Презентация "Развитие жизни в позднем палеозое (девонский период)" 11 класс


Подписи к слайдам:
Развитие жизни в позднем палеозое (девонский период)

Развитие жизни в позднем палеозое (девонский период)

Презентация по биологии

ученика 11 «А» класса

МАОУ «Гимназия №3»

Конончука Никиты

Первая половина девона ничем особо не примечательна. Очень понемногу, постепенно, развивается в море то, что появилось в силуре; продолжает медленно завоёвывать пространства наземная растительность. Словно какая-то сила не давала вырваться наружу тем возможностям, которые уже таились в новых формах жизни. Или это было своеобразное «затишье перед бурей», или природа, словно хищник, готовилась к очередному прыжку эволюции. Блестящие и грозные события на планете разразились позже, во второй половине этого периода — среднем и позднем девоне. Это было «время высокого стояния материков», т.к. уровень Мирового океана понизился. Разрушая материки, реки сносили в море огромное количество песка, который накапливался неподалёку от берега. А в морях после раннедевонского затишья произошёл настоящий «взрыв» численности и разнообразия фауны. Наиболее впечатляющим выглядело рыбное «население». Поэтому девон часто называют «веком рыб».

Действительно, они были очень разные. Появились закованные в костяные доспехи пластинокожие рыбы, среди которых 9-метровый динихтис (что означает «ужасная рыба»); кистепёрые — предки четвероногих. Двоякодышащие научились дышать воздухом и поэтому могли пережить отступление моря. Вместе с ними появились акулы, скаты и вымершие «колючие рыбы» — акантоды — с двумя рядами растянутых на длинных шипах плавников по бокам брюха. Уже существовали и первые лучепёрые рыбы, хозяева современных морей. Заканчивали свой век бесчелюстные рыбообразные существа, не способные хватать, а лишь цедившие воду. Действительно, все группы рыб были представлены в девоне.

Действительно, они были очень разные. Появились закованные в костяные доспехи пластинокожие рыбы, среди которых 9-метровый динихтис (что означает «ужасная рыба»); кистепёрые — предки четвероногих. Двоякодышащие научились дышать воздухом и поэтому могли пережить отступление моря. Вместе с ними появились акулы, скаты и вымершие «колючие рыбы» — акантоды — с двумя рядами растянутых на длинных шипах плавников по бокам брюха. Уже существовали и первые лучепёрые рыбы, хозяева современных морей. Заканчивали свой век бесчелюстные рыбообразные существа, не способные хватать, а лишь цедившие воду. Действительно, все группы рыб были представлены в девоне.

И тем не менее с таким же основанием девон можно было бы назвать «веком головоногих моллюсков». В это время к уже известным древним группам моллюсков с наружной раковиной прибавились первые аммоноидеи с закрученной в плоскую спираль раковиной и более совершенным способом управления своим подводным поплавком (их ожидало блестящее будущее в мезозое). Появились и первые кальмароподобные формы — у них раковина облекалась мягкими покровами, что давало большую обтекаемость и позволяло быстрее двигаться и маневрировать в толще воды. Их расцвет тоже ещё предстоял.

Динихтис

Акантод

Необычайного развития достигли также донные прикреплённые организмы — брахиоподы и мшанки. Вместе с кораллами, строматопорами, морскими лилиями они строили грандиозные рифовые массивы, сохранившиеся доныне в виде огромных известняковых пластов. К середине девона жизнь в море достигла невиданного ранее расцвета. Однако события, последовавшие в конце девона одно за другим, постепенно разрушили этот подводный рай. Действительно, на пластах горных пород, которые буквально переполнены остатками кораллов, брахиопод, морских лилий, лежат чёрные сланцы, лишённые остатков донной фауны.

Необычайного развития достигли также донные прикреплённые организмы — брахиоподы и мшанки. Вместе с кораллами, строматопорами, морскими лилиями они строили грандиозные рифовые массивы, сохранившиеся доныне в виде огромных известняковых пластов. К середине девона жизнь в море достигла невиданного ранее расцвета. Однако события, последовавшие в конце девона одно за другим, постепенно разрушили этот подводный рай. Действительно, на пластах горных пород, которые буквально переполнены остатками кораллов, брахиопод, морских лилий, лежат чёрные сланцы, лишённые остатков донной фауны.

Брахиопод

Мшанки

Чёрные сланцы образуются там, где придонные воды заражены сероводородом (явление, подобное тому, которое наблюдается в современном Чёрном море). Неоднократное повышение уровня сероводородного заражения убивало донную жизнь на обширных мелководьях и подвергало всё большим и большим испытаниям наиболее богатые жизнью прибрежные районы моря. Роковое событие — «великое массовое вымирание» — произошло 367 млн лет назад. За короткий по геологическим часам срок (около 500 тыс. лет) рухнула вся общемировая система рифовых сообществ. Исчезли не только рифостроители, но и организмы, чья жизнь была тесно связана с экологической системой коралловых рифов. Потрясение было столь сильным, что кораллы не могли от него оправиться в течение примерно 70 млн лет. Лишь к концу следующего, каменноугольного, периода кораллы снова «научились» строить рифы. Другие животные, особенно те, которые не были тесно связаны с рифами, «опомнились» достаточно быстро, а некоторые даже продолжали благоденствовать. Так, необычайного развития достигли некоторые из аммоноидей — внезапно возникшие климении, а также рыбы.

Чёрные сланцы образуются там, где придонные воды заражены сероводородом (явление, подобное тому, которое наблюдается в современном Чёрном море). Неоднократное повышение уровня сероводородного заражения убивало донную жизнь на обширных мелководьях и подвергало всё большим и большим испытаниям наиболее богатые жизнью прибрежные районы моря. Роковое событие — «великое массовое вымирание» — произошло 367 млн лет назад. За короткий по геологическим часам срок (около 500 тыс. лет) рухнула вся общемировая система рифовых сообществ. Исчезли не только рифостроители, но и организмы, чья жизнь была тесно связана с экологической системой коралловых рифов. Потрясение было столь сильным, что кораллы не могли от него оправиться в течение примерно 70 млн лет. Лишь к концу следующего, каменноугольного, периода кораллы снова «научились» строить рифы. Другие животные, особенно те, которые не были тесно связаны с рифами, «опомнились» достаточно быстро, а некоторые даже продолжали благоденствовать. Так, необычайного развития достигли некоторые из аммоноидей — внезапно возникшие климении, а также рыбы.

Климения

Первый выход на сушу сделали позвоночные животные и брюхоногие моллюски: в результате этого появились первые примитивные четвероногие — амфибии (земноводные) и наземные улитки. Может быть, это было бегство от гибельных коварных событий, которые происходили в море, ведь они практически не затронули сушу. На ней растительность всё более расцветала и упорно продвигалась в глубь континентов. Появились не только ползучие и низкорослые растения, но и кустики, и невысокие (до 10 м) деревья: хвощевидные, плауновидные, папоротники и первые голосеменные; но не те хвойные растения, к которым мы привыкли, а нечто похожее и на пальму, и на папоротник одновременно — Cycadofilicales. Попытка сохранить прежнее благоденствие оказалась не очень удачной. Через 5 млн лет новое вымирание затронуло уже буквально все группы обитателей моря. Хотя опустошение было столь же кратковременным, как и прежнее, но восстановление разнообразия жизни после него происходило значительно медленнее. Волна эволюции переместилась с моря, где природа уже испробовала почти все варианты, на сушу, которую ещё предстояло освоить

Первый выход на сушу сделали позвоночные животные и брюхоногие моллюски: в результате этого появились первые примитивные четвероногие — амфибии (земноводные) и наземные улитки. Может быть, это было бегство от гибельных коварных событий, которые происходили в море, ведь они практически не затронули сушу. На ней растительность всё более расцветала и упорно продвигалась в глубь континентов. Появились не только ползучие и низкорослые растения, но и кустики, и невысокие (до 10 м) деревья: хвощевидные, плауновидные, папоротники и первые голосеменные; но не те хвойные растения, к которым мы привыкли, а нечто похожее и на пальму, и на папоротник одновременно — Cycadofilicales. Попытка сохранить прежнее благоденствие оказалась не очень удачной. Через 5 млн лет новое вымирание затронуло уже буквально все группы обитателей моря. Хотя опустошение было столь же кратковременным, как и прежнее, но восстановление разнообразия жизни после него происходило значительно медленнее. Волна эволюции переместилась с моря, где природа уже испробовала почти все варианты, на сушу, которую ещё предстояло освоить