Презентация "Зая - Пандит"


Подписи к слайдам:
Автор

Автор

  • Чумданова Альбина Нагашевна,
  • МБОУ «СОШ № 12» г.Элиста,
  • учитель русского языка и литературы

Народный поэт Калмыкии, председатель правления Союза писателей Республики Калмыкия, заслуженный работник культуры Республики Калмыкия, лауреат премии комсомола Калмыкии им. Героя Советского Союза Э. Деликова, национальной премии «Улан зала», премии «За гуманизм и милосердие» Общероссийского общественного движения «Россия».

Эльдышев Эрдни Антонович

Зая-Пандита Намкайджамцо (Огтургийн Дала) – ученый-монах, переводчик с тибетского, санскрита, крупный религиозный и политический деятель. Его дед, Кюнке Заячи, был известным среди ойратов своей мудростью и красноречием.

Обычай ойратских князей посвящать в банди (первая монашеская ступень) одного из своих сыновей, сыграл решающую роль в его судьбе. Отмеченного способностями Заю, князь Байбагас-Баатур посылает на учебу. С 1616 года Зая постигал Учение, «пребывая в окружении Его Святейшества Далай-ламы и Панчен-ламы». Став ламой-настоятелем, осенью 1639 года он возвращается на родину, где становится духовным главой монгольского и ойратского народов. Он «прилагал немало усилий, чтобы упрочить государство дэрбен-ойратов» (Ш.Норбу., с.17), проповедовал Учение Будды, занимался переводами сочинений с тибетского, санскрита на монгольский, а затем на ойратский язык, для чего создает ойратское, «ясное письмо» (1648). Он перевел свыше 170 сочинений, среди них известные «Алмазная сутра», «Сутра Золотого блеска», философские произведения («Похвальное слово учению о причинах и следствиях»), сочинения по медицине, астрономии, языкознанию, географии, литературные произведения: намтары («История Миларайбы»), дидактические («Субхашита» Сакья-пандиты), волшебные сказания и т.д. Стихотворные переводы «Субхашиты» Сакья пандиты, «Биографии Цонкапы», «Путь к святости» и другие представляют образцы поэтического творчества, которые нуждаются в дальнейшем изучении.

Библиогр.: Зая-пандита (Списки калмыцкой рукописи «Зая-пандиты»). Элиста, 1968; Калмыцкие историко-литературные памятники в русском переводе. Элиста, 1969; Бадмаев А.В. Лунный свет. Памятники калмыцкой литературы (13-начало 20 вв.). / составление, перевод, предисловие, словарь А.В. Бадмаева. Элиста, 1991 (на калм. яз); Ш.Норбо. Зая-пандита (Материалы к биографии)/перевод на рус. яз. Д. Музраевой, К.Орловой, В.Санчирова. Элиста, 1999 и др.

ЗАЯ-ПАНДИТА (1599–1662 гг.)

Все эти произведения были написаны в Дҗунгарии во второй половине 17 века. В Джунгарии же на старокалмыцкой писъменности составлялись различные литературные произведения, такие как: "Монголо-ойратские законы 1640 года", "Биография Намка Джалцана Зая-Пандиты", "Сказание о походе Убаши-Хун тайчжия против ойратов" и другие.

0 монголо-ойратских законах 1640 года сказано:

«Законы 1640 г. первоначально были написаны на монгольском языке и монгольской азбукой, бывшей в общем употреблении и применении у всех монгольских племен до 1648 го­да, т.е. до времени соcтавления Зая-Пандитой особой для ойратов азбуки, а впоследствии монгольский текст был переложен на ойратский язык и ойратскими письменами; оттого в подлиннике ойратском или калмыцком встречается несколько слов с монгольским выговором и формами монгольского языка". Но в конце закона 1640 г. мы читаем: "Написали в счастливый день новолуния белого месяца года «земли-лошади» (1678 г.).

Надо полагать, что вскоре после принятия нового ойратского алфавита и с началом становления ойратско-калмыцкого литературного языка этот подлинник был переписан с общемонгольской письменности на национально-ойратскую «йеке цааҗин бичиг» (Великое уложение, 1640 г.) и было это видимо в 1678 году (дата, указанная в подлиннике). Тем более известно, что сам Зая-Пандита начал переводить тибетские религиозные сочинения на ойратский язык с 1650 г. – спустя два года после принятия нового ойратского алфавита.

В Джунгарии на заяпандитской письменности составлялись и официальные документы. Нам известны следующие официальные документы:

  • Письмо ойратского хана Галдана к русскому царю (1691 г.);
  • Письмо ойратского посланца Ачин-Кашки к русскому царю (1691г.);
  • 3. Три письма Зюнгарского хун-тайчжи Цэван Рабтана русскому царю (1724 г.);

    4. Указ китайского богдохана (1875 г.);

    5. Письмо Управляющего торгутами гуна (1875 г.);

    6. Письмо Торгутской Ханши Инкебату (1876 г.);

    7. Писъмо Управляющего торгутами гуна (1876 г.);

    8. Письмо Торгутской Ханши Инкебату (1877 г.);

    9. Письмо Торгутской Ханши Инкебату (1879 г.) и другие.

Заяпандитская письменность на Волге

Ойрат-калмыки появились на берегах р. Волги в 30-х годах ХУП века. В 1648 году Намкай Джамцо Зая-Пандита создал алфавит и письменность. Таким образом, ойрат-калмыки прибыли к волжским берегам с той общемонгольской письменностью, которой они пользовались до появления национальной ойратско-калмыцкой письменности и последняя была завезена к волжским ойрат-калмыкам позже.

О том, насколько была распространена письменность Зая-Пандиты среди калмыцкого гражданского населения и духовенства, пока нам мало известно, т.к. мы не располагаем соответствующими данными, которые говорили бы о развитии грамотности среди различных социальных групп калмыцкого населения в отдельности и по годам. Но мы имеем факты, которые характеризуют грамотность калмыцкого населения до Октябрьской революции вообще. Например, грамотность калмыцкого населения в 1913 году равнялась 2,3 проц. В 31 школе обучалось всего лишь 679 учащихся. Причем эти школы целиком были подчинены политике русификаторства, родной язык в них преследовался. Состояние грамотности населения дореволюционной Калмыкии достаточно характеризует такой факт: по данным обследования Калмыцкой степи в Астраханской губернии в 1909 году из восьми улусов, где существуют школы, упоминаются только два улуса: Малодербетовский и Харахусовский.

О Харахусовском улусе сказано:

В улусе существует одна только школа при Улусном Управлении, В ней обучается около 20 человек – мальчиков за счет своего народа. Других школ нет. В средних и высших школах нет ни одного калмыка из Улуса". Эти обследования красноречиво подтверждают низкий уровень развития грамотности среди дореволюционного калмыцкого населения.

0 низкой грамотности дореволюционного калмыцкого населения говорит также тот факт, что за время почти 300-летнего (1618-1917 гг.) нахождения калмыков на берегах р. Волги было издано для калмыцких школ всего лишь несколько учебников по калмыцкому языку. Учебники издавались на калмыцком языке, а иногда они издавались на 2-х языках: на калмыцком и русском.

5-6 сентября 1968 г. в Элисте проходила научная конференция, посвященная 320-летию старокалмыцкой письменности. В ее работе приняли участие ученые из Москвы (Златкин И. Я., Пашков Б. К.), МНР (Лувсанбалдан Х.) и Калмыкии. В настоящем сборнике помещены доклады и сообщения ученых, принимавших активное участие в юбилейном заседание. В статьях раскрывается роль старокалмыцкой письменности в истории калмыцкого народа, всесторонне освещается научно-просветительская деятельность в истории ойратов создателя этой письменности Зая-Пандиты.

Учитель, просветитель, гуманист.

1599-1662 гг.

Зая-Пандит: