Внеклассное занятие "По следам оборванной песни..." 6 класс


1. Щербаченко Марина Валерьевна.
2. ГБС(К)ОУ школа-интернат№1 VI вида г.Ейск, Краснодарский край.
3. Учитель русского языка и литературы.
Внеклассное занятие по литературе в 6 классе.
Тема: «По следам оборванной песни…»
Цели: 1) познакомить учащихся с творчеством татарского поэта М.Джалиля; рассказать о
подвиге этого поэта в годы Великой Отечественной войны; 2) воспитывать чувство
патриотизма, непримиримость к проявлениям фашизма.
Ход занятия.
I Орг.момент.
1. Объявление темы, целей.
2. Подготовительный этап.
- Выразительное чтение стихотворения М.Джалиля «Варварство» заранее
подготовленным учеником.
II Основная часть.
1. Слово учителя.
- Это стихотворение написал известный татарский поэт Муса Джалиль. Он родился в 1906
году в Оренбургской области. Творческие способности поэта проявились уже в детстве.
Он закончил литературный факультет МГУ. В 1930 году уже был редактором
литературно-художественных журналов на татарском языке. Как поэт, он получил
широкое признание ещё в предвоенные годы: многие его песни стали народными,
известны были и его поэмы. Но поистине всенародная слава пришла к нему гораздо
позже, уже после его гибели, когда стал известен подвиг Муссы Джалиля во время
Великой Отечественной войны.
2. Звучит запись объявления начала войны голосом Левитана.
3. Рассказ подготовленного ученика.
- В это ясное летнее утро 22 июня 1941 года Мусса с семьёй собирался за город, на дачу
друга. До отправления поезда оставалось несколько минут, когда по радио объявили о
начале войны. На следующий день Джалиль отнес в военкомат заявление с просьбой
отправить его на фронт. 13 июля он получил повестку. В неразберихе тех горячих и
грозных дней Муса попал в формировавшийся тогда в Татарии артиллерийский полк
«конным разведчиком», а попросту говоря – ездовым. Случайно командование узнало, что
Мусса известный поэт, бывший писатель Союза писателей, депутат Горсовета. Его
хотели либо демобилизовать, либо оставить в тыловой части. Но Джалиль решительно
воспротивился этому: «Поймите, я поэт! Не могу же я, отсиживаясь в тылу, призывать к
защите Родины. Моё место – среди бойцов. Я должен быть на фронте и бить фашистов!
- Давайте заглянем в фронтовой блокнот Мусы Джалиля. Из стихотворения,
посвящённого жене Амине (читает наизусть заранее подготовленный ученик):
Прощай, моя умница! Если судьба
Пошлёт мне смертельную рану,
До самой последней минуты своей
Глядеть на лицо твоё стану.
… И в сердце останется только любовь
К тебе и родимому краю,
И строки последние кровью своей
О ней напишу умирая.
Чтоб нашего счастья врага не отдать,
Тебя я покинул, родная…
Я раненый – грудью вперёд упаду,
Дорогу врагам преграждая.
4. Слово учителя.
- Джалиль прибыл на Волховский фронт корреспондентом армейской газеты «Отвага».
Некоторое время от него приходили письма. А с июля 1942 года все связи с ним
прервались. Вскоре пришло уведомление, что Джалиль пропал без вести. Потребовалось
много лет, чтобы шаг за шагом проследить путь Мусы в лагерях смерти, выяснить все
обстоятельства его подвига.
- В конце июля 1942 года при попытке прорвать кольцо окружения тяжелораненый,
оглушённый взрывной волной Муса попал в плен. По стихотворению «Прости, Родина»,
написанному в июле 1942 года, можно судить, что Джалиль не только думал о побеге, но
и верил в его возможность.
5. Выразительное чтение стихотворения «Прости, Родина» учеником.
Только одна у меня надежда:
Будет август. Во тьме ночной
Гнев мой к врагу и любовь к отчизне
Выйдут из плена вместе со мной.
Есть одна у меня надежда –
Сердце стремится к одному:
В ваших рядах идти на битву.
Дайте, товарищи, место ему!
6. Рассказ подготовленного ученика.
- В сентябре 1942 года военнопленных перегнали в лагерь под Двинском. До войны здесь
были старые, заброшенные овощехранилища. Крыши давно прогнили, сквозь них
виднелись звёзды. В дождливую погоду ямы по щиколотку заливало вонючей жижей… У
самого рва располагался «лазарет». Немецкий доктор отбирал больных сам: задирал
рубашку и смотрел, есть ли на теле татуировки. Нередко забирал и здоровых. Живым из
лазарета, как правило, никто не выходил. Только много позднее стало известно «хобби»
доктора: он изготовлял из человеческой кожи абажуры, сумки, перчатки и прочие
«сувениры», имевшие в Германии большой спрос. Только на одном братском кладбище
неподалёку от лагеря похоронено 45 тысяч военнопленных, а всего в лагерях под
Двинском фашисты замучили, расстреляли, уморили голодом и болезнями более 125
тысяч советских военнопленных.
7. Слово учителя.
- В последних числах октября или в самом начале ноября 1942 года Мусу Джалиля
привезли в польскую крепость Демблин. Крепость представляла собой систему каменных
фортов, высоких валов и глубоких рвов, заполненных водой. К массивным стенам
примыкали двухэтажные казематы с узкими бойницами. Фашисты обнесли крепость
несколькими рядами колючей проволоки, установили сторожевые посты с пулемётами и
прожекторами.
- Вот как описывала местная жительница прибытие очередной партии военнопленных:
«Вид у всех был ужасный. Очень худые, в лохмотьях, некоторые не имели даже обуви.
Многие не могли сами двигаться. Таких немцы убивали выстрелами из винтовок или
ударами прикладов по голове. После того, как военнопленные прошли по шоссе от
станции до крепости (примерно 3 км), вся дорога была покрыта трупами».
- Прибывших загоняли в нетопленые крепостные казематы – без нар, без постелей, даже
без соломенной подстилки. Люди спали вповалку друг на друге. Многим приходилось
проводить ночь под открытым небом. А морозы достигали в ноябре 10 – 15 градусов…
Каждое утро похоронная «капут-команда» подбирала 300-500 окоченевших трупов. Днём
и ночью в лагере раздавались выстрелы. Немецкие часовые стреляли в тех, кто пытался
залезть в помойную яму в поисках пищи, в тех, кто подходил слишком близко к ограде,
стреляли в пленных и просто так – для развлечения.
- Фашисты вели пропаганду, пытались внушить военнопленным, что, мол, Родина от вас
отказалась, у вас, мол, нет пути назад. Шли на самую беззастенчивую ложь, рассчитывая
сломить людей морально, подорвать их волю к борьбе. Вот почему стихи Джалиля о
Родине, о верности солдатскому долгу пленные принимали так близко к сердцу. Почти в
каждом стихотворении Джалиля этого периода звучит мотив Родины. Потерять Родину,
Отчизну – самое страшное, что может случиться в жизни человека.
8. Выразительное чтение стихотворения учеником.
Я вырос без родителей. И всё же
Не чувствовал себя я сиротой.
Но то, что было для меня дороже,
Я потерял: отчизну, край родной!
В стране врагов я раб тут, я невольник,
Без родины, без воли – сирота…
9. Слово учителя.
- Боль, гнев, отчаяние переполняют сердце поэта. Но в его стихах нет даже малейших
ноток смирения и безнадёжности. Постепенно вокруг Джалиля сколачивается группа
наиболее надёжных, проверенных людей (10-15 человек). Вечерами думали о том, каким
путём вырваться из фашистской неволи. Узник не может не мечтать о воле! Но побеги из
лагеря были невероятно трудны. С трёх сторон крепость омывала Висла, с 4-ой был
прорыт глубокий ров, заполненный водой. До линии фронта – тысячи километров. Рано
или поздно фашисты всё равно поймают. Немало таких беглецов немцы расстреляли
перед строем… Нельзя действовать в одиночку, надо выступать организованно, только в
подобном случае можно рассчитывать на успех эту мысль подпольщики постоянно
внушали своим товарищам.
- К концу 1942 года в лагере Демблин наступили перемены. Баланда не стала гуще, но её
стали давать регулярнее. Конвоиры, как и прежде, размахивали автоматами и орали на
пленных, но дубинка гуляла по спинам и головам чуть реже. И уж совсем неслыханное
дело – раз в 10 дней военнопленных стали водить в баню. Собственно, это был ледяной
душ на каменном полу, но при этом выдавали по небольшому кусочку мыла, так что люди
получили возможность смыть многомесячную грязь. «К чему бы это?» - недоумевали
пленные. В тех перемещениях, которые постоянно происходили в лагерях, стала
проступать определённая закономерность. Военнопленных начали сортировать по
национальностям. Русских, армян, украинцев и др. развозили по «своим лагерям». В
Демблин же собирали в основном военнопленных национальностей Поволжья и
Приуралья: татар, башкир, чувашей и т.д.
- Вскоре выяснилось, что из числа военнопленных гитлеровцы создавали так называемые
национальные легионы. В легион попадали разные люди. Среди них были и явные
предатели, трусы. Были и люди слабые, неустойчивые. Но большинство составляли
честные люди. Они рассуждали так: воспользоваться случаем, набраться сил, получить в
руки оружие, а там… Может, удастся бежать, а может, посчастливится перейти к
партизанам. Подпольная группа Джалиля поставила перед собой задачу сорвать замыслы
фашистов, повернуть оружие против них. И первый же батальон Волго-татарского
легиона, отправленный на восточный фронт, перебил немецких офицеров и перешел к
нашим.
- В начале 1943 года М.Джалиль и его товарищи-подпольщики для вида согласились
сотрудничать с немцами, чтобы сорвать их планы и, по выражению Муссы, «взорвать
легионы изнутри». Согласиться «сотрудничать» с немцами Джалилю было нелегко. Об
этом можно судить хотя бы по стихотворению «Не верь!»
10. Выразительное чтение стихотворения учеником.
Коль обо мне тебе весть принесут,
Скажут: «Изменник он! Родину предал!» -
Не верь, дорогая! Слово такое
Не скажут друзья, если любят меня.
Я взял автомат и пошёл воевать,
В бой за тебя и за родину-мать.
Тебе именить? И отчизне своей?
Да что же останется в жизни моей?
- Получив возможность посещать лагеря военнопленных, Джалиль использовал эти
поездки для развёртывания подпольной работы. Сохранились многочисленные
свидетельства о том, как Муса разыскивал нужных ему людей, устанавливал новые связи,
инструктировал членов подпольных групп, распространял листовки.
- В августе 1943 года гестапо удалось напасть на след подпольщиков. Джалиль и
большинство членов его подпольной группы были арестованы за несколько дней до
тщательно подготавливавшегося восстания легионеров. Суровые испытания выпали на
долю Мусы в фашистских застенках. Во время допросов, которые тянулись не один месяц,
у него была переломана рука, отбиты почки. Тело его было исполосовано электрическим
шнуром и резиновыми шлангами. Но никакие муки, никакие страдания и пытки не могли
сломить могучий дух поэта: он продолжает писать стихи.
11. Выразительное чтение стихотворения учеником.
Не преклоню, палач, перед тобою,
Хотя я узник твой, я раб в тюрьме твоей.
Придёт мой час – умру. Но знай: умру я стоя,
Хотя ты голову отрубишь мне злодей…
12. Слово учителя.
- Допросы кончились, и наконец, Мусу оставили в покое. В приговоре он не сомневался.
Следователь прямо сказал ему, что даже за одну десятую его «преступных действий
против рейха» полагается гильотина. Самое лучшее, на что он может надеяться, расстрел.
25 августа 1944 года – день казни М.Джалиля и его 11 товарищей-подпольщиков.
23 апреля 1945 года одно из подразделений Советской Армии, наступавшее в Берлине на
рейхстаг, вышло на рубеж ул.Ретеноверштрассе и Турмштрассе. Сквозь дым разрывов и
пожарищ впереди показалось серое здание за кирпичной оградой – Моабитская тюрьма.
Когда бойцы ворвались во двор тюрьмы, там уже никого не было – ни охраны, ни
заключённых. Сваленные в кучу, догорали какие-то папки. И тут среди разбросанных
взрывом книг тюремной библиотеки один из солдат заметил клочок бумаги. На нём было
написано по-русски: «Я, поэт М.Джалиль, заключён в Моабитскую тюрьму как пленный,
которому предъявлены политические обвинения, и, наверное, буду расстрелян. Если
кому-нибудь из русских попадётся эта запись, пусть передадут привет от меня товарищам-
писателям в Москве, сообщат семье».
-В 1946 году в Союз писателей Татарии передали маленький блокнотик, в котором
оказалось 60 стихотворений, написанных рукой Джалиля. Как выяснилось впоследствии,
блокнот вынес из Моабитской тюрьмы её бывший узник Габбас Шарипов. Через год
Советское консульство в Брюсселе переслало в Казань, на родину поэта, ещё один
блокнот со стихами Джалиля. Этот блокнот спас сосед Джалиля по камере, бельгийский
патриот Андре Тиммерманс. Стихи, содержащиеся в этих блокнотах, получили
широчайшую известность под названием «Моабитская тетрадь»
III. Заключительный этап.
- За беспримерный подвиг духа в неравной схватке с фашизмом Муса Джалиль в 1956
году был удостоен звания Героя Советского Союза, а год спустя цикл его стихотворений
«Моабитская тетрадь» был отмечен Ленинской премией.
«Есть ещё жизнь за смертью, - писал М.Джалиль с фронта.- Жизнь в сознании, в памяти
народа». Эти слова оказались пророческими.
Использованная литература: Рафаэль Мустафин «По следам оборванной песни». –
Советский писатель.- Москва, 1981 г.