Методическая разработка открытого урока "Мы грань земную перешли… (Культура русского зарубежья первой волны)"

1
ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ
МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ
«НОГИНСКИЙ КОЛЛЕДЖ»
МЕТОДИЧЕСКАЯ РАЗРАБОТКА ОТКРЫТОГО УРОКА ПО ДИСЦИПЛИНЕ
«ИСТОРИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ КУЛЬТУРЫ»
НА ТЕМУ:
«Мы грань земную перешли…»
(Культура русского зарубежья первой волны)
Подготовила и провела: преподаватель Бабич Т.В.
Ногинск, 2017 г.
2
Тема урока-спектакля: «Мы грань земную перешли…»
ЭПИГРАФЫ К УРОКУ:
Мы грань земную перешли,
Мир исчезающий невинен.
Уходят в море корабли
И тонут в голубой пустыне.
(3. Шаховская)
«Мы не покинули Россию, мы увезли её с собой»
(Роман Гуль)
Тип урока: литературно-музыкальная композиция с элементами спектакля.
Цели урока:
Образовательные:
- Систематизировать, углубить знания студентов.
- Проконтролировать качество усвоенных студентами знаний по данной теме.
Развивающие:
- Продолжить формировать у студентов умения - формулировать выводы, самостоятельно
строить рассказ, обобщать отдельные факты, работать с основными терминами и
понятиями.
Воспитательные:
-Воспитывать чувство прекрасного, чувство уважения к людям, создавшим шедевры
отечественной культуры Серебряного века
Формируемые УУД:
Познавательные: осознать познавательную задачу, читать, извлекая нужную
информацию, выявлять известное и неизвестное;
Коммуникативные: участвовать в общей беседе, соблюдать правила речевого поведения,
учиться работать в группе, в паре;
Регулятивные: принимать и сохранять учебную задачу, планировать в сотрудничестве с
учителем и одногруппниками необходимые действия;
Личностные: осознавать своё единство с окружающим миром.
Основные термины и понятия: эмигранты, русское зарубежье, массовый исход,
Оборудование урока: Интерактивная доска с подготовленной презентацией, кресло,
музыка С. Рахманинова и И. Стравинского.
3
Предварительная подготовка: Из числа студентов выбираются инициативные ребята на
роли поэтов Серебряного века. Им даётся задание выучить стихи Цветаевой,
Мандельштама, Бунина, Гумилёва, Блока, Ахматовой и др. Они должны за 1 час 30 мин.
«прожить» отрезок жизни великих русских поэтов, т.е. погрузиться в эпоху и постараться
погрузить остальных студентов, исполняющих роли зрителей.
Учитель является организатором и главным координатором урока-спектакля.
ХОД УРОКА
1.Организационный момент.
2.Учитель сообщает тему, цели и задачи урока.
3. Литературно- музыкальная композиция
УЧИТЕЛЬ:
Серебряный век испытал военные и социальные потрясения 1917-1920 гг. Но мощ-
ное культурное движение не могло исчезнуть в один момент только от внешних
неблагоприятных обстоятельств ведь у культуры есть собственные источники и
логика развития. Серебряный век не исчез. Отдельные его традиции продолжали
существовать некоторое время в культуре революционного романтизма, а большая
часть — в культуре «России № 2», как иногда называют русскую эмиграцию 1920-30-х гг.
Пройдет несколько десятков лет… Целая жизнь… В Россию вернётся Ирина
Одоевцева - замечательная русская поэтесса, супруга и единомышленник Георгия
Иванова, современница и ученица Николая Гумилёва, Анны Ахматовой, Ивана Бунина,
Дмитрия Мережковского.
Представим себе, что мы оказались собеседниками этой замечательной творческой пары.
Звучит музыка Сергея Рахманинова.
И.Одоевцева:
Художественная культура русского зарубежья в меньшей степени была поставлена
перед дилеммой выживания или адаптации. Здесь разграничение прошло не между выбором
сохранить или приспособиться, а между теми, кто оказался в эмиграции, и теми, кто остался.
События революции и гражданской войны разломили Серебряный век на две неравные
части. Волею судеб часть деятелей русской культуры остаются в голодающей России. Это
Александр Блок, Анна Ахматова, Николай Гумилёв, Осип Мандельштам.
4
А.Блок:
Двадцатый век… ещё бездомней,
Ещё страшнее жизни мгла,
Ещё чернее и огромней
Тень Люциферова крыла.
И отвращение от жизни,
И к ней безумная любовь,
И страсть, и ненависть к отчизне…
И черная земная кровь
Сулит нам, раздувая вены,
Все разрушая рубежи,
Неслыханные перемены,
Невиданные мятежи…
Георгий Иванов:
Русская эмиграция после революции и гражданской войны выделяется массовостью
исхода за короткое время (по различным данным, в течение нескольких лет Россию
покинули около двух миллионов человек). Но главное отличие состояло в том, что русские
беженцы стали эмигрантами вопреки своему желанию, а оставленная ими родина
изменилась самым радикальным образом.
И.Одоевцева:
Здесь, за рубежом оказались блестящие деятели Серебряного века: Иван
Александрович Бунин, Дмитрий Мережковский, Зинаида Гиппиус, Марина Цветаева,
Георгий Иванов.
Ведущим культурным феноменом истории русской эмиграции стала литература.
Изобразительное и музыкальное творчество по сути своей более интернационально.
Литература же хранила главное: язык, мысль.
5
И. А. Бунин был олицетворением лучших традиций русской литературы. Все
признавали его талант, хотя он мало общался с парижской литературной богемой. Но для
большинства русских литераторов за границей лидерство И.А. Бунина было вне сомнений.
Там были опубликованы самые знаменитые его произведения: «Темные аллеи»,
«Митина любовь», «Дело корнета Елагина», автобиографическая «Жизнь Арсеньева».
Никто, кроме него, в русской литературе не умел с таким мастерством передать запахи,
ощущения. Его рассказ «Антоновские яблоки» целиком построен на воссоздании у
читателя ощущения «холодной хрусткости» и яблочного аромата «меда и осенней
свежести», наполняющего сад. Описаниями «темных аллей» и жизни в старых
русских усадьбах писатель словно делал читателя своим земляком, так же, как он,
хорошо знавшим родные места. Надо ли говорить, какое впечатление такая проза
производила на тосковавшего по родине эмигранта?
Георгий Иванов:
Писатель действительно был влюблен в старую дворянскую культуру. Его кумирами
в литературе были Тургенев, Толстой и Чехов. Так же, как у них, проза И.А. Бунина
исключительно музыкальна и так же чист и прозрачен русский язык. Но сильнее,
чем этих мастеров, эмигрантского писателя Бунина привлекала тема любви и смерти.
Собственно все его произведения, написанные вдали от родины, об этом.
И.Бунин:
У птицы есть гнездо, у зверя есть нора.
Как горько было сердцу молодому,
Когда я уходил с отцовского двора,
Сказать прости родному дому!
У зверя есть нора, у птицы есть гнездо,
Как бьётся сердце горестно и громко.
Когда вхожу, крестясь, в чужой, наёмный дом
С своей уже ветхою котомкой!
И.Одоевцева:
Он умер в Париже в 1953 г., так и не примирившись с советской властью. Его могила
на русском кладбище Сент-Же-невьев де Буа под Парижем до сих пор самая почитаемая.
6
Присуждение Нобелевской премии И.А. Бунину в 1933 г. стало триумфом всей
русской эмиграции. Соперниками Бунина были Д.С. Мережковский и A.M. Горький.
То, что нобелевский комитет отдал предпочтение не представителю пролетарской
литературы и не «европеизированной» прозе Д.С. Мережковского, а хранителю
традиций классической русской литературы И.А. Бунину, стало выражением
признания успеха «хранительной» культурной миссии русской эмиграции.
И. Бунин:
«Есть нечто незыблемое, всех нас объединяющее: свобода мысли и совести... Для
писателя эта свобода необходима она для него догмат, аксиома».
Георгий Иванов:
Исторической миссией русской эмиграции после революции стало сохранение и
развитие уже исчезнувшей культуры в традициях Серебряного века. Эта особенность
сделало русскую культуру культурным феноменом. В эти трагические годы оставшийся в
России Николай Гумилёв напишет:
Николай Гумилёв
В оный день, когда над миром новым
Бог склонял лицо своё, тогда
Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города.
И орёл не взмахивал крылами,
Звёзды жались в ужасе к луне,
Если, точно розовое пламя,
Слово проплывало в тишине
…………………………………..
Но забыли мы, что осиянно
Только слово средь земных тревог,
И в Евангельи от Иоанна
Сказано, что слово это Бог
Мы ему поставили пределом
Скудные пределы естества,
И, как пчелы в улье опустелом,
Дурно пахнут мертвые слова.
7
И. Одоевцева:
За пределами России оказалась едва ли не половина творчески активных
носителей прежней культуры, ведущих творцов философии и искусства Серебряного
века. В целом создалась уникальная ситуация. Нет государства, нет своего
правительства, нет экономики, нет политики — а культура есть. История поставила
жестокий эксперимент, который подтверждал высказанную еще самими деятелями
Серебряного века истину. Главное в сохранении национального лица это не
государство и не экономика, а культура. Распад государства не влечет за собой гибели
нации. Только гибель культуры означает ее исчезновение.
Эта эфемерная «Россия 2», не имея ни столицы, ни правительства, ни законов,
разбросанная по разным странам мира, держалась только одним сохранением
прежней культуры России в чужом культурном и национальном окружении. В этом
эмиграция видела единственный исторический смысл случившегося, смысл своего
существования.
Д.С. Мережковский:
«Мы не в изгнании. Мы в послании»
Георгий Иванов:
И у тех, кто вынужден был уехать, и у тех, кто остался, был свой, особый взгляд
на происходящее, своя, особая правда.
Анна Ахматова:
Мне голос был. Он звал утешно,
Он говорил: «Иди сюда,
Оставь свой край глухой и грешный,
Оставь Россию навсегда.
Я кровь от рук твоих отмою,
Из сердца выну черный стыд,
Я новым именем покрою
Боль поражений и обид».
8
Но равнодушно и спокойно
Руками я замкнула слух,
Чтоб этой речью недостойной
Не осквернился скорбный дух.
М.Цветаева:
Белая гвардия, путь твой высок:
Черному дулу грудь и висок.
Божье да белое твое дело:
Белое тело твое в песок.
Не лебедей это в небе стая:
Белогвардейская рать святая
Белым видением тает, тает
Старого мира последний сон:
Молодость Доблесть Вандея Дон.
Анна Ахматова:
Не с теми я, кто бросил землю
На растерзание врагам.
Их грубой лести я не внемлю.
Им песен я своих не дам.
Но вечно жалок мне изгнанник,
Как заключённый, как больной.
Темна дорога твоя, странник,
Полынью пахнет хлеб чужой
А здесь, в глухом чаду пожара
Остаток юности губя,
Мы ни единого удара
9
Не отклонили от себя.
И знаем, что в оценке поздней
Оправдан будет каждый час…
Но в мире нет людей бесслёзней,
Надменнее и проще нас.
М.Цветаева:
Кто уцелел – умрёт, кто мертв – воспрянет.
И вот потомки, вспомнив старину:
-- Где были вы?- Вопрос как громом грянет,
Ответ как громом грянет: - на Дону!
- Что делали?- Да принимали муки,
Потом устали и легли на сон.
И в словаре задумчивые внуки
За словом: долг напишут слово: Дон.
И. Одоевцева:
Ощущение смуты «неуправляемых стихий», гибель старого и рождение нового,
неведомого мира владело всеми.
В 1919 г. А.А. Блок напишет статью, под названием «Крушение гуманизма». В
этой статье он увидел будущую Россию как тоталитарное государство, которому уже
ничего не стоит подчинить, поставить себе на службу человека, культуру.
И уже после трагической смерти Блока и расстрела Гумилева в 21 году Осип
Мандельштам напишет:
О. Мандельштам:
Век мой, зверь мой, кто сумеет
Заглянуть в твои зрачки
И своею кровью склеит
Двух столетий позвонки?
10
Кровь-строительница хлещет
Горлом из земных вещей,
Захребетник лишь трепещет
На пороге новых дней.
………………………….
И ещё набухнут почки.
Брызнет зелени побег,
Но разбит твой позвоночник,
Мой прекрасный, жалкий век!
Георгий Иванов:
Стремление дистанцироваться от окружающей их жизни другого государства
характерно для эмиграции 20-х гг. Было создано столько чисто русских учреждений, что
можно было родиться, учиться, жениться, работать и умереть, не сказав ни слова по-
французски. Среди эмигрантов бытовала даже такая шутка: «Хороший город Париж,
только французов здесь многовато».
Столицей русской культурной жизни за рубежом был Париж, точнее район Пасси,
где жило большинство русских литераторов, в том числе Бунин и Мережковский.
Здесь, по выражению Н.А. Тэффи, были наконец «распакованы культурные
чемоданы».
Звучит музыка С.Рахманинова
И. Одоевцева:
Но настоящим, полноценным литературным салоном, подобным тем, что
существовали в России «золотого» пушкинского века, были воскресные собрания в
квартире З.Н. Гиппиус и Д.С. Мережковского на улице Колонель Боннэ.
Здесь собирались и литературные мэтры и молодые литераторы эмиграции, поли-
тики, философы, иногда заходил и Бунин. Царицей салона была сама хозяйка
«великолепная Зинаида».
Внешность З.Н. Гиппиус и ее манера говорить запоминались сразу. Она была
великой спорщицей, почти никогда н