Варьки, отсутствие в
ней детских радостей, страшную усталость героини после многих бессонных
ночей. Кажется, что она больше ничего и не может говорить, ведь ее мнение
никому не интересно. А может быть, у нее уже нет сил, желания говорить о
чем-либо: настолько она отупела от беспросветной своей жизни. И выхода
нет. Такова своеобразная речевая характеристика Варьки.
Еще раз обратим внимание на одну важную деталь в рассказе на
зеленое пятно на потолке и тени от черных панталон и пеленок, которые
«мигают и туманят ей голову». Они так действуют на Варьку, что она
решается на самое страшное, после чего «зеленое пятно, тени тоже, кажется,
смеются и удивляются». В болезненном воображении пятно становится
живым. Оно будто дразнит, подбадривает, одобряет решение избавиться от
плачущего, ненавистного ребенка: «…подмигивая и грозя зеленому пятну
пальцами, Варька подкрадывается к колыбели». Так Чехов раскрывает образ
несчастной героини, ребенка.
Еще один рассказ, который можно отнести к теме защиты детства,
называется «Ванька». Человечностью и справедливостью освещены надежды
девятилетнего Ваньки Жукова на возвращение в деревню. Это вовсе не
эгоистическая мечта об улучшении только собственной участи, это движение
души, нравственно чистой и доброй. Когда, измученный выволочками
хозяев, насмешками подмастерьев, обессилев от недоедания, недосыпания и
от не по возрасту тяжелой работы, Ванька в своем письме просит деда
Константина Макарыча взять его обратно в деревню, то ни на минуту не
забывает о самом дедушке. Он не собирается сесть на шею старику и заранее
обдумывает возможность заработка: «А ежели думаешь, должности мне нету,
то я Христа ради попрошусь к приказчику сапоги чистить, али заместо
Федьки в подпаски пойду». Ванька мечтает о том, чтобы быть полезным
дедушке, он готов для него и табак тереть, и богу молиться. «А когда
вырасту большой, то за это самое буду тебя кормить и в обиду не дам, а
помрешь, стану за упокой души молить, все равно как за мамку Пелагею», -
так выражает мальчик свою готовность отплатить добром за добро.
Безрадостную жизнь Ваньки Жукова в Москве скрашивают воспоминания
о деревне. В сапожную мастерскую с темным окном и темным образом в
углу врываются красочные пятна это картины счастливого прошлого
Ваньки. И манят красотой иные окна: ярко-красные (у деревянной церкви);
иные предметы быта: дедушкин зеленый сундучок, золоченый орех с елки;
иная картина: белые крыши деревенских изб, струйки дыма из труб, деревья,
посеребренные инеем, сугробы и Млечный Путь, который так блестит,
словно его ради праздника помыли и потерли снегом. Благодарное сердце
хранит память об этой жизни, которая теперь, на расстоянии, кажется почти
сказочной. И праздничная звезда, и пение на клиросе, и Ванькина
«гармония» - все это полно той поэзии и музыки, по которой Ванька так же
тоскует, как по деревенскому чаю и щам.
Как точно замечено в одной из работ, посвященных анализу этого
рассказа, благодаря воспоминаниям о деревне рождественская ночь для
Ваньки оказывается по-настоящему праздничной: «Праздничной потому, что
никто не помешал Ваньке остаться наедине и, хотя бы мысленно (зато с
необычайной интенсивностью чувств), встретить рождество в деревне с
дедом, вдохнуть морозный воздух, увидеть (опять в воображении, но очень
живо) «весело мигающие звёзды» и Млечный Путь…». Оставшись в
одиночестве, Ванька дает волю воображению и то и дело прерывает писание
письма вздохами и воспоминаниями о деревенской жизни он весь отдаётся
грёзам при свете свечи… Все это признаки души восприимчивой, открытой
поэтическим впечатлениям.
Образ главного героя Ваньки Жукова создается во многом благодаря
речевой характеристике. В рассказе будто присутствуют два плана: это
письмо мальчика к дедушке и его воспоминания о деревне. Насколько
сладостны ему воспоминания о деревне, настолько же тяжелы думы о той
жизни, которой он живет сейчас. Даже в волшебную рождественскую ночь не
оставляют его совсем не детские раздумья: «А вчерась мне была
выволочка… А на неделе хозяйка велела мне почистить селедку…и ейной
мордой начала меня в харю тыкать… А хозяин бьет чем попадя. А еды нету
никакой». В этом сумбурном потоке мыслей и раскрывается характер героя.
Ему очень тяжело здесь, он не привык к такому обращению. Поэтому
несколько раз он обращается к дедушке: «Милый дедушка, возьми меня
отсюда домой, на деревню… увези меня, а то помру».
Когда Ванька предается мечтам о жизни в деревне, то речь его
становится более спокойной, логичной. В ней почти нет места просторечиям,
грубым словам. Перед нами добрый ребенок, который способен любить и
быть благодарным, который помнит добро. Нам по-настоящему жаль бедного
сироту. Да и желание у него не какое-нибудь фантастическое, а самое земное
попасть домой. Но когда Ванька рассказывает о своей жизни в Москве, то
изменяется не только лексический, синтаксический строй речи, но и
эмоциональный. Появляется много просторечий: «в харю тыкать», «отчесал»
(т.е. наказал), «трескают» (едят), «выволок за волосья» и др. Почему?
Вероятно, потому что мальчик оказался и в другой речевой среде, где только
грубые окрики да жестокие насмешки. Поэтому-то так меняется речь героя,
становится не по-детски грубой.
Так хочется, чтобы свет души этого ребенка не погас никогда. Хотя, если
исходить из тех условий, в которых приходится жить Ваньке, надежда на это
невелика. Ведь он вращается в кругу людей, где понятия не имеют о
порядочности, доброте, честности, любви к людям. Он сирота. Приласкай его
детская душонка распахнется навстречу, согретая теплом, человеческим
участием. Но окружающие люди, хозяева и подмастерья, равнодушны,
обозлены. И срывают свою злобу не на тех, кто может дать отпор, а на
беззащитном Ваньке. В таких условиях ему будет нелегко сохранить чистоту
восприятия окружающего мира, людей, в этот мир приходящих добрыми и
открытыми.
Педагогическое кредо писателя
Педагогическое кредо писателя раскрывается в рассказе «Дома»(1887).
Отец маленького Сережи, уличенного в курении, пребывает в недоумении:
как поступить? «…в школе и в суде все эти канальские вопросы решаются
гораздо проще, чем дома; тут имеешь дело с людьми, которых без ума
любишь…» Он усовещивает сына тем, что мальчик берет табак, который ему
не принадлежит: «У тебя есть лошадки и картинки… Ведь я их не беру?
Может быть, я хотел бы их взять, но ведь они не мои, а твои!» Что же
отвечает Сережа? «Ты, пожалуйста, папа, не стесняйся, бери! Эта желтенькая
собачка, что у тебя на столе, моя, но ведь я ничего… Пусть себе стоит!»
Этому великодушному суждению непонятно мышление взрослого, к тому же
юриста, обращающемуся к закону: «Каждый человек имеет право
пользоваться только своим собственным добром». Таким образом, возникает
логический барьер, существующий между детьми и взрослыми. Отец Сережи
не деспот, а неумелый педагог. Но он воспитывает малыша, поэтому вроде
бы незначительный педагогический просчет может иметь небезобидные
последствия: утрату взаимопонимания, разъединенность, отчужденность. Об
этом словно и предупреждает рассказ «Дома». Хочется заметить, что здесь
отцу, сделавшему ложный ход, дается возможность исправиться и найти
верный путь к сердцу ребенка. А в реальной жизни порой такой возможности
нет. Таким образом, сюжет произведения во многих отношениях
поучителен.
Маленький «курильщик» наделен художественным воображением.
Взрослому его видение мира может показаться просто ненормальным: «Он
находил возможным и разумным рисовать людей выше домов, передавать
карандашом, кроме предметов, и свои ощущения. Так, звуки оркестра он
изображал в виде сферических, дымчатых пятен, свист в виде спиральной
нити… В его понятии звук тесно соприкасался с формой и цветом, так что,
раскрашивая буквы, он всякий раз неизменно звук Л красил в желтый цвет,
М в красный, А в черный и т.д.». Пока отец ссылался на официальные
устои (на право собственности) или рассчитывал на повиновение сына
своему законному родительскому требованию, он чувствовал, что не добился
эффекта. Пропетое «че естное слово» звучало неубедительно, и отец себе
отдавал отчет в этом. Но, когда, восхищенный рассказом о прекрасном
дворце и саде с разноцветными птицами и стеклянными колокольчиками на
деревьях, Сережа узнал, что от курения погибли и царевич, и его старый
отец, и все царство со всеми птицами и колокольчиками, он пообещал
дрогнувшим голосом: «Никогда не буду больше курить». В художественной
натуре Сережи кроется секрет того неожиданно сильного впечатления,
которое произвела на него сказка, рассказанная отцом. И вот этому
обещанию уже трудно не поверить. Автор обращает внимание на глаза
ребенка, печальные, будто глаза взрослого, уставшего человека.
Так, без лишних, эмоциональных нравоучений, угроз со стороны отца,
ребенок приходит к единственно правильному выводу: курить вредно. Честь
и хвала отцу, который смог вовремя остановиться и не дал возникнуть
пропасти непонимания и недоверия между собой и сыном. Он рассуждает
так: «Современный педагог старается, чтобы ребенок воспринимал добрые
начала не от страха, не из желания отличиться или получить награду, а
сознательно». И это справедливо.
В рассказе «Дома» обращает на себя внимание портрет маленького
героя. Портрет – описание внешности человека, которое вызывает порой
самые противоречивые толкования. Как правило, портреты чеховских героев
немногословны. Не исключение портрет Сережи: «Это был человек, в
котором только по одежде и можно было угадать его пол: тщедушный,
белолицый, хрупкий. Он был вял телом, как парниковый овощ, и все у него
казалось необыкновенно нежным и мягким: движения, кудрявые волосы,
взгляд, бархатная куртка». И вот этот тщедушный человек, оказывается,
курит. Возникает несоответствие внешности героя и его поступка или,
точнее, проступка. Интересно наблюдать, как меняется его облик во время
разговора с отцом. Когда отец приводит доказательства вреда курения,
Сережа задумался, а «на бледном лице его застыло такое выражение, как
будто он прислушивался или следил за развитием собственных мыслей;
печаль и что-то похожее на испуг показались в его больших, немигающих
глазах». Странно видеть печаль в глазах семилетнего ребенка. Значит, он не
погиб для восприятия доброго и способен отличать добро от зла. Возможно,
мальчик не до конца понимает слова старшего, но все-таки, задумавшись,
размышляет над ними. Да и отцом руководят лучшие побуждения: как не
грубостью, а спокойно, тактично отворотить ребенка от курения. В конце
рассказа уже нет перед нами того почти бесполого существа, каким Сережа
предстает вначале. А есть добрый, ласковый, умеющий сострадать, не по-
детски взрослый мальчик, дающий слово не курить. И читатель верит ему.
Многие произведения Чехова нацелено педагогичны. Убедительно
показать травмирующее проявление бестактности, несдержанности,
беззастенчивости, фальши разве это не педагогика? И тем она
результативнее, что заключена в объемных образах-картинах, весьма далеких
от прямого поучения.
Гуманистическая позиция писателя. Чехов и современность
Так уж получилось, что в рассказах Чехова тема детства нечасто
окрашена в яркие и светлые краски. Пожалуй, в большинстве
проанализированных произведений писателя, наоборот, преобладают
мрачные тона. Почему же так? Дело в том, что любить детей, переживать об
их будущем это не значит представлять жизнь только в розовом цвете.
Порой, рассказывая о невеселой жизни детей, писатель показывает, как не
нужно жить, чего стоит опасаться, что вообще мешает людскому счастью. То
есть даже грустные ноты в произведениях Чехова вызывают во
внимательном читателе те чувства, на которые и рассчитывал писатель,
создавая свои творения. Ужасаясь несправедливости, необразованности,
равнодушию и бессердечности некоторых героев, мы делаем собственные
выводы и таким образом воспитываемся. А воспитываться просто
необходимо, потому что в реальной жизни мы имеем дело с живыми людьми,
взрослыми и детьми. И, совершая ошибки, наносим непоправимый вред чаще
всего тем, кто живет рядом с нами. От каждого нашего опрометчивого шага
по-настоящему страдают другие. Так неужели цель нашего пребывания на
земле – делать людям больно?
Конечно, нет. Совершая любое деяние, мы должны задумываться над
тем, каковы будут его последствия. Если мы будем поступать так, то,
возможно, мир вокруг нас изменится, станет добрей.
Показывая порой ужасные картины жизни своих героев, Чехов будто
обращается к нам с призывом: «Будьте человечнее, уважайте других,
воспитывайте в себе и прививайте детям лучшие человеческие качества:
милосердие, доброту, порядочность». Прислушавшись к этому совету, мы
можем избежать тех непоправимых ошибок, которые совершают некоторые
чеховские герои, общаясь с детьми и «воспитывая» их.
Тема детства в творчестве Антона Павловича Чехова раскрывается с
глубоко гуманистической позиции. Только гуманист мог создать
великолепные образы детей, которые остаются в сердце читателя раз и
навсегда, которые одинаково близки и симпатичны и взрослым, и детям
(Ванька Жуков из рассказа «Ванька», Егорушка из повести «Степь»). Только
гуманист мог приметить и полюбить в ребенке из низшего сословия те черты
характера, которые подкупают и современного читателя. Только гуманист
мог выступить с призывом любить ребенка, уважать в нем человека,
неповторимую личность.
В наши дни остро встает вопрос о воспитании и развитии детей. Ведь
им порой приходится решать вовсе не детские проблемы, и не всегда на
помощь им готовы придти взрослые. Наконец-то общество стало уделять
больше внимания подрастающему поколению: в области образования
внедряются инновационные технологии, с каждым годом увеличивается
число спортивных сооружений, усилена работа, направленная на воспитание
в школьниках патриотизма, гражданственности, высоких нравственных
качеств. Поэтому сегодня произведения Чехова о детях и для детей звучат
особенно актуально.
Гуманистическая позиция Чехова выражается не только в призыве беречь
детскую душу от калечащего влияния невежественного общества, но и
беречь человека вообще, в независимости от того, сколько ему лет.
Творчество А. П. Чехова одна из великих страниц русской культуры.
Жизнь его – урок высокой нравственности. Он всю жизнь создавал себя, свой
характер, бескорыстно и щедро отдавал себя людям. Чехов видел в
литературе прежде всего силу, способную сделать русскую жизнь более
цивилизованной и культурной. Мы чтим Чехова за его благородную любовь
к своей родине и своему народу, активно стремимся к осуществлению его
мечты о свободном, гармонически развитом человеке, учимся у него
ненавидеть пошлость, находить « плесень пошлости даже там, где с первого
взгляда, казалось, все устроено очень хорошо, удобно, даже – с блеском».
Литература
1. Бердников Г. ЖЗЛ: А.П. Чехов. – М., 1974.
2. Громов М. ЖЗЛ: Чехов. – М., 1993.
3. Мещерякова М. А.П. Чехов в школьном изучении. – М., 2000.
4. Полоцкая Э. Пути чеховских героев: Книга для учащихся. – М., 1983
5. Чехов А.П. Собр. соч.: В 18 т. – М., 1983