Презентация "«История Пугачёвского бунта» и «Капитанская дочка» как две составляющие в раскрытии образа Пучагёва" 8 класс


Подписи к слайдам:
pedsovet.su

«История Пугачёвского бунта» и «Капитанская дочка» как две составляющие в раскрытии образа Пучагёва

Весь черный народ был за Пугачева...

Одно дворянство было открытым образом

на стороне правительства...

А. Пушкин, «История Пугачева»

Гордиться славою своих предков не только можно, но и должно; не уважать оной есть постыдное малодушие. А.С.Пушкин

Историческая справка

В 30-е годы XIX века в связи с резко усилившимися крестьянскими волнениями, в которых современники готовы были видеть начало «новой пугачевщины», Пушкин настойчиво обращается к теме крестьянского восстания. Этой темы он касается в планах продолжения «Истории села Горюхина», видное место занимает она в «Дубровском». Во весь рост ставится эта тема в последнем большом законченном творении Пушкина — «Капитанская дочка».

Задумав повесть-роман времен крестьянской войны 70-х годов XVIII века, Пушкин отправляется в места, где происходили события, — в оренбургские степи, в Поволжье, знакомится с природой и бытом края, осматривает поля сражений, расспрашивает стари-ков-очевидцев, собирает изустные рассказы и предания о Пугачеве. По добытым архивным материалам и первоисточникам Пушкин тщательно и пытливо изучает интересующую его эпоху.

Он использует сатирическую литературу последней трети XVIII века. Произведения Фонвизина явились для него одним из основных источников познания интересовавшей его эпохи. Однако, стремясь показать жизнь того времени во всей полноте, Пушкин снимал с создаваемых им образов и картин односторонне сатирическое освещение, вместо острых карикатур рисовал живые характеры. Широко используется Пушкиным и фольклор. Из семнадцати эпиграфов «Капитанской дочки» десять заимствованы из народного творчества. В сюжет не только введено большое количество персонажей из народа (их примерно столько же, сколько дворянских), но многие из них развернуты в исключительно яркие, полновесные художественные образы. Это прежде всего образы Пугачева и Савельича.

Пушкинский Савельич, как и указанный в самом романе литературный его прототип — дядька Шумилов из «Послания к слугам моим» Фонвизина, наивно убежден, что крепостные крестьяне существуют лишь для того, чтобы всю жизнь работать на своих господ. Но его преданность господам далека от рабской приниженности. В ответ на грубые, несправедливые упреки барина в письме к нему Савельич пишет: «...я не старый пес, а верный ваш слуга, господских приказаний слушаюсь и усердно вам всегда служил и дожил до седых волос». Большое внутреннее благородство, душевное богатство натуры полностью раскрываются в совершенно бескорыстной и глубоко человечной привязанности бедного одинокого старика к своему питомцу. «Савельич чудо! Это лицо самое трагическое, то есть которого больше всего жаль в повести», — писал Пушкину В. Ф. Одоевский.

Еще большим «чудом» является в романе образ Пугачева. В «Истории Пугачева» Пушкин не пошел ни по «пошлому» (его собственное определение) пути тенденциозного «изничтожения вождя крестьянского восстания» Пугачева, ни по пути его идеализации, а дал его образ со всей доступной ему «истиной исторической». Несомненно, именно за это проповедник реакционной теории «официальной народности» министр народного просвещения Уваров объявил пушкинский труд «возмутительным сочинением».

Образ вождя народного восстания предстает в романе Пушкина во всей его суровой социально-исторической реальности. Пугачев способен на признательность, памятлив на добро. И все это отнюдь не поэтический вымысел. Именно таким предстает он в дошедших до нас и в значительной мере, несомненно, известных Пушкину народных песнях, преданиях, сказах. В то же время Пушкин особенно ярко показал в Пугачеве те черты «смелости и смышлености», которые считал характерными для русского крестьянина и вообще для русского человека. Его Пугачев отличается широтой и размашистостью натуры («Казнить так казнить, жаловать так жаловать: таков мой обычай»), вольным и мятежным духом, героической удалью и отвагой.

Пугачёв хотел помочь людям и по этому организовал восстание. Хоть с чиновниками и управляющими крепостей он обходился плохо, но он щадил и помогал обычным людям!

В 1824 году Пушкин назвал предшественника Пугачева — Степана Разина «единственным поэтическим лицом в русской истории». В высоко поэтическом ключе раскрывает он и образ самого Пугачева. Такова сцена пения Пугачевым и его товарищами любимой ими «простонародной» «бурлацкой» песни «Не шуми, мати зеленая дубравушка». С «каким-то диким вдохновением» рассказывает Пугачев Гриневу народную калмыцкую сказку, смысл которой в том, что миг вольной и яркой жизни лучше многих лет жалкого прозябания. Щедро наделен Пугачев «Капитанской дочки» и тем «веселым лукавством ума, насмешливостью и живописным способом выражаться», которые Пушкин считал характерным свойством русского человека — «отличительной чертой в наших нравах».

В период работы над «Историей Пугачева» и «Капитанской дочкой» Пушкин много размышлял над проблемой народного, крестьянского восстания. С этим связаны его раздумья о личности и творчестве Радищева. В противоположность Радищеву Пушкин не верил в целесообразность крестьянского восстания, возможность его успеха. Устами Гринева он называет его «бунтом бессмысленным и беспощадным». Тем значительнее пушкинский образ Пугачева, в котором вместо исчадия зла перед читателем предстало яркое воплощение многих замечательных черт национального характера.

В окончательной редакции романа, в отличие от его первоначальных планов, на сторону Пугачева переходит не противник знати, а типичный, беспринципный ее представитель — Швабрин. «Старинный» дворянин Гринев, воспитанный в наиболее симпатичных Пушкину традициях своего класса, сберег свою честь незапятнанной. Вместе с тем, Гринев оказался тесно связанным с Пугачевым не только силой обстоятельств, но и взаимной симпатией.

На казне Пугачёв искал глазами Гринёва: он хотел

в последнюю минуту своей жизни посмотреть на доброго и верного своей родине человека каким и был Гринёв.

Пугачев глазами современников

«Душегуб, злодей, вор и бунтовщик…»

(П.И.Рычков)

«Злодей, чудовище, изверг» (А.Т.Болотов),

Заступник, отец родной, избавитель

(крестьяне)

Вывод

Емельяна Пугачёва нельзя считать не положительным не отрицательным героем ведь он и добрый, и злой, и милосердный , и безжалостный.

Pedsovet.su