Миниспектакль по повести Б.Васильева «А зори здесь тихие» (сценарий для старшеклассников)


Управление образования и науки Липецкой области
Департамент образования администрации г. Липецка
Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение
гимназия №19 им. Н.З. Поповичевой г. Липецка
Миниспектакль по повести Б.Васильева
«А зори здесь тихие»
Сценарий миниспектакля для старшеклассников,
Возрастная категория обучающихся: 8-11 классы
Автор: Кудашева Людмила Ивановна,
методист, руководитель детского
творческого объединения «Спектр»
МБОУ гимназии №19 им. Н.З. Поповичевой
Липецк - 2017
2
Цель: Создание условий для развития творческого потенциала учащихся через
интеграцию литературы и досуга.
Задачи:
1. Активизация и развитие творческого потенциала обучающихся.
2. Воспитание чувства патриотизма на материале произведений русских писателей.
3. Формирование мотивации к познанию военной истории нашей Родины.
4. Развитие эмоционально-эстетического вкуса обучающихся.
1. Оборудование.
2. Оформление.
3. Актовый зал или классная комната.
Сценарий
миниспектакля по повести Б.Васильева
«А зори здесь тихие…»
I. Наше время.
У обелиска (на экране) стоят старшина Ф.Е. Васков и его сын.
Сын: Ну, вот, отец, кажется всё.
Васков: Хорошо. Что могли, мы с тобой сделали. Этот обелиск будет напоминанием о
войне, о жертвах нам, живущим.
Сын: И кто бы мог подумать, что здесь когда-то была война.
Васков: Была, и жестокая. Эти девушки-зенитчицы погибли, чтобы диверсанты не
прошли на Кировскую железку и не взорвали её.
Сын (читает фамилии на обелиске): Елизавета Бричкина, Софья Гурвич, Евгения
Комелькова, Маргарита Осянина, Галина Четвертак.
(Обращается к отцу): Отец, расскажи мне о них.
Васков (надевает пилотку): Это случилось в мае 1942 года…
II. Май 1942 года.
171-й разъезд. Отделение зенитчиц.
(Кирьянова вбегает и, запыхавшись, обращается к старшине).
Кирьянова: Товарищ старшина! Младший сержант Осянина обнаружила немцев в лесу. Их
двое. С автоматами, в маскировочных накидках…
Васков: Команду – в ружьё! Ко мне 5 человек. И ту давай, что видела.
Кирьянова (вызывает бойцов): Младший сержант Осянина! Боец Комелькова! Боец
Бричкина! Боец Гурвич! Боец Четвертак!
(Девочки выбегают из зала и становятся по ранжиру).
Кирьянова (к девушкам): Равняйсь! Смирно!
(К Васкову): Товарищ старшина! Бойцы построены!
Васков (Кирьяновой): Сержант Кирьянова, сообщи о немцах охране на железную
дорогу. Свободна. (Кирьянова убегает).
(Девушкам): В лесу обнаружены немцы. Идём на двое суток. Заместителем на всё
время операции назначаю младшего сержанта Осянину. Вольно…
Осянина: Женя, Галя, Лиза…
Васков: Погодите, Осянина! Немцев идём ловить, не рыбу. Стрелять то умеете?
Осянина: Умеем.
Васков: Может, кто немецкий знает?
3
Гурвич: Я знаю.
Васков: Кто – я? Докладывать надо!
Гурвич: Боец Гурвич.
Васков: Как по-ихнему – руки вверх?
Гурвич: Хенде хох!
Васков: Точно. Кто по-звериному или там по-птичьему кричать может?
(Все захихикали).
Васков: Я серьёзно спрашиваю! В лесу сигналы голосом не подашь: у немца тоже уши
есть.
Гурвич: Я умею по-ослиному. И-а! И-а!
Васков: Ослы здесь не водятся. Давайте крякать учиться. Как утки.
(Показал, все рассмеялись). Ну-ка, попробуйте. (Все крякают с удовольствием).
Запомните: два кряка внимание, вижу противника. Три кряка все ко мне. (Девушки
улыбаются). А теперь: на что в пути обращать надо. Отвечать по порядку! Младший
сержант Осянина!
Осянина: Может быть, ветка сломана.
Васков: Молодец, верно.
Бричкина: С куста роса сбита.
Васков: Точно! Молодец красноармеец Бричкина.
Четвертак: Птицы кричат.
Васков: Верно. Значит, люди идут. А ещё обращайте внимание на следы. От немецких
резиновых ботинок, что ихние десантники носят. Куда они путь держат. А теперь
разуться всем!
Комелькова: Хорошо, что не раздеться…
Васков: Разговорчики, Комелькова! (Осматривает обувку девушек). Так… с такой
обувкой, в тонком чулке, не навоюешь, потому как километра через три ноги свои
собьёте до кровавых пузырей. В дорогу всем намотать портянки!
(Обуваются, Васков продолжает): Идём на двое суток. Взять сухой паёк, патронов,
подзаправиться. В пути не отставать, не разговаривать. Порядок движения будет
такой: впереди Осянина и Бричкина, на расстоянии за ними я и переводчица.
Затем в ста метрах – Комелькова и Четвертак. У кого силы много?
Бричкина: А чего? (Неуверенно).
Васков: Когда пойдём через болото, боец Бричкина понесёт вещмешок переводчицы.
Гурвич: Зачем? (С возмущением).
Васков: А затем, что не спрашивают. Комелькова!
Комелькова: Я!
Васков: Взять вещмешок у красноармейца Четвертак.
Комелькова: Четвертачок, заодно можно и винтовочку.
Васков: Разговорчики! Делать, что велят: личное оружие каждый несёт сам.
(Помолчав): Эх, девчонки, несчастный вы народ! Мужикам война эта – как зайцу
курево, а уж вам-то… На сборы даю сорок минут.
Р-разойдись! (Снял пилотку).
III. Наше время.
У обелиска Васков и его приёмный сын.
(Девушки в стороне.)
Васков (обращаясь к сыну): Все эти девушки не похожи одна на другую. У каждой
своя судьба... (Помолчав): Лиза Бричкина…
Бричкина (встаёт, рассказывает): Я родом с Брянщины. Отец лесник, я ему во всём
помогала, ухаживала за больной матерью, готовила обед, прибиралась в доме,
обходила отцовские угодья и ждала завтрашнего дня. Началась война… Я попала на
оборонные работы. Рыла окопы, попадала в окружения, выбиралась из них и снова
4
рыла. Потом оказалась где-то под Валдаем, прибилась к зенитной части. 171-й
разъезд…
Юноша1 (читает отрывок): Лиза утонула в болоте, выполняя роль связного. Жуткий,
одинокий крик долго звенел над равнодушным ржавым болотом. Лиза долго видела
синее прекрасное небо и тянулась, тянулась к нему, тянулась и верила. Она в
последний раз увидела свет солнца тёплый, нестерпимо яркий, как обещание
завтрашнего дня. И до последнего мгновения верила, что это завтра будет и для неё…
Васков: Соня Гурвич…
Гурвич (встаёт, рассказывает): Я училась в Москве, в университете. Была отличницей.
Вместо танцев бегала в читалку и во МХАТ, если удавалось достать билет на галёрку.
Готовилась к сессии. А тут… война. Я надела форму, но переводчиков хватало, а
зенитчиц – нет. Вот меня и откомандировали вместе с Женькой Комельковой на 171-й
разъезд. Любила читать стихи. Всегда носила с собой томик Блока:
Рождённые в годы глухие
Пути не помнят своего.
Мы – дети страшных лет России –
Забыть не в силах ничего…
От дней войны, от дней свободы –
Кровавый отсвет в лицах есть…
Юноша2: В расселине, скорчившись, лежала Гурвич. Гимнастёрка на груди была густо
залита кровью. Две узкие дырочки виднелись на ней. Одна в грудь шла, вторая
пониже в сердце. Соня бежала без опаски по дважды пройденному пути, торопясь
принести старшине забытый кисет. Бежала, радовалась и понять не успела, откуда
свалилась на хрупкие плечи тяжесть, почему пронзительной яркой болью рванулось
вдруг сердце… Нет, успела. И понять успела, и крикнуть, потому что не достал
немецкий нож до сердца с первого удара…
Васков: Галя Четвертак…
Четвертак (встаёт, рассказывает): Война застала меня на 3-м курсе техникума. Я так
упорно штурмовала военкомат, что меня в порядке исключения направили в
зенитчицы. Военные будни были совсем не похожи на мои представления о фронте, и
я тайком плакала по ночам. Но тут появилась Женька, и мир снова завертелся быстро
и радостно. Мы всегда были втроём – Рита, Женька и я.
Юноша3: Немцы шли молча, пригнувшись и выставив автоматы, каждый миг ожидая
встречного выстрела. Через несколько шагов они должны оказаться в створе между
Четвертак и Васковым… Вдруг Галя, выгнувшись и заломив руки за голову,
метнулась через поляну наперерез диверсантам, уже ничего не видя и не соображая.
Коротко ударил автомат. Девушка с разлёту сунулась лицом в землю, так и не сняв с
головы заломленных в ужасе рук. Последний крик её затерялся в предсмертном
хрипе…
Васков: Женя Комелькова…
Комелькова (встаёт, рассказывает): У меня с немцами имелся личный счёт. Маму,
сестру, братишку всех из пулемёта уложили. Семьи комсостава захватили и под
пулемёт. А меня эстонка спрятала в доме напротив. И я видела всё. Сестрёнка
последней упала: специально добивали… После гибели родных я осталась одна-
одинёшенька, перешла фронт и оказалась в отделении зенитчиц под началом
младшего сержанта Осяниной. Всё было как надо – я не расстраивалась.
Юноша4: Она вообще никогда не расстраивалась. Она верила в себя, и сейчас, уводя
немцев от Осяниной, ни на мгновение не сомневалась, что всё окончится
благополучно. И даже когда первая пуля ударила в бок, Женька просто удивилась.
Неправдоподобно было умирать в девятнадцать лет. Она могла бы затаиться,
переждать и, может быть, уйти. Но она стреляла, пока были патроны. И немцы добили
её в упор, а потом долго смотрели на её и после смерти гордое и прекрасное лицо…
5
Васков: Рита Осянина…
Осянина (встаёт, рассказывает): Первый день войны я встретила на заставе. Не
растерялась, не ударилась в панику, была спокойна, так как сына отправила к своим
родителям. Поэтому могла заниматься спасением чужих детей. А муж погиб на
второй день войны. Вот почему у меня имелся личный счёт с немцами. Когда меня
известили о переводе с передовой на объект, я промолчала, сбегала в штаб, поглядела
на карту и увидела, что 171-й разъезд находится недалеко от города, где остались
больная мать с сынишкой. И попросила послать туда моё отделение.
Юноша5: Рита знала, что рана её смертельна и что умирать она будет долго и трудно…
Сначала стреляли, потом вдруг стало тихо, и Рита поняла, что Женьки больше нет.
Слёзы пропали, отступили. Она не жалела себя. А думала о том, что сын её оставался
сиротой на руках у больной матери. Как сложится его жизнь? (Вернулся Васков).
Осянина: Женя погибла?
Васков (кивнул, потом сказал): Не победили они нас, понимаешь? Мы ещё живые, нас
повалить надо!..
Осянина: Погоди. Помнишь, на немцев я у разъезда наткнулась? Я тогда в город к
сыночку бегала. Позаботься о нём. Мама больна очень. Долго не проживёт.
Васков: Не тревожься, Рита, понял я всё.
Юноша5: А потом, уходя, он скорее почувствовал, чем расслышал этот слабый,
утонувший в ветвях выстрел. И, ещё боясь поверить, побежал назад, к сосне. Рита
выстрелила в висок, и крови почти не было.
Васков: 5 девчат, 5 девочек было всего, всего пятеро! А немцы не прошли, не смогли
пройти. Пятеро против шестнадцати!
(Стягивает с головы пилотку, молчание).
Сын: А зори-то здесь тихие… И чистые-чистые, как слёзы…
Юноша1: Так заканчивает свою повесть о минувшей войне писатель Борис Васильев. И
каждой строкой, обращенной к нам, предупреждает: жалость и милосердие так
необходимы нашему веку.
(в заключение спектакля-миниатюры провести обсуждение со зрителями)
__________________________________
Использованная литература.
Васильев Б. «А зори здесь тихие…». — М.: ДОСААФ, 1977.